Спонсор раздела:

Политика

Сергей Пархоменко: Березовский – политический отец Путина. За это ему и мстили

2 апреля 2013 10:31 Беседовал Андрей Сошников
версия для печати
В 1996 году журнал «Итоги» опубликовал изображение больного сердца шестидесятилетнего мужчины. Подпись под фотографией гласила: аналогичная патология наблюдается у президента Бориса Ельцина. Журнал попал в руки к самому Ельцину и тот согласился на операцию. Владимир Путин тем временем получил свою первую работу в Москве, Борис Березовский упивался всевластием, а молодой редактор «Итогов» Сергей Пархоменко размышлял, как сложится история России в результате того, что он не испугался опубликовать. К чему политики, олигархи и мы вместе с ними пришли спустя 18 лет – «МР» узнал у журналиста, издателя, члена КС оппозиции Сергея Пархоменко.
Сергей Пархоменко: Березовский – политический отец Путина. За это ему и мстили Фото: википедия (Носик, Антон Борисович)/Дмитрий Кутиль

 

– Кого российские телеканалы выставят главным злодеем после смерти Березовского? Зачем вообще такая фигура нужна?
 
– Никто лучше Березовского не подходит на роль главного злодея. Думаю, сочинят коллективного Березовского, и в значительной мере это уже сделано. Новым Березовским являются Госдеп, американский конгресс, английский парламент... Россия выставляет причиной многих своих проблем деятельность внешнего врага. Эта дорожка уже много раз хожена, и думаю, мы не скоро с нее сойдем. 

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Сергей Пархоменко»
  • Фоторепортаж: «Сергей Пархоменко»
  • Фоторепортаж: «Сергей Пархоменко»
 
– Даже в деле Pussy Riot нашли след Березовского. Это картинка для общества, или их конфликт с Путиным продолжался до последнего?
 
– Бояться и ненавидеть того, кому ты сильно обязан – вполне человеческая черта. В Путине она разрослась до ужасных форм и масштабов. Известно, что Березовский является политическим отцом Путина. Березовский изобрел «Единую Россию». Собственно, за это ему и мстили. Не удивлюсь, если смерть Березовского окажется насильственной. Это совершенно в логике российских начальников и того, что происходило с окружением Березовского: очевидно насильственная смерть Бадри Патаркацишвили (партнер Березовского, умер от внезапной остановки сердца в 52 года – «МР»), доказанная насильственная смерть Александра Литвиненко (автор книги «ФСБ взрывает Россию», отравлен радиоактивным полонием – «МР»). Британская полиция неоднократно советовала Березовскому на время выпасть из поля зрения, покинуть страну. Березовский выезжал то в Израиль, то в Бразилию. Я в это верю гораздо больше, чем в версию о самоубийстве Березовского.
 
– Березовский пытался влиять на российскую политику в последние годы?
 
– Практически нет. Его влияние сводилось к публичным заявлениям. У Березовского в России не было никакой организации, никакого издания, при помощи которого он мог бы попытаться реально влиять на ситуацию. Единственный инструмент, которым он располагал, – это деньги. Однако особенно больших денег у него в последние годы тоже не было. Последняя попытка Березовского повлиять на происходящее – это деятельность «Фонда гражданских свобод» до 2004-2005 годов. Об этом мало кто помнит: фонд вел чрезвычайно важные программы не только в сфере политики. Он занимался проблемами политзаключенных и просто заключенных. Проблемами туберкулеза и других заразных болезней в российских тюрьмах. В массовом порядке финансировал юридическую помощь подследственным и подозреваемым. Помогал военным и призывникам. Это настоящая борьба за гражданские права и свободы. Потом была знаменитая история на выборах 2004 года, когда Березовский помогал избирательной кампании Ивана Рыбкина (запомнилась «похищением» кандидата в президенты в Киеве – «МР»). 
 
– В 90-е годы вы возглавляли журнал «Итоги», который принадлежал другому олигарху, Владимиру Гусинскому. В имидже таких людей как Гусинский, Березовский ничего не выдавало, что они занимались благотворительностью. В это с трудом верится. 
 
– Действительно, иди объясни, почему Березовский должен заниматься туберкулезом в тюрьмах. Мало кто поверит, но это так! Иди объясни, почему Гусинский через Российский еврейский конгресс помогал ветеранам. А что они злодеи, мироеды, расхитители – про это многие любят говорить. В репутации российских олигархов много несправедливого. Гусинский, например, никогда не участвовал в приватизационных схемах, «Мостбанк», НТВ, НТВ+, газету «Сегодня», журнал «Итоги» он создал сам. Единственная попытка приватизировать «Связьинвест» обернулась для него неудачей. Свой капитал Гусинский создал на голом месте. Березовский же умел эффективно захватывать контроль над уже существующим. У него была теория: не нужно получать контроль над собственностью, нужно получать контроль над менеджерами. Он скупал менеджмент и получал доступ к имуществу. Гусинский так не делал. 
 
Наконец, в ту пору Россия была бедным государством. Олигархи создавали рабочие места для колоссального числа людей. Можно говорить, что олигархи их эксплуатировали, а можно этого не говорить. Рекомендую известную книгу американского журналиста Дэвида Хоффмана «Олигархи». Всеобъемлющий труд, который читается очень увлекательно.
 
– Нулевые годы в либеральных кругах принято считать позорным десятилетием. 90-е – вспоминать с ностальгией. Действительно в минувшем десятилетии Россия находилась в анабиозе?
 
– Россия в нулевые годы переживала редкий в своей истории период быстрых, легких, в сущности, дармовых денег. Их можно было использовать одним из двух способов – провести реформы, на которые вечно не хватало денег, или заморозить ситуацию, на что также обычно не хватает денег. Два пути стоят примерно одинаково – вопрос лишь в политических и репутационных рисках, которые сопровождают реформы, в отличие от заморозки. Ельцин щедро платил репутационной валютой за перемены в стране. Гайдар разом превратился в человека, которого все проклинают. 
 
Путин и люди вокруг него от своей репутации не отщипнули ни кусочка. Денег, чтобы заморозить ситуацию, им хватило. Именно поэтому я считаю нулевые годы замороженными, потерянными для России. Нам же все равно придется реформировать армию – переводить военнослужащих на контракт. Реформировать образование – переводить науку на гранты, а университеты – превращать в полноценные научные предприятия. 
 
Российская власть строила отношения с обществом на пропаганде безразличия. Добродетелью выставили отсутствие интереса к общественной жизни, дескать, не лезьте, честный человек не будет этим заниматься, стройте свой быт. Я бы назвал это: совершение развратных действий в отношении общества. Общество совращали легким доходом, за который не нужно отвечать. 
 
– Почему люди все-таки вышли на улицу? Достаток сформировал устойчивый запрос на демократию? Или люди из-за кризиса перестали верить, что Путин – гарант стабильности?
 
– Думаю, первое. В людях созрело чувство, что жизнь богаче (не «я богаче», а именно  – «жизнь богаче»). Что в жизни есть более важные вещи, чем деньги. В этом смысле дешевые нефтяные деньги сыграли свою роль, часть из них пролилась вниз. 
 
А дальше – рано или поздно человек получает некий психологический удар. Для одних это выборы. Для других – рокировка Путина и Медведева на съезде «Единой России» в сентябре 2011 года. Для Питера важнейшую роль сыграло движение против строительства башни «Газпрома». Люди выходят наблюдателями на выборах, протестуют против фальсификаций. Однажды полученная «травма» не заживает. Постепенно число людей, утративших способность равнодушно смотреть на окружающую действительность, становится существенным. Уверен, что бы ни происходило в экономике, петербуржцы уже не будут хладнокровно смотреть на вещи, подобные закрытию 31-й больницы. Они снова выйдут на улицу. 
 
– В регионах протест шкурный и патерналистский – дайте хлеба. В Москве – нравственный и бескорыстный – дайте честные выборы?
 
– Не согласен. Разница в психологических мотивировках. В провинции люди очень уязвимы. Российское государство и экономика ставят человека в уязвимое положение, начиная с того, что ему трудно передвигаться. Активист в провинции наживает колоссальное количество врагов, которые не дают ему жить, просто хватают за горло. Нужно немедленно уносить ноги. Но кому нужна квартира в провинции за десять копеек? Это же не США, где можно преспокойно продать дом на Аляске, переехать в Арканзас и там купить новое жилье.
 
– Часто ли организатору митингов в Москве приходится договариваться с администрацией президента?
 
– С администрацией президента никто не договаривается. Общение идет с мэрией Москвы. С кем они консультируются и под чью дудку пляшут – не мое дело.
 
– Главный редактор «Эха Москвы» рассказывал, как при обсуждении переноса митинга с площади Революции на Болотную в декабре 2011 года вы пили виски с сотрудником администрации Громовым.
 
– Венедиктов рассказал, а я подтвердил, что Громов появился после окончания переговоров. Подчеркиваю – когда переговоры уже закончились, а решение было найдено и согласовано. В самих переговорах Громов никакого участия не принимал. Откровенно говоря, я не понимаю, почему это его появление там так уж  важно. Московская и федеральная власти играют в одну руку, это ясно всякому... Понятно, что массовый митинг требует серьезной подготовки. Все, в том числе организаторы, несут ответственность за безопасность и разумное развитие событий. Мы же не Лимонов, которому важен внешний эффект: чем больше разбитых носов и порванных курток, тем эффектнее.
 
– Вы избрались в Координационный совет оппозиции. К нему сейчас масса претензий – нелегитимный, бесполезный, тусовочный...
 
– К Координационному совету тем больше претензий, чем больше иллюзий было у того конкретного человека, который его теперь критикует. Некоторые думают, что КС – это теневое правительство. Другие – что это теневой парламент. Третьи видят в КС штаб, командующий какими-то бесчисленными полками и дивизиями каких-то революционных войск. Я не могу отвечать за иллюзии этих людей. 
 
На мой взгляд, КС исполнил две важные функции – доказал легитимность выборов и создал место для дискуссий. Он сближает, согласует различные позиции. Есть небольшое количество членов КС, с которыми сближаться нельзя. Это люди безумные, к ним относятся как к досадной плате за соблюдение «буквы» установленных правил выборов, терпят их бессмысленное кривляние на заседаниях и в переписке... Один такой – из Петербурга. Зато другой из Петербурга – я имею в виду Андрея Пивоварова, – разумный, дельный, глубокий, серьезный человек.
 
Больше всего КС конфликтует по сугубо техническим, процедурным вещам. А вот самый серьезный, масштабный, стратегический  документ – Заявление о целях и задачах российской оппозиции – принят единогласно. Я советую его почитать. Глубокий, тщательно составленный, взвешенный политический текст.
 
Какие книги полезно прочитать в сегодняшней России - рекомендация Сергея Пархоменко:
 
1. Биографии диктаторов (у Муссолини, Франко и Путина много общего)
2. Воспоминания премьер-министров Российской империи Сергея Витте и Владимира Коковцева
3. Лев Толстой – «Отец Сергий» (о взаимоотношениях общества, государства и церкви), «Казаки» (что происходит на юге России и на Северном Кавказе), «Война и мир» (пригодится в любое время)
4. Ричард Докинз – «Бог как иллюзия», «Величайшее шоу на земле», Александр Марков – «Эволюция человека»

***
Сергей Пархоменко – журналист и издатель.
Родился в 1964 году в Москве. Начинал карьеру в журнале «Театр», затем стал политическим хроникером в «Независимой газете». До разгрома «Медиа-моста» в 2001 году – главный редактор журнала «Итоги». С той же командой издавал «Еженедельный журнал». Был генеральным директором издательств «Иностранка» и «КоЛибри», главным редактором издательской группы «Аттикус». С конца 2008 года возглавлял издательство «Corpus», в 2009-2011 годы – издательство «Вокруг света» и одноименный журнал. Ведущий программы «Суть событий» на радио «Эхо Москвы» (выходит по пятницам в 21:00). Один из организаторов митингов на Болотной площади и проспекте Сахарова.


 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 235

Все опросы…