Город

Пять причин, почему в Петербурге плохая современная архитектура

2 апреля 2013 15:45 Андрей Сошников
версия для печати
«Сундук», «фаллос», «унитаз», «чайник», «саркофаг над Чернобыльской АЭС» – такими эпитетами петербуржцы награждали громкие архитектурные проекты последних лет. «Сношаясь с дьяволом, несет свои уродливые пометы в жизнь <…> волчья стая», – так режиссер Александр Сокуров назвал само архитектурное сообщество. Петербургские зодчие настаивают, что и у режиссеров бывают безответственные коллеги, а градостроительные ошибки последних лет списывают на самоуправство девелоперов. Почему слово архитектора больше ничего не значит, выяснял «Мой район».
Пять причин, почему в Петербурге плохая современная архитектура Фото: flickr.com ( Earls37a, benzado)/Дмитрий Кутиль
«Регент-холл», серый аквариум с колоннадой на Владимирской площади (2004-2006), и монстры на набережной Невы – жилой комплекс «Монблан» (2003-2008) и «Аврора» (2000-2005), – все эти официально признанные градостроительные ошибки созданы петербургскими архитекторами. Авторы скандальных сооружений не всегда готовы публично их защищать, и малоизвестны даже внутри профессионального сообщества. Критика рикошетом бьет по коллегам, трепетно относящимся к историческому наследию Петербурга. Они и рассказали, откуда берутся здания-уроды. 
 
1. Слово архитектора ничего не значит
 
Рафаэль Даянов, директор архитектурного бюро «Литейная часть-91»: «В российском законодательстве нет понятия архитектора. Нас можно называть проектировщиками или еще как-то. Но мы никак не защищены. Есть инвестор, есть подрядчик со своими ручными проектировщиками. Повлиять на реализацию собственного проекта архитектор не может: эскиз согласован одним, на следующей стадии другим, построен третьим. В мировой практике существует понятие архитектора, который отслеживает стройку от и до».
 
Пример. В 2009 году архитектор Евгений Герасимов обратился в Службу государственного строительного надзора и экспертизы, а также в Арбитражный суд с просьбой наказать застройщика, который нарушил его авторские права. К зданию бизнес-центра на Боровой улице пристроили дополнительный этаж, сэкономив на деталях лицевого фасада. Суд закончился ничем.
 
2. Жадность застройщиков
 
«Представьте, вы разработали проект, ждете отделочные материалы, приходит человек и понижает цену на ноль – будем строить из стекла и бетона», – сетует Рафаэль Даянов. С ним согласен американский архитектор, председатель Русского отделения международной организации по распространению традиционного строительства Антон Гликин: «Одно дело производить стекло и сталь, другое – производить колонны, лепнину и так далее. В Америке эта индустрия стала возрождаться, потому что рынок частного строительства ориентирован на неоклассический стиль».
 
3. В Петербурге боятся «фальсифицировать историю»
 
Антон Гликин: «В историческом центре Петербурга неуместна современная архитектура. Модернизм – это вечное настоящее. В рамках этой концепции все исторические стили объявлены фальсификацией истории. Классицизм, барокко, неоготика, с точки зрения модернизма, – фальсификация. Постмодернизм пересмотрел эту догму. Скажем, в процессе эволюции шрифтов мы выяснили, что для оформления аэропорта лучше использовать современный шрифт. Такой же подход в архитектуре: в историческом контексте нужен один стиль, вне его – другой».
 
Пример. Чаще всего «фальсификацией истории» называют бизнес-центр «Сенатор» на Большом проспекте В.О., построенный по проекту мастерской Александра Кицулы (2008-2012). Сооружение использует традиционные элементы петербургской архитектуры: арки, портики, позолоченные оконные переплеты и балясины (невысокие столбики в виде колонн).
 
4. Неглубокое градостроительное законодательство
 
Александр Кононов, заместитель председателя петербургского отделения Общества охраны памятников (ВООПиК): «В историческом центре Петербурга строить вообще ничего не нужно. Реставрация, капитальный ремонт, щадящая точечная реконструкция в существующих габаритах – максимум, что можно позволить. 820 закон «О границах зон охраны объектов культурного наследия» виделся и продолжает видеться в этом направлении. Однако закон нуждается в доработке и углублении». С Кононовым согласен Антон Гликин: «820 закон нужно углубить вплоть до каждого квартала. В Вене для каждого дома приписана система ограничений, вплоть до цвета черепицы».
 
5. Отсутствие конкуренции
 
Архитекторов также не устраивает процедура конкурсов, на которых выбираются проекты будущих зданий. Часто решения переопределены, и тратить силы на разработку хороших проектов не имеет смысла. При этом уже много лет петербургские архитекторы выступают против привлечения иностранных зодчих для строительства в нашем городе.

Реплики записаны на круглом столе «Новая архитектура: пределы и регламенты возможно» дискуссионного клуба «Наследие под угрозой».

 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 275

Все опросы…