Город

Чердачные войны в Петербурге - с рукоприкладством и сатисфакцией

11 апреля 2013 10:25 Сергей Карпенко
версия для печати
На карте Петербурга сегодня значатся несколько «горячих» адресов конфликтного мансардостроения: это когда бизнес или частное лицо приобретает (или оккупирует) чердак и начинает возводить апартаменты - а жильцы и градозащитники протестуют. Но далеко не все такие истории однозначны: кто «хороший», а кто «плохой», кто «белый», а кто «черный», зачастую сказать сложно. Как, например, в инциденте с избиением жителя дома на Фурштатской, 17.
Чердачные войны в Петербурге - с рукоприкладством и сатисфакцией Фото: flickr.com/Дмитрий Кутиль

 

В конце марта в Петербурге прошел пикет против незаконного возведения мансард на исторических зданиях. Его организовало движение «Живой город». Поводом послужила информация об избиении петербургского градозащитника Александра Анисимова, участвовавшего в конфликте вокруг чердака дома 17 по Фурштатской улице.

Сам Анисимов без колебаний увязал нападение с этим конфликтом. Его оппоненты утверждают, что не имеют отношения к избиению, и что эта история не так однозначна, как кажется. «Мой район» узнал версии обеих сторон.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Мансарда на Фурштатской, 17»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Фурштатской, 17»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Фурштатской, 17»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Фурштатской, 17»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Фурштатской, 17»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Фурштатской, 17»

Место встречи

Изначально СМИ сообщили, что Александра Анисимова избили 24 марта возле дома 17 по Фурштатской. Об этом говорила его жена Инна: муж по телефону сообщил, что входит во двор, после чего пропал. Позже выяснилось, что нападение случилось на Лиговском проспекте у ТРЦ «Галерея».

По этому факту возбуждено уголовное дело, сообщили в ГУ МВД. Пострадавший обратился за помощью в Александровскую больницу, откуда был вскоре выписан. После чего уехал в Москву.

Москва – Петербург

Александр Анисимов — житель столицы. Из профиля на ресурсе LinkedIN следует, что он занимает должность директора по развитию бизнеса за рубежом компании THK-BP.

С городом на Неве Анисимова и его супругу Инну Алексееву в начале 2012 года связала покупка квартиры в том самом доме № 17 по Фурштатской улице. Тогда Александр работал в «Газпром нефти». Но вскоре перешел в московскую компанию THK-BP.

В декабре 2012-го Александр Анисимов в составе инициативной группы из четырех человек вступил в борьбу с бизнесменом Андреем Пантелеевым, которому принадлежит ряд переведенных под офисы квартир в том же доме, и который, по версии активистов, незаконно приватизировал часть чердачных помещений.

Справка: чердак преткновения

Противостояние вокруг предполагаемого строительства мансарды на Фурштатской началось в декабре 2012 года. Спор разгорелся не из-за изменения облика здания, а из-за приватизации одним из собственников части общедомовых площадей.

В 2011 году гражданка Голец, которой принадлежали квартиры №№ 15 и 17 на последнем этаже дома, заключила договор о долевом участии в реконструкции чердака на основании решения общего собрания собственников. Позже Голец обратилась в суд с иском о признании права собственности на чердачное помещение (мансарду) и присоединение его к квартире № 15. Суд требования удовлетворил. В марте 2012 года Голец продала квартиру Наталье Пантелеевой — матери бизнесмена Андрея Пантелеева.

По версии инициативной группы жильцов, собрание было проведено с нарушениями, а собственников ненадлежащим образом уведомили о его проведении. Группа потребовала пересмотра решения суда о приватизации мансарды.

В марте 2013 года суд вынес решение об отмене приватизации: Пантелеевой было отказано в признании права собственности на чердак над квартирой № 15. Сейчас она обжалует решение в горсуде. В удовлетворении иска Голец о признании права собственности на чердак над квартирой № 17 тоже отказано. Это решение также обжалуется в городском суде. Сейчас обе квартиры опечатаны приставами.

«Я что, сам себе враг?»

Представитель одной из сторон «чердачного конфликта», бизнесмен Андрей Пантелеев, ответил на вопросы газеты.

— Что вы можете сказать по поводу нападения на Александра Анисимова?

— Я не имею к нему отношения. Даже если откинуть в сторону морально-этический аспект, мне эта ситуация просто невыгодна. Сейчас вопрос по поводу законности прав на чердачное помещение рассматривается в суде. У нас есть все шансы выиграть иск. В условиях публичного скандала суд будет очень придирчиво исследовать все доказательства с нашей стороны. Вдобавок, как только появилась информация, что на чердаке якобы незаконно ведутся работы, к нам приходят по две проверки в день. Я сам себе враг?

— Почему вы так уверены, что победите? Один суд инициативная группа уже выиграла.

— Это не так. Первоначально мансарда была оформлена в собственность и присоединена к квартире № 15 гражданкой Голец по решению суда. А в июне 2012 года квартиру с мансардой у нее приобрела моя мама, интересы которой я представляю.

Инициативная группа потребовала пересмотра решения о признании права собственности, в итоге Голец отозвала свой иск о приватизации, поскольку собственником квартиры уже не являлась и не хотела участвовать в тяжбах. Однако это не отменяет того, что на момент совершения сделки имелись все правоустанавливающие документы: свидетельство о регистрации, кадастровый паспорт, паспорт на квартиру. С точки зрения закона, моя мама является добросовестным приобретателем: правовых оснований для признания сделки недействительной нет.

— Есть факт незаконного возведения мансарды…

— Кто вам это сказал? Достаточно посмотреть на крышу, чтобы понять, что нет там никакого незаконного строительства.

— Но какие-то работы вы проводили?

— Да, мы привели чердак в порядок: утеплили, ликвидировали протечки, сделали косметический ремонт, укрепили перекрытия. Никак не касались самой крыши и несущих конструкций. Даже дополнительные окна не прорубали — сделали имитацию. Никакой масштабной реконструкции не было и не планируется. Общедомовых коммуникаций на чердаке тоже нет, и доступ на крышу сохранен.

Речь вообще идет только об одном изолированном чердачном помещении. Все расположенные под ним квартиры используются, в основном, под офисы. Чердак мы и приобрели, прежде всего, чтобы иметь возможность привести его в порядок — до этого нас постоянно заливало. У того же Анисимова и остальных заявителей квартиры в другом крыле; там свой чердак, которого я никак не касаюсь. С Анисимовым мы общались несколько раз. Никаких оснований для конфликта, с моей точки зрения, не было, претензий никто не предъявлял. Иск, поданный инициативной группой, стал для меня неожиданностью.

Получается, пока этот чердак стоял заброшенный и там вода хлестала во все щели, никто из жильцов против его реконструкции и приватизации не возражал. А когда мы его купили и привели в порядок, тут же нашлись обиженные, которые потребовали вернуть его в общедомовую собственность.

— Активисты утверждают, что решение о реконструкции чердака было принято без учета мнения собственников.

— Для разрешения подобных вопросов есть суд, который должен поставить точку в этом споре. Заявления, которые СМИ транслируют со ссылкой на пресловутую группу, на мой взгляд, носят провокационный характер. Имущественный спор пытаются представить как борьбу за сохранение культурного наследия. Все аналогии с Миллионной улицей и другими скандальными объектами притянуты за уши. Достаточно сравнить внешний вид фасадов. Обустроить чердак, не меняя его размеры, и надстроить мансарду (по сути, еще один этаж) — две большие разницы.

Супруга Анисимова, насколько я знаю, возглавляет крупное московское PR-агентство. Сразу после нападения на ее мужа она заявила, что это произошло во дворе. А двор охраняет нанятая мною охрана — вывод напрашивается сам самой. Мы сняли записи камер наблюдения и ничего не увидели. Теперь выясняется, что напали на Лиговском, но информация уже пошла «гулять» по сети. Ситуация абсурдная. Анисимов, который год назад купил квартиру в Петербурге и, наверное, месяца в общей сложности в ней не прожил, приобрел статус «градозащитника», а теперь еще и мученика. А я неожиданно оказался в роли бандита-разрушителя памятников, и меня заочно признали виновным. 

Мнение 

Борис Вишневский, депутат ЗакСобрания Петербурга: «Я относительно недавно начал заниматься проблемой мансарды по Фурштатской, получив два обращения от жителей, в том числе от жены Александра Анисимова Инны Алексеевой. Я обратился к губернатору и начальнику ГУВД с просьбой о том, чтобы были тщательно расследованы все обстоятельства этого нападения и не допущено никакого незаконного строительства. Кроме того, я получил письмо от Пантелеева, где он уверяет, что он ни в чем не виноват, что судебное решение принято пока только в первой инстанции и что оно оспаривается. Я поручил своему помощнику, чтобы он встретился и с одной, и с другой стороной».

«Меня ударили сзади»

Александр Анисимов: «На меня напали напротив ТЦ «Галерея», когда я шел на «Сапсан». Думаю, это был не один человек — один повалить меня вряд ли сможет. Меня ударили по голове сзади, дальше я ничего не помню. Доктор сказал, бывает, что от удара теряется память. Я, скорее всего, потерял сознание. Мы с женой потом восстанавливали хронику событий: в себя пришел уже в карете «скорой помощи», раз 10 звонил жене и говорил одно и то же: что меня избили, почему-то говорил, что я в Москве.

У меня сломаны носовая перегородка, мизинец правой руки, многочисленные гематомы на лице и закрытая черепно-мозговая травма с сотрясением мозга. Я провел три дня в больнице Петербурга — как только врач сказал, что мне можно переехать в Москву, я это сделал. Сейчас на больничном: езжу на перевязки, электроэнцефалограммы.

Я подал заявление в 76-е отделение, уголовное дело — я узнал из СМИ — возбудили. Предполагаю, что нападение связано с конфликтом по мансарде: 90-е годы давно прошли — мне 34 года, я за 20 лет ни разу в такие истории не попадал. Средь бела дня в мегаполисе избить человека, ничего не украв, — это из ряда вон, очевидно — заказ. Потом мы уже поняли, что меня можно было  «поймать» около вокзала: я все время был с кем-то, и только в этот период — один. Думаю, это произошло сейчас, потому что соседи, администрация района и мы выиграли два суда, и у нас уже готова обоснованная позиция на следующее заседание».

Инна Алексеева, жена Александра Анисимова: «Почему возникла ситуация с разночтениями по адресу нападения? В тот день я разговаривала с мужем по телефону около пяти часов вечера — он сказал, что заходит во двор дома на Фурштатской. А в половину седьмого мне позвонил врач из «скорой» и сказал, что  «вашего мужа избили и мы везем его в больницу». Я сделала предположение, что это произошло на Фурштатской, потому что у мужа была амнезия: он вообще не понимал, где находится. Он собирался уезжать домой, в Москву. Квартиру мы купили  для родителей,  делали там ремонт».

Мнение

Наталья Сивохина, координатор «Живого города»: «Градозащитником в СМИ Анисимова назвали по ошибке. О нападении на Александра сообщила его жена: позвонила в тот день, когда оно произошло. Я считаю, что произошедшее напрямую связано с мансардным конфликтом. Александр приехал на день-два из Москвы, его избили по дороге на вокзал, не ограбив, ничего не отняв. Узнав о нападении, мы подали заявку на пикет, на котором собрали подписи под обращением к губернатору с просьбой взять ситуацию с Фурштатской под личный контроль».

Как это бывает

Миллионная, 12. Работы по возведению мансарды начались в  2009 году. Жильцы выступили против новостроя в суде. Дело было проиграно. 

Восстания, 47. Еще одна горячая точка. «Налепленная» часть видна невооруженным глазом. 

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Мансарда на ул. Восстания, 47»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на ул. Восстания, 47»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на ул. Восстания, 47»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на ул. Восстания, 47»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на ул. Восстания, 47»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на ул. Восстания, 47»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на ул. Восстания, 47»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на ул. Восстания, 47»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на ул. Восстания, 47»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на ул. Восстания, 47»

Караванная, 14. Несколько судов пережили и жители дома 14 по Караванной улице. Их ходатайства отклонялись, результаты независимых экспертиз и фотообвинения оставались за скобками. Суд одобрил новодел. 

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Мансарда на Караванной, 14»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Караванной, 14»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Караванной, 14»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Караванной, 14»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Караванной, 14»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Караванной, 14»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Караванной, 14»

Большая Конюшенная, 10. Над исторической мансардой появился еще один этаж, а с той стороны здания, где мансарды не было, выросли целых два этажа. 

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Мансарда на Большой Конюшенной, 10»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Большой Конюшенной, 10»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Большой Конюшенной, 10»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Большой Конюшенной, 10»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Большой Конюшенной, 10»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Большой Конюшенной, 10»
  • Фоторепортаж: «Мансарда на Большой Конюшенной, 10»

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 157

Все опросы…