Экономика

Теневой бизнес в России: откуда Голодец взяла про 38 млн?

4 апреля 2013 12:55 Нина Астафьева
версия для печати
Страшные цифры о 38 миллионах россиян, занятых в теневом бизнесе, которые озвучили вице-премьер Ольга Голодец, оказались не такими уж страшными. Эксперты, опрошенные «Моим районом», заявляют, что Голодец подставили бестолковые референты, которые читают несерьезную прессу.
Теневой бизнес в России: откуда Голодец взяла про 38 млн?

Напомним, что Голодец выступала на 14-й апрельской международной конференции по экономическому и социальному развитию. Она назвала людей, которые «создают проблему для всего общества» - это те 38 миллионов человек, которые работают вне правового поля, в непрозрачных условиях. «Наш рынок труда практически сегодня не легитимизирован, - пожаловалась вице-премьер, - ведь в трудоспособном возрасте ныне пребывают 86 миллионов, значит, в секторах, которые видны и понятны, занято всего 48 миллионов человек». У остальных бизнес якобы нелегальный, с которого не платятся налоги, не отчисляются деньги в Пенсионный фонд. А с учетом постепенно стареющегося населения – это очень нездоровый симптом.

Комментаторы из числа блогеров немедленно припомнили вице-премьеру (если б она могла их услышать) недавнее повышение страховых взносов для индивидуальных предпринимателей. В результате закрылись 300 тысяч ИП (в Петербурге прекратили свою деятельность пять тысяч индивидуальных предпринимателей). Поэтому на той же конференции участники подняли вопрос о щадящем страховом обложении тех индивидуалов, которые зарабатывают менее 600 тысяч в год.

Заявление Голодец для «Моего района» прокомментировал доктор экономических наук, председатель экспертного совета "ОПОРЫ России" Никита Кричевский:

«Данные, которые озвучила вице-премьер, мягко говоря, нелогичны. А грубо – это просто бред. Видите ли, она отталкивается от цифры экономически активного населения, и в эту когорту, по российским законам, вписываются люди от 15 до 72 лет. Вы же наверняка знаете и глубоких пенсионеров, и подростков, которые хотят или вынуждены работать. Таковых людей, по данным Росстата, 75 миллионов человек. Сколько из них не работают по совершенно законным основаниям? Учеба, служба в армии, декретный отпуск, инвалидность, старость, официальная безработица. Инвалидов у нас, кстати, 14 миллионов. Вице-премьер перепутала и еще одну цифру: заявила, что у нас 38 миллионов занятых рабочих мест, а Росстат говорит о 36 с небольшим миллионах. Так что она тем самым себя ж высекает. Она без малого год пребывает в должности вице-премьера и все, что смогла, это посчитать рабочие места. Даже студенты знают, сколько у нас работающих людей. Это показывает, что уровень квалификации ее помощников настолько низок, что они даже не подсказали начальнице правильную цифру. Возникшая непонятная ситуация негативно сказывается на тех, кто осуществляет социально-экономическую политику. Им нужна дискуссия, спор, в нем рождаются варианты решения проблемы. А тут получается, что и спорить не о чем. Если люди якобы не работают или работают неофициально, значит, их заботит только лежание на лавке или деньги, деньги – и все для себя, а не для общества.

Даже если принять за истину, что у нас только 36 миллионов работающих граждан на 140 миллионов человек, это не повод для волнений. Во всем мире есть малые дети, учащиеся… Да, в фашистской Германии проблемы с неработающими гражданами решались проще. Но в том, что происходит у нас, я не вижу никакой катастрофы. Нет у нас никакого опасного соотношения: работающих мало, а иждивенцев много. Да, немного смущает большое число людей, занятых в неофициальном бизнесе, но пусть наша власть позаботится о том, чтоб людям было интересно и выгодно регистрироваться и платить налоги. Сейчас разные деятели комментируют «страшную цифру», дескать, закрыли 300 тысяч ИП. Да 77% из них два года не вели никакую деятельность, а по закону должны были платить взносы. Повысились взносы – они свою деятельность свернули. Тем не менее, есть официальная статистическая цифра: 46% ВВП составляет серый бизнес. Это неправильно, и надо бороться за снижение показателя. Но мы же понимаем: можно и работать по закону, и подрабатывать неофициально».

Преподаватель Высшей школы экономики Андрей Заостровцев также отметил, что цифра, озвученная Ольгой Голодец, далека от истины, потому что в России одних только бюджетников 33 миллиона. «Что же получается, у нас всего пять миллионов заняты в частном бизнесе? Да, ситуация с теневым бизнесом у нас хуже, чем в Германии, но, скажем, лучше, чем в Испании. Там множество людей получают пособия по безработице, но работают неофициально. В России нет такой беды, потому что наши пособия отнюдь не позволяют жить, нигде не работая. Европейская система труда серьезно больна: все больше людей убеждаются, что сидеть на пособии выгодней, чем работать. В любом случае, теневая занятость лучше, чем открытая безработица. И показатель Голодец: 55% в легитимном бизнесе, а остальные – непонятно где, - это еще утопия для разных провинциальных городков, где вообще нет никакого производства, а есть только базары, на которых торгуют самоделками или овощами с огорода. Думаю, этот инцидент приучит референтов готовить выступления, опираясь на цифры, взятые не из желтых газет, а из официальных источников».

Получается, что два видных экономиста развенчали вице-премьерскую пропорцию, но с разных сторон. Насколько серьезно к ней отнесутся в Кремле или Думе, мы поймем, когда будет инспирирован новый закон, ограничивающий возможности теневиков.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 175

Все опросы…