Общество

Кого из иностранцев петербуржцы не любят больше всего

27 марта 2013 16:07 Нина Астафьева
версия для печати
Недавно Всемирный экономический форум огласил результаты соцопроса, согласно которому Россия вошла в тройку наиболее ксенофобных стран. В Петербурге лидеры антипатий – таджики и узбеки, то есть гастарбайтеры. За ними следуют все кавказцы, американцы и негры. С трудовыми мигрантами понятно, за нелюбовь к Штатам надо благодарить телевидение, особо злопамятные телезрители распространяют эту нелюбовь на некоторых европейцев – поляков, латышей, финнов.
Кого из иностранцев петербуржцы не любят больше всего Фото: flickr.com ( busbeytheelder, Emmanuel Dyan,giyt)/Trend/Дмитрий Кутиль

Жители Петербурга больше всего недолюбливают:

- таджиков

- узбеков

- кавказцев (несмотря на то, что они – граждане России)

Причины очевидны: занимают рабочие места, ведут себя как хозяева.

- индийцев, пакистанцев. Говорят, что «грязные», но это предрассудок. Врачи, учившиеся с индийцами в одних медицинских вузах говорят, что те свято соблюдают требования гигиены.

- чернокожих

- американцев. За понты.

 - китайцев. Их в городе мало, но у обывателя все равно есть опасения, что китайцы вот-вот заселят весь город. Достаточно вспомнить переживания, связанные со строительством «Балтийской жемчужины». Ни в какой чайна-таун она не превратилась, но именно этого и боялись.

Из европейцев в рейтинг очень малыми долями попали прибалты и поляки (за мелкий гонор).

«Наши опросы показывали: 30% населения испытывали неприязнь к иностранцам, - говорит социолог Роман Могилевский. - Вектор активной ксенофобии в последнее время явно направлен в сторону Азии, это связано с увеличением миграционных потоков и пробелами в миграционном законодательстве. Правда, антизападные настроения сейчас также усиливаются. Но не во всех социальных группах. В массах отношение к иностранцам в целом позитивное. Но молодежь, особенно рабочая, не слишком свободная, никогда не имевшая собственного бизнеса, настроена отрицательно. Это примерно тот же контингент, что и среди футбольных фанатов. Они могут и на европейских граждан смотреть косо, хотя в целом у нас доброжелательно воспринимают и финнов, и немцев, и итальянцев. Израиль – где-то в середине списка. А вот США и Китай популярностью не пользуются».

В то же время, отмечает директор программы «Права человека» факультета свободных искусств Смольного института Дмитрий Дубровский, люди наконец-то научились различать неприязнь к иному государству и к его жителям. Опросы ВЦИОМа демонстрируют большую разницу между ненавистью к правительству и собственно к народу. К американцам петербуржцы относятся в целом положительно. Но их правительство недолюбливают.

«Бессмысленно сейчас изучать уровень ксенофобии по странам, - говорит Дубровский. - Респонденты к национальной принадлежности относятся как к этнической. Я имею в виду: они скажут, что хорошо относятся к французам, но французом сейчас может быть и чернокожий, и мусульманин… Вроде бы очевидно: россияне воспринимают в штыки выходцев из Азии и терпимо относятся к европейцам. Но латыши тоже европейцы. Спросишь человека, как он относится к Латвии – и тот сразу вспомнит шествия СС…

Ксенофобия выполняет важную роль – выявляет наиболее депривированные слои населения. Самые бесправные, лишенные возможности к нормальной интеграции. Если они при этом будут иметь какую-то внешнюю особенность – совсем чудесно, ведь кому-то выгодно появление в стране целой популяции рабов. А тем временем граждане страны будут ощущать себя стопроцентными патриотами, потому что в нашем современном понимании патриот – тот, кто громче и истеричней кричит о ненависти к врагам.

И такое положение в России было всегда. Мы слишком давно живем в логике осажденного лагеря. Когда-то примкнули к цивилизованным странам: Россия была частью Европы. Потом вокруг сжималось «кольцо фронтов»: сначала горячая, потом холодная войны, в 90-е, после недолгого ренессанса, снова появились политические противники, ядерное оружие, гонка вооружений и так далее. А милитаристское сознание требует врагов. Уровень милитаризации, напряженность политического курса вовсе не отражает истинного отношения граждан к навязанному «врагу». Это просто средство для известных целей: отказа от политических преобразований, начатых в 90-е годы».

Роман Могилевский тем временем отмечает, что хотя ученые мужи и тревожатся невиданным ростом ксенофобских настроений, такого роста как такового нет. Да, многие говорят, что Ленинград никогда не был негостеприимным городом: все с удовольствием встречали чужаков, показывали дорогу, расспрашивали кто откуда приехал. А петербуржцы якобы ведут себя совсем по-другому. «Но люди явно не стали хуже ни за пять лет, ни за двадцать. Они такие, какими были, - говорит социолог. - В советское время граждане азиатских республик не отличались высокой мобильностью. Не то что сейчас. И в нынешнем количестве встречались только в армии. Это во-первых. А во-вторых, ксенофобные настроения в обществе у нас одно время принижали. Наши опросы показывали 30%, а оппоненты из университетской среды говорили, что на самом деле показатель – не более 15%».

О том, как формируется ксенофобия, и почему в Петербурге не любят азиатских мигрантов, рассказал Павел Шапчиц, филолог, активный противник изменений в Федеральный закон «О гражданстве Российской Федерации» (согласно данным поправкам гражданство РФ в упрощенном порядке может получить любой житель СНГ).

«Думаю, все и так знают, кого у нас любят, а кого нет. Несмотря на войну с Германией, у нас толерантно относятся к немцам. И к итальянцам, и к финнам, несмотря на то, что они тоже были на стороне гитлеровцев.  Зато к иностранцам, выделяющимся низким уровнем образования, отношение отрицательное. Религия тоже играет роль: если мы сейчас где-то в эпохе модерна, зачем нам носители средневековья? 

Я считаю, что ксенофобия в России прорастает из трех источников. Первая – общая культурная отсталость того народа, к которому испытывают неприязнь. Второе – тут мы вспоминаем буквальное значение слова «ксенофобия», то есть боязнь иностранцев. Мы боимся экспансии, войны и т.д. И все это нужно умножать на коэффициент удаленности. Можно сколь угодно презирать папуасов за их отсталость, но мы их не боимся, правда?

К Китаю отношение сложное. Боимся экспансии – да, несомненно. Но презирать китайцев мы не можем, потому что их история и культура несравненно более богатая, чем российская. К тому же сейчас львиная доля вещей, которыми мы пользуемся, китайского производства, и забыть это невозможно. Особенно на фоне технического упадка родного государства».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 556

Все опросы…