Общество

Молодая женщина и ее мама взяли под опеку 17 девочек и сделали из замарашек принцесс

12 марта 2013 10:22 Татьяна Морозова
версия для печати
Юлии Егоровой 31 год. В детстве она мечтала стать ветеринаром, учителем или врачом. Теперь она хозяйка целого семейного дома, мама приемной семьи на 17 девочек, владелица небольшого скотного двора в городке Сланцы Ленинградской области. Они с ее мамой Валентиной живут в большом двухэтажном доме, выращивают бычков, индюков и кур, пекут по вечерам пироги, делают уроки, обсуждают местных мальчишек, ссорятся, поют, вяжут.
Молодая женщина и ее мама взяли под опеку 17 девочек и сделали из замарашек принцесс Фото: flickr.com ( emma freeman portraits, Ed Yourdon)/Дмитрий Кутиль

«Почему только девочки?» - спрашиваю. Отвечает: «Так само получилось». Действительно, к ним с мамой Валентиной Николаевной как магнитом притягиваются девочки, находя здесь свой родной дом.

Все началось, когда Валентина Николаевна привела 10-летнюю Юлю в воскресную школу при церкви. А в 20 лет ей доверили проводить занятия по Библии для детей.

«Мы стали ездить в маленькую деревню в Сланцевском районе - Загривье, рассказывали детям библейские истории. Но увидели, что уроками не обойдешься: педикулез, чесотка,  антисанитария, пьяные родители… В итоге библейские занятия превратились в спасение деревенских детей. Мы привозили одежду, еду, разговаривали с родителями, устраивали санобработку в домах. Но возвращаясь через неделю, видели, что в квартирах снова жуткая грязь, еды нет, а родители пьяны».

Вдруг к Егоровым домой приехала 14-летняя Оксана. Она сказала, что бабушка, с которой жила девочка, умирает, а папе она не нужна. И если они ее не возьмут к себе, то ее отдадут в интернат. Оксана была настоящей грозой Загривья: прогуливала школу, а один раз переплыла Плюссу и оказалась в Эстонии, откуда ее доставляла милиция. Но Юля и тетя Валя решились.

«Девочку как подменили. У нас дома она взялась за учебу, исправлялась на глазах. Поступила в техникум, а потом устроилась в местное отделение милиции, стала следователем. Сейчас ей 24 года, она уже замужем и сама мама», - рассказывает Юлия.

Затем  мама еще одной девочки из Загривья уехала в Петербург,  оставив ребенка – Наташу – одну. Узнав об этом, Егоровы тоже оформили опеку. Потом была Настя. «Я помню ее маленькой девочкой, она приходила на библейские уроки, а потом пропала. Оказалось, папу посадили в тюрьму, а ее отправили в детский дом. А Вика с Юлькой приехали к нам домой летом 2007 года и сказали, что дома жить не могут, так как родители постоянно пьяные,» - вспоминает Юлия.

Так и повела народная тропа к ним девчонок одну за другой. Шестерых оформили приемными к Валентине Николаевне, шестерых – к Юлии. Но живут они все вместе: Юля – мама, тетя Валя – бабушка.

Конечно, не всегда все получается гладко. «Моя мама – человек добрый, старых принципов, а тут, можно сказать, вчерашние трудные подростки! Услышит, что кто-то курил – за сердце хватается. А что было, когда Наталья, за то, что мы ей свободы не давали, на нас заявление в милицию написала! - рассказывает мама Юля - А еще для нас был стресс, когда девчонки в 15-16 лет все влюбляться начали. Да до того, что из дома, куда глаза глядят, им бы идти за своими кавалерами. Такие страсти кипели. И мы-то не знали, что делать. Хорошо, из фонда «Родительский мост» приехала психолог Татьяна Дорофеева, провела с нами и с девочками занятия, все немного успокоились. Они не получили любви в детстве, и теперь легко привязываются ко всем».

Сейчас у Егоровых выработалась своя система: есть дежурство по кухне, есть и свои обязанности у всех. Животными занимаются Настя, Вика, Тоня, Ксюша. Утром покормить, сено дать, воды, убрать. На днях бычка на мясо продавали, так рев был на всю округу. Девчонки просят лошадь, но для семьи это дорого.

По выходным приезжают старшие – студентки, девочки устраивают большой стол с пирогами, тортами собственного приготовления. И вместе поют песни - старый деревенский обычай. Пятеро девочек уже выросли и живут отдельно, кто-то навещает, а кто-то живет своей жизнью.

Юлия затрудняется ответить, кто она – мама или воспитательница семейного детского дома. «Мне кажется, что нельзя оценивать это как работу, мы в постоянном процессе, мы учимся любить друг друга, прощать, мы ругаемся, а потом миримся, мы учимся жить вместе. И, конечно, возникают родственные чувства. Я горжусь своими детьми, я переживаю за них, иногда мне бывает стыдно за их поведение, потому что это мои дети», - говорит она.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Семья Юлии и Валентины Егоровых»
  • Фоторепортаж: «Семья Юлии и Валентины Егоровых»
  • Фоторепортаж: «Семья Юлии и Валентины Егоровых»
  • Фоторепортаж: «Семья Юлии и Валентины Егоровых»
  • Фоторепортаж: «Семья Юлии и Валентины Егоровых»
  • Фоторепортаж: «Семья Юлии и Валентины Егоровых»
  • Фоторепортаж: «Семья Юлии и Валентины Егоровых»
  • Фоторепортаж: «Семья Юлии и Валентины Егоровых»
  • Фоторепортаж: «Семья Юлии и Валентины Егоровых»
  • Фоторепортаж: «Семья Юлии и Валентины Егоровых»
  • Фоторепортаж: «Семья Юлии и Валентины Егоровых»

 

Девочки

 

Оксана, 24 года.   «Окончила индустриальный техникум, работает в полиции, два года назад вышла замуж, родила сына».

Наталья, 21 год.  «Окончила индустриальный техникум, работает, живет отдельно, отношения не сложились».

Настя, 18 лет.  «Мы взяли ее на летние каникулы из детского дома, ей было 11 лет, а потом она осталась. Настюха учится  на первом курсе вуза по специальности «таможенное дело», но по-прежнему живет с нами. Однажды к нам приехал ее биологический отец и предложил Насте жить с ним, хотел восстановиться в родительских правах. Но девочка выбрала остаться с нами, а с папой просто поддерживает связь». 

Алина, 20 лет.  «Она была подружкой Насти – та и уговорила ее взять. Алину забирали с диагнозом «умственная отсталость». Оказалось, что она была просто неразговорчивая. Учится в Петербурге в 1-м меде на врача-педиатра, первый курс, на выходные  приезжает к нам и решает всем задачки по алгебре».

Вика, 19 лет.  «Приехала и заявила, что не поедет больше домой, так как там все пьяные. Через месяц ее мама умерла от туберкулеза. Девочка плохо училась в школе, но поступила в лицей на «оператора швейного оборудования». И вдруг начала учиться на одни пятерки, идет на красный диплом».

Юля, 18 лет.  «Спортсменка, выводила школу на лучшие показатели по бегу, плаванию, баскетболу. После лишения мамы родительских прав сохранила с ней отношения, всегда ездила к ней в гости, возила подарки, заботилась о здоровье. Поступила в гатчинский педагогический  колледж  на учителя физкультуры, живет уже отдельно».

Ира, 21 год «Пришла к нам, когда ей было уже 16 лет. У нас очень не просто складывались отношения, но мы все равно дожили вместе до совершеннолетия, после чего она уехала учиться на ветеринарного фельдшера».

Вера, 22 года «Я забирала ее из отделения милиции после того, как она убежала от своего предыдущего опекуна, ей было уже 17 лет. На свое совершеннолетие Вера ушла жить к своему молодому человеку».

Надя, 15 лет. «Мы познакомились с ней в больнице весной 2008 года. Это была очень любознательная девочка, огромные глаза. Открытая и добрая. Она заканчивала 4 класс, сразу рассказала, что у нее есть дедушка, но он старенький, и поэтому она живет в интернате. Мы подружились,  стали брать ее в гости, и 1 сентября она уже жила в нашей семье. Дедушку навещали, но потом он умер. Девочка увлекается спортом, медалей целая коробка».

Катя, 15 лет. «Когда мы приезжали за Надей в интернат,  много детей хотело с нами общаться, а Катя стояла в сторонке и застенчиво улыбалась, но подойти боялась. Директор интерната сказал, что это особенная девочка, и она не идет на контакт  с людьми. Мне так захотелось изменить ее жизнь, потому что в условиях интерната у нее не было шанса раскрыться. Я помню, как подошла и сказала, что хочу взять ее в гости, она ничего не ответила, а только кивнула в ответ. Мы вместе уже пять лет, Катюша стала намного контактнее».

Карина, 16 лет.  «Мы с Надей и Катей 1 сентября поехали в интернат подарить учителям по розочке. К нам подошла Карина и говорит: «Меня тоже в семью забирают, я скоро в интернате жить не буду». Но ее так и не забрали. Потом она стала с нами жить. У нее открылся талант кондитера».

Ксюша, 14 лет.  «Когда мы первый раз встретились, было видно, что ребенок – ничей. Некому  пришить пуговицу, некому красиво одеть. На лице - боевая раскраска, там была собрана вся косметика интерната. Огромные ресницы, выразительные глаза, Ксюша хорошо учится, занимается пением. Ее самооценка стала намного выше, а косметики на лице почти нет».

Тоня, 12 лет,  родная сестра Ксюши. «Девочки жили в разных учреждениях. Они долго привыкали друг к другу, постоянно ругались, соревновались, казалось, что зря мы их взяли в одну семью. Но сейчас, пройдя через все это, я понимаю, как нужно было им научиться любить друг друга. Недавно Тоня писала на конкурс доклад «Мой самый близкий человек» - о тете Вале. Писали, правда, все - сгрудившись у компьютера, тетя Валя ошибки поправляла, Настя печатала. Доклад занял первое место».

Вика, 14 лет. «Девочка  училась в интернате вместе с Катей, сначала взяли Вику на лето в гости. А в августе уезжать от нас Вика не захотела. У Вики есть мама, которую она очень любит, часто ездит к ней в гости, переживает за нее, очень хочет, чтобы мама изменила свой образ жизни». 

Люба – 14 лет. «Очень красиво рисует, но отучаем рисовать всякие ужасы. Попала к нам после расформирования местного интерната вместе с Лизой».

Лиза – 16 лет. «Очень влюбчивая, за каждого кавалера готова выйти замуж. Пока удается отговаривать. Дали задание - сшить себе свадебное платье. Но пока шила, появился новый жених, требуем, чтобы пришел познакомиться».

Алена, 10 лет. «Девочку направил Комитет по образованию, она была в очень запущенном состоянии. Сейчас Алена хорошо учится в школе, полюбила компьютерные игры».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 168

Все опросы…