Город

Миссия: вернуть исчезнувших бабушек на скамейки перед нашими подъездами

11 апреля 2013 11:10 Нина Астафьева
версия для печати
В Петербурге утихла жизнь во дворах. Кому-то, впрочем, еще повезло: у них есть детские площадки. Кое-какое шевеление наблюдается и там, где выгуливают собак. Но вот бабушек и подростков у подъездов встретить все труднее. Конечно, кто-то этому лишь обрадуется: от такого соседства было полно неприятностей. Но есть и ощутимые минусы.
Миссия: вернуть исчезнувших бабушек на скамейки перед нашими подъездами Фото: flickr.com/Дмитрий Кутиль

Дворовые компании очень любят полицейские и социологи. Для участковых бабушки на лавочках - источник информации о местном населении. А социологам проводить опрос во дворах на лавочках куда приятней, чем посреди шумного проспекта, где люди явно спешат.

Общественные пространства (public places) – это улицы, площади, дворы и парки, которые, помимо основного назначения несут и такое: тусить. Нет более унылого зрелища, чем город, который по окончании рабочего дня вымирает, потому что люди предпочитают сидеть по своим квартирам. И нет лучшего средства от интернет-зависимости, чем здоровые посиделки на свежем воздухе. 

Лучше всего общественные пространства организованы в Нью-Йорке и Берлине. В Big Apple одна только Таймс-сквер чего стоит: тут и эстрада со ступеньками (можно, мимо проходя, «перехватить» кусочек спектакля), и ряженые, и огромные экраны с рекламой мюзиклов, и, конечно, лавочки с сувенирами и кафе. Центральный парк в том же Нью-Йорке не так давно перешел в частные руки (представьте себе такую ситуацию в Петербурге), но хуже, говорят, не стал.

Функции общественных пространств в Петербурге:

Удержание активных людей в городе.

Согласование их интересов: можно проводить соцопросы или агитировать за ту или иную идею.

Развитие бизнеса. Саморазвитие общества.

Ну и главное - избавление от парадокса: почему это Петербург – второй в России город по объемам бюджетных вливаний, а жить в нем люди не хотят?

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»

«В скандинавских домах, - говорит научный сотрудник Центра независимых социологических исследований Олег Паченков, - специально строят общественные пространства – дворики или беседки, где жильцы дома могут общаться, обсуждать важные дела: например, разбивать или нет клумбу во дворе. Наша нынешняя жизнь отличается от жизни родителей мобильностью, скоростью, городскими стрессами. Вырастает значение досуга и появляется спрос на его новые формы. Появляются новые социальные группы: хипстеры и тому подобные. И впечатлений людям нужно больше, и чтоб поинтенсивней.

Люди постарше жалуются: молодежь стала всюду ходить с гаджетами. Даже на свидания. Зачем, спрашивается, wi-fi в парках, если он украдет еще больше времени от нормального общения? А нам, наоборот, кажется, что такое общение и есть нормальное. Парень с девушкой могут на свидании сидеть, уткнувшись каждый в свой смартфон – но при этом они смотрят одни и те же сайты. Глянут в чей-то твиттер и тут же обсудят.

Петербуржцы, в основном, поддерживают идею общественных пространств – даже если не знают, что они так называют. Но дружно повторят фразу: пусть это будет не у меня, а в соседнем дворе. Можно привести в пример бабушек, которые выходят во двор со своими табуретками. Думаете, муниципальные власти или просто местные мужчины не могут сколотить для них скамейки? Да бабушки сами не хотят: на скамейках будут пьянствовать и наркоманить представители других социальных групп. Вот это самое противостояние разных групп и мешает жизни во дворах.

Мы считаем: скамеек должно быть не меньше, а как можно больше – чтобы хватало разным группам. Тогда за них не будет «войны», и во дворе будет жизнь, а не только парковка. Все социологи говорят: не надо разделять людей в пространстве. И определять, что Гайд-парк на Марсовом поле будет у нас для политически активных, Новая Голландия – для любителей искусства, а Екатерининский сад - для пенсионеров. Пусть все друг о друге знают, пускай не отгораживаются. Вообще мне кажется, у нас бы даже на пьяниц не шикали, если бы они убирали за собой бутылки, то есть не оставляли следов.

У Малой Садовой (хороший пример общественного пространства) есть проходной дворик, который был как бы продолжением улицы. По нему можно было изучать все современное граффити. Жильцам, однако, не понравилось находиться в общественном пространстве и они поставили решетку на входе в подворотню. С другой стороны, есть подъезд-ротонда на Гороховой улице – это общественное пространство прямо за твоей дверью, а местные живут себе и не печалятся. Оригинальные дворики, которые являются местной достопримечательностью, самих жильцов, как правило, не раздражают, но бывают исключения.

Иногда попытки властей или художников навязать горожанам свой креатив заканчиваются фиаско. В Перми по инициативе Марата Гельмана разукрасили город красными человечками, но горожане встретили новых «соседей» в штыки. Человечков поджигали, опрокидывали, разрисовывали. А все потому, что организаторы не удосужились объявить гражданам, что это за человечки. В Петербурге нечто подобное произошло с инсталляцией латышской художницы Лауры Фельдберга «Бриллиантовый князь». Она была установлена в саду Куракина дача для выставки «Критическая масса». Чуткие горожане разломали сверкающего снеговика и раскатили шары в разные стороны – один из них так и не нашли.

Первый пример организации креативного общественного пространства в Петербурге – это белые табуретки, появившиеся в городе еще при Анатолии Собчаке. Сев на табуретку, можно было наслаждаться «открыточным» видом, который с высоты человеческого роста был совсем не таким. Скажем, во дворе Капеллы стояла табуретка, с которой (и никак иначе) было видно Александрийский столп целиком вместе с пьедесталом. Куда делись табуретки потом, неизвестно».

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»

P.S. Не стоит думать, что тема общественных пространств интересна только социологам. В интернет-сообществах, посвященных Петербургу, на этой неделе обсуждались две вроде бы разные темы. Первая – стоит ли перегораживать въезды во дворы для машин, которые используют их для сквозного проезда и пугают местных обитателей. Вторая – почему у нас запретили гулять среди колонн Казанского собора и подходить к постаменту Александровской колонны. В обоих случаях горожан беспокоила возможность свободно передвигаться по родному городу в неделовых целях.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 169

Все опросы…