Город

Сегодня все самое мерзопакостное в Петербурге строится иностранцами или по их идеям

3 апреля 2013 10:31 Юлия Галкина
версия для печати
Московская архитектура работает на горожанина (создаются общественные пространства, центры притяжения) – а петербургская пока не очень. Как сделать так, чтобы город был для людей, но при этом не скатился в пошлость и бескультурье? Эксперты в области архитектуры дали шесть советов, некоторые из которых обывателям вряд ли понравятся.
Сегодня все самое мерзопакостное в Петербурге строится иностранцами или по их идеям Фото: Trend/Дмитрий Кутиль

Первое. Власть должна жестко регулировать новое строительство. Архитектор Никита Явейн приводит в пример Берлин, где всегда строго соблюдалась высотность зданий и масштабы кварталов. Правда, для россиян пример – так себе: в Германии наличие законов сочетается с послушностью граждан – у нас же жесткий закон компенсируется необязательностью его исполнения. «Впрочем, в Берлине после ослабления роли партии происходит эрозия. Недавно я обнаружил домики, в которых чувствуется чуть ли не «наш» заказчик: наличники, карнизики, голубенький цвет – всё, как дома», - говорит Явейн.

Второе. Не спрашивать у жителей центра, как должен выглядеть центр. Во-первых, этих самых жителей довольно мало (имеется в виду постоянное население в «активном» возрасте – не старушки-ленинградки-интеллигентки). По сути, основной контингент в центре – туристы: внутригородские (купчинцы, приезжающие развлекаться в уикенд), российские и иностранные. Никита Явейн: «Самые грубые анализы свидетельствуют о том, что дневное население центра – это жители окраин. Так что целевая аудитория архитектуры – жители не центра, а всего города».

В центре слишком велико социальное расслоение. Явейн: «Сложившееся расслоение людей, живущих в одном доме, ни к чему хорошему не приводит. Всем плохо: и городу, и домам, и людям. Когда на Фурштатской улице одна квартира стоит под 10 тысяч долларов, а в другой люди вообще без туалета живут – это не хорошо. Но что делать с этим – я не знаю».

Третье. У модных иностранных архитекторов тоже, по возможности, ничего не спрашивать. Они и так уже внесли свою лепту: одна Мариинка-2 чего стоит. Не говоря уже о будущем стадионе на Крестовском или театре Аллы Пугачевой. Явейн: «Сегодня всё самое мерзопакостное строится не петербургскими архитекторами, а иностранными – или по их идеям. Радоваться или плакать, я не знаю. За что боролись, на то и напоролись». Справедливости ради отметим, что и местные ваятели расстарались: вспомнить хотя бы бизнес-центр «Монблан».

Вторая сцена Мариинского театра

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Вторая Сцена Мариинского Театра»
  • Фоторепортаж: «Вторая Сцена Мариинского Театра»
  • Фоторепортаж: «Вторая Сцена Мариинского Театра»
  • Фоторепортаж: «Вторая Сцена Мариинского Театра»
  • Фоторепортаж: «Вторая Сцена Мариинского Театра»
  • Фоторепортаж: «Вторая Сцена Мариинского Театра»
  • Фоторепортаж: «Вторая Сцена Мариинского Театра»
  • Фоторепортаж: «Вторая Сцена Мариинского Театра»
  • Фоторепортаж: «Вторая Сцена Мариинского Театра»
  • Фоторепортаж: «Вторая Сцена Мариинского Театра»

Четвертое. Соблюдать контекст, в том числе – фактурный и цветовой. Заместитель директора по научной работе Музея истории Санкт-Петербурга Юлия Демиденко считает, что термин «контекстуальность» сегодня размыт – отсюда проблемы с новым строительством в центре. «Если существует старая традиция – натуральным камнем облицовываются фасады только важных объектов – не надо полированным гранитом обкладывать любой торговый центр, каждый сортир. Горожанин, видя такой камень, думает: что-то стоящее. Бежит посмотреть – а там всего лишь «Макдональдс».

Контекстуально «старый» и «новый» город оказались как бы разорваны: просто из-за цветовой гаммы. Демиденко: «В Петербурге исторически сложилась своя цветовая гамма. Но новостройки цветом со старым городом никак не связаны. В 1970-е был период, когда при строительстве панельных домов вводили цвет, соответствующий общей гамме. Потом это сошло на нет. Надо создавать у людей, живущих в спальных районах – и так обездоленных – ощущение, что они находятся в Петербурге».

Купчино

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Купчино - столица мира»
  • Фоторепортаж: «Купчино - столица мира»
  • Фоторепортаж: «Купчино - столица мира»
  • Фоторепортаж: «Купчино - столица мира»
  • Фоторепортаж: «Купчино - столица мира»
  • Фоторепортаж: «Купчино - столица мира»
  • Фоторепортаж: «Купчино - столица мира»
  • Фоторепортаж: «Купчино - столица мира»
  • Фоторепортаж: «Купчино - столица мира»
  • Фоторепортаж: «Купчино - столица мира»
  • Фоторепортаж: «Купчино - столица мира»
  • Фоторепортаж: «Купчино - столица мира»

Пятое. Сохранить и перепрофилировать бывшие промышленные территории. Доктор архитектуры, профессор Маргарита Штиглиц перечисляет недооцененные объекты: мясокомбинат имени Кирова на Московском шоссе (гран-при 1937 года на выставке в Париже; ныне – заброшенная территория; внешне – чистый стиль Баухауз, простота и функционализм, здание еще можно привести в порядок); территория близ Варшавского вокзала, которую в последнее время сотрясают скандалы со сносами и пожарами; фабрики Невской бумагопрядильной мануфактуры на Красного Текстильщика (здания частично отстояли от сноса, в одном из них сейчас находится Единый центр документов); здание хлебозавода на Петроградской стороне (функционализм в чистом виде; сейчас здание перепрофилируется, сохранится ли при этом уникальное оборудование – неизвестно); Охтинская бумагопрядильная мануфактура (вокруг башни будет новое строительство); Сестрорецкий орудийный завод (сохранились исторические корпуса; прежние проектировщики вроде бы и затеяли что-то стоящие – но затем ушли с объекта, и сейчас он переживает период стагнации); завод «Красный Треугольник» (восстановлена лишь небольшая часть – между тем, там можно было бы разместить большое количество лофтов, кампусы, мастерские художников, ателье). Из примеров удачного освоения бывшего промышленного здания: пространство «Ткачи» на набережной Обводного канала.

Варшавский вокзал

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Варшавский вокзал»
  • Фоторепортаж: «Варшавский вокзал»
  • Фоторепортаж: «Варшавский вокзал»
  • Фоторепортаж: «Варшавский вокзал»
  • Фоторепортаж: «Варшавский вокзал»
  • Фоторепортаж: «Варшавский вокзал»

Ни петербургские власти, ни сами горожане не испытывают пиетета перед индустриальной застройкой, говорит Никита Явейн. «Все с радостью бросятся сохранять каких-нибудь амурчиков, но когда сносят завод – никого не поднимешь на протест. У нас выработалась система охраны памятников как дворцов». И инвесторы не понимают, что можно сделать со старыми заводами – добавляет Маргарита Штиглиц: «Ко мне пришел один такой инвестор и говорит: у меня есть здание в ужасном состоянии, надо от него избавиться. Я ему показываю фото с историческим видом. Он: «Нет, это не мое!» Поехали с этой книгой, посмотрели на месте. Инвестор: «Ой, и правда, мое». Они же просто не видят, насколько это красиво и как бы там всё могло быть. Кроме того, у нас нет внятной городской политики. Можно было бы предоставлять льготы, давать кредиты под реконструкцию промышленных зданий. Штрафы не действуют – а вот поощрения сыграли бы свою роль».

Шестое. Повышать общую культуру горожан: часто они искренне не ведают, что творят. Юлия Демиденко: «Я как-то разговаривала с владельцем магазина в старом доме, «украсившим» здание чудовищной рекламой. Он мой приятель. Говорю: «Что ж ты, мерзавец, делаешь!» Он очень удивился: «Да ты что, а мне ведь никто не сказал, что это некрасиво!» Это и недостаток информации, и недостаток общей культуры».

***

Статья подготовлена по материалам панельной дискуссии «Архитектура для горожан», организованной журналом «Проект Балтия».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 539

Все опросы…