Общество

Мировоззрение, отличное от генеральной линии церкви и правительства, попало под запрет

21 февраля 2013 15:37 Дмитрий Ольшанский
версия для печати
На днях несколько групп «ВКонтакте», посвященных идее бездетного образа жизни, были заблокированы по требованию надзорного ведомства. По официальной версии, в прокуратуру поступило заявление, что в этих группах «пропагандируют нарушения прав несовершеннолетних»…
Мировоззрение, отличное от генеральной линии церкви и правительства, попало под запрет Фото: flickr.com ( x-ray delta one)/Дмитрий Кутиль

Просто диву даешься, как активно всё вокруг стали запрещать в последние месяцы: куда не посмотришь – тут пропаганда, там педофилия, ювенальная юстиция полным ходом наступает и уже не за горами новые запреты на бездетность, санкции, штрафы, закручивание гаек и крестов в мозги.

С одной стороны, нельзя не согласиться с теми, кто говорит о дискриминации по возрастному принципу (как существует притеснение по национальному признаку, цвету кожи, половой ориентации, состоянию здоровья и т.п.). Но с другой стороны, нельзя отказать в логике тем, кто требует уважения к своему «-изму» и своей системе ценностей. А в данном случае ведь именно они оказались жертвами. Вопрос, стало быть, касается вообще свободы мысли: можешь ли ты исповедовать мировоззрение, отличное от генеральной линии церкви и правительства? Или желание просто пожить для себя без детей уже приравнивается к «пропаганде чего-то там с несовершеннолетними»?

Чтобы решить эту дилемму, как представляется, нужно различать свободный выбор человека и, с другой стороны, ту идеологию, которой он при этом пользуется. У кого-то нет детей просто потому, что он не хочет, но под идеологией «чайлдфри» он никогда не подпишется. У кого-то дети есть, но со временем он становятся убежденным сторонником и даже пропагандистом доктрины «свободы от детей». И тех и других я знаю лично. Поэтому люди-без-детей – отдельно, идеология «чайлдфри» – отдельно. 

Когда чайлдфришник рассказывает мне, что приглашает девушку в ресторан, чтобы сделать ей предложение, а там резвятся чужие дети и разрушают всякую романтическую обстановку, на которую он рассчитывал, я его в чем-то понимаю. Дети мешают получению культурно-развлекательной услуги, за которую товарищ заплатил своим кровным рублем. Всё капиталистично. А значит, логично и правильно.

Но в то же время я думаю совершенно про другое. Кто в этой ситуации является субъектом: почему про детей он говорит мне как о внешнем факторе раздражения? Вроде как налетели голуби, нагадили в суп и «разрушили романтическую обстановку». Почему о детях он отзывается как о предметах, создающих шум и беготню, и совершенно игнорирует их личность? Просто интересно.

А что, если на ситуацию посмотреть другими глазами, глазами детей: мы тут играем, а какой-то дядя с постной физиономией постоянно косится на нас, жалуется родителям и портит нам всё настроение? – А ведь такая версия событий тоже вполне имеет право на существование, если считать детей людьми.

Глазами ресторатора ситуация выглядит, конечно, идеально: «и те и другие платят мне деньги, поэтому проблемы не существует», поэтому он и не считает нужным устраивать у себя игровую комнату или чил-аут для сердечных признаний. А это и провоцирует подобного рода конфликты. Словом, капиталистам тоже стоит задуматься о правильной организации своих помещений.

Но есть еще и моральный парадокс: если исходить из того, что «моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого», то возникает вопрос, кого считать этим «другим»? Кто имеет право ограничить мою свободу? Это не только юридической вопрос, но и мировоззренческий: кто является моим «ближним»? В ком я готов признать такого же человека, как я сам? И дело здесь не только в детях. А в том, считаешь ли ты такими же людьми, как ты сам,  инвалидов, психически больных, стариков, гомосексуалистов, курильщиков, гастарбайтеров? – словом, все те меньшинства, которые на каждом шагу подвергаются ограничениям в правах. И касается этот вопрос не столько буквы закона, сколько той тонкой нравственной грани, которая отделяет «зародыш» от «личности», или «личность» от «овоща», или «личность» от «чурки». Готов ли ты проявлять уважение к личности того, кто совсем на тебя не похож? Вот в чем вопрос.

И если уж говорить о детях, то одна из задач воспитания состоит именно в том, чтобы научить ребенка смотреть на себя со стороны, относиться критически к своим поступкам и предвидеть, как они могут отразиться на других: например, стоит ли беситься в том месте, где все взрослые сохраняют постные мины? Или стоит ли своей будущей жене показывать все свои неврозы и киндер-фобии? Или стоит ли в очередной раз запрещать и наказывать, так и не разобравшись в ситуации, наивно полагая, что насилием и лишением можно сделать людей счастливыми. Вопрос ко всем.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram





Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Нужно ли передавать Исаакий РПЦ?

Проголосовало: 9047

Все опросы…