Общество

Сердобольность вошла в моду в Петербурге, как гаджеты Apple и фото через Instagram

18 марта 2013 16:45 Юлия Галкина
версия для печати
Одни блогеры собирают деньги для пожилой переводчицы, которой, по их мнению, нечего есть. Другие - для бездомного, обитающего рядом с метро «Горьковская». Но, как выяснилось, и переводчица, и бездомный в материальной помощи не нуждаются. Много и других примеров - порывов помогать, толком не разобравшись, а надо ли: сердобольность вошла в моду в Петербурге, как гаждеты Apple и фото через Instagram.
Сердобольность вошла в моду в Петербурге, как гаджеты Apple и фото через Instagram Фото: Flick ( 401(K) 2012)/Дмитрий Кутиль

Сердобольных людей в Петербурге становится всё больше. За последние 3-4 года стали появляться сообщества волонтеров, не причисляющих себя ни к одному фонду или благотворительной организации – говорит представитель «Ночлежки» (помогает бездомным) Виктория Рыжкова. Николай Алексеев, создатель группы «Возрождение», которая, среди прочего, занимается помощью детдомовцам и малоимущим семьям, отмечает, что за последние два года количество желающих участвовать увеличилось процентов на 20: «Это помощь любого рода, не только деньгами: одежда, продукты, забрать-отвезти вещи. Многие помогают общением с ребятами в детских домах».

Объяснений тому, что всё больше людей предпочитают равнодушию соучастие, несколько, говорит социолог Роман Могилевский: рост гражданского общества, активность так называемого креативного класса, смысл жизни представителей которого сводится не только к потреблению и накоплению. «Есть и разочарование в способности большого обюрокраченного общества решать некоторые конкретные проблемы людей». «Развиваются социальные сети интернета, информации больше – а значит, больше доверия: человек может проконтролировать свою помощь», - добавляет Николай Алексеев. «В принципе, человек человеку – и так друг, но этот вопрос связан еще и с уровнем жизни. Сейчас не настолько голодное время, чтобы каждый был сам за себя. Мы на той ступени, когда можно подумать и о других», - считает Виктория Рыжкова.

Иногда помощь другим говорит о том, что у человека включился компенсаторный механизм: я когда-то не помог себе или близкому – и теперь компенсирую это, помогая другому, считает директор по развитию информационно-консультативного центра ООО «Психометрика», практикующий психолог Максим Защиринский.  «Кроме того, в крови у наших предков – и это воспевается в сказках, в эпосе – братство и единство русского народа. Русскому человеку в принципе свойственен альтруизм. Мы готовы друг другу помочь – иногда в ущерб своим интересам. И это то, что поощряется христианством. Но, к сожалению, с приходом эпохи индивидуализма стал одновременно действовать принцип «моя хата с краю», «всё гребу под себя». Возможно, повлияла рыночная экономика: как можно накопить состояние, если ты помогаешь бедным? Индивидуализм ассимилировался с пресловутым русским единством и выродился в социальную активность в том виде, в котором мы ее наблюдаем. Как сказал один из преподавателей факультета психологии СПбГУ, «люди стараются догнать и причинить добро».  

Еще одна причина, которая вдохновляет многих на волонтерство и благотворительность – одиночество души. Человек, обремененный большой семьей, будет, скорее, стараться помочь близким – а не далеким и неведомым. Некоторые из которых, как выясняется, в бездумной помощи вовсе не нуждаются.

Недавно по блогосфере обильными перепостами стала распространятся информация о якобы бедствующей 81-летней переводчице с мировым именем. Галина Усова продает свои книги рядом с метро «Политехническая»: неравнодушные граждане решили, что это она от бедности и голода. Объявили сбор денег. Такая активность переводчицу удивила и даже, говорят, немного оскорбила: журналистам Усова рассказала, что у нее нормальная пенсия, она не голодает – а книги продает просто из желания популяризировать творчество.

Еще одна история про причинение добра: рядом с метро «Горьковская» уже несколько лет обитает бездомный Вячеслав Раснер. Буквально живет там – вместе с несколькими своими собаками. Ему неоднократно пытались помочь неравнодушные граждане: «ВКонтакте» даже есть группа помощи Раснеру. Бесполезно: бездомному и так хорошо. «Ему дают деньги – ситуация не меняется. Вероятно, у него деформация личности, и ему нужна помощь специалистов. Было бы здорово показать его врачам, но не получается. Он отказывается от предлагаемого жилья: говорит, я петербуржец и буду жить здесь, в центре. А люди продолжают уговаривать его. Некоторым важен сам факт: никто не помогает – а мы помогаем. А человеку, на самом деле, не нужна такая помощь», - говорит Виктория Рыжкова.

Или вот еще одна не совсем однозначная с моральной точки зрения история, её несколько дней назад опубликовали на одном из петербургских интернет-форумов. «Каждое утро я в 8-8:15 выхожу из дома и иду по Каменноостровскому на «Горьковскую». И каждый раз на Австрийской площади встречаю бабку с ребенком, они явно идут в детский сад. Бабка ходит медленно и всегда на красный свет. Я уже несколько раз эту девочку за шиворот, за рукав затаскивала на тротуар. Бабка орет и материт меня каждый раз». Далее автор спрашивает: как вычислить «бабку» и далее сообщить, куда следует (варианты: родителям девочки, в ГИБДД, в органы опеки)? Форумчане, не разобравшись, почти единогласно осуждают антигероя рассказа – и дают советы, как помочь несчастной малышке. Не особо задумываясь о том, что мы знаем только одну версию событий.

Комментирует Максим Защиринский: «Психологов учат так: если вы идете по улице и видите, что мать бьет ребенка – ничего не делайте. Да, вы возмущены и ваша точка зрения – правильная. И точка зрения матери – тоже правильная. Своими действиями вы лишь подпитаете новый конфликт. Возможно, ребенку после вашего вмешательства будет еще хуже».

Даже искренняя помощь может стать «антипомощью»: разрушить семью или судьбу, унизить человека или вдохновить объект помощи на деструктивное поведение. Как понять, кто нуждается в помощи, а кто – нет?

Николай Алексеев: «Мы, со своей стороны, многие семьи, нуждающиеся в помощи, находим через знакомых: они живут рядом с этими семьями, наблюдают их. Одну малоимущую семью нашли через церковь. Если идут сообщения через интернет – приезжаем, общаемся, смотрим. Примеров антипомощи нет, но подозрения случаются: бывает, нам сообщают, что человек, которому собрали помощь, сам давно ничего не хочет делать и живет за счет благотворительности».  

Виктория Рыжкова: «Основная масса бездомных в помощи всё же нуждается. Но «Ночлежка» никогда не помогает людям против их воли: любая помощь должна быть адекватной. Нечего есть? Наш автобус накормит всех: и бездомных, и пенсионеров (с ростом тарифов ЖКХ стали приходить и не бездомные, никого от автобуса не отгоняем). В пункты обогрева люди приходят сами. Мы также занимаемся реабилитацией алкоголиков на анонимной основе, но, опять же, никого не заставляем вступать в общество и не помогаем насильно».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 179

Все опросы…