Культура

Рецензия: «Киногид извращенца» Славоя Жижека - Ленин мертв, а кола нагрелась

25 апреля 2013 11:16 Евгений Бабушкин
версия для печати
В российский прокат выходит фильм «Киногид извращенца: Идеология». Взрывной и дерзкий, как блокбастер, но без единого спецэффекта. Гопник, случайно оказавшийся в кинозале, увидит на экране большого и неопрятного мужчину, который с диким акцентом комментирует какие-то дурацкие фильмы, причем ищет в них скрытый, неожиданный и даже непристойный смысл. Добро пожаловать на открытую лекцию Славоя Жижека, звезду философии и балагура.
Рецензия: «Киногид извращенца» Славоя Жижека - Ленин мертв, а кола нагрелась Фото: кадр Youtube/википедия (Original photographer: Andy Miah)/Дмитрий Кутиль

 

Если говорить утрированно, то «Киногид извращенца» - это двухчасовая лекция о том, как нам промывают мозги и как мы сами их себе промываем.  Жижек - умный человек (возможно, самый умный в Европе), и он не толкает конспирологические телеги про франкмасонов и еврейский заговор. Он исследует природу коллективных фантазий, которыми мы так легко увлекаемся - иными словами, природу идеологии.  Жижек последовательно размазывает по стенке: католицизм, исламский фундаментализм, религию в целом, нацизм, сталинизм, американскую демократию. Отдельный пинок - в сторону Ленина, которого Жижек очень ценит как политика, но не переносит слащавого образа доброго и мудрого вождя.

Впрочем, Жижека интересуют не конкретные формы идеологии, а идеология как таковая - равномерно разлитая по баночкам кока-колы и фляжкам шахидов, звучащая на нацистских сходках и в советских песнях, пыхтящая в будуарах и молчащая в мавзолеях.

Это сквозная тема его философских работ, а в «Киногиде» все эти выкладки обретают зримую, веселую плоть. Если бы Сократ был жив, он бы наверняка сдабривал свои байки примерами из  «Бэтмена» и «Железного человека», потому что это мир, в котором мы живем - этот мир нарисован и снят. И вот Жижек - огромный, потный, волосатый мужик с сократовским лбом - изрекает мудрости и непристойности, иллюстрируя их примерами из мирового кино. На него даже просто смотреть приятно, не вникая в мысль: он не помещается в кадр, у него судорожные движения и странный взгляд, он провокативен и занимателен, как пьяница в музее.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Славой Жижек»
  • Фоторепортаж: «Славой Жижек»
  • Фоторепортаж: «Славой Жижек»

Если в философии Жижек следует Марксу и Лакану, то в кино он подобен Тарантино: с археологическим пылом воскрешает мертвое, забытое, неприличное. Среди прочего - гениальный в своей нелепости фильм «Чужие среди нас» или советский блокбастер  «Падение Берлина» - самый дорогой и пафосный фильм сталинианы, снятый с экранов за полный идиотизм. Американский и советский трэш монтируются с подлинными шедеврами киноискусства, но Жижек не ставит оценок фильмам, он лишь хочет точнее проиллюстрировать тот или иной тезис, вбить еще один гвоздь в наше ложное бессознательное. И вот реклама лимонада соседствует с кадрами из Стенли Кубрика, а концерт «Рамштайн» - с  Лени Рифеншталь.

Киноиллюстрации складываются в самодостаточную композицию - это уже заслуга режиссера Софи Файнс, которую виновник торжества, конечно, затмевает. Вот на экране «Таксист» Скорсезе - и хрупкий герой Роберта де Ниро, изнасилованный американской мечтой, расстреливает всех подряд. Следом -  «Бразилия», где тот же де Ниро, уж заматеревший, скачет по жуткому мегаполису в образе сантехника-подпольщика. Затем появляется Жижек в интерьерах «Таксиста», переодетый в де Ниро - бесконечно забавный и сурово-назидательный. На сладкое - кадр из «Последнего искушения Христа»: начали и закончили Скорсезе.

Примерять на себя фильмы, которые цитируешь, - излюбленный прием Жижека. Он охотно надевает сталинский френч, прогуливается и выпивает вместе с героями «Заводного апельсина», сидит в убогой лодчонке на фоне пластмассового звездного неба - эстетика  кэмероновского «Титаника» наталкивается на Жижека, как на айсберг.   

Лишь два момента прерывают это кинематографическое баловство и буйство. В середине фильма - огромная, почти минутная пауза. Философ замолкает. Глаз оператора медленно скользит по кладбищу самолетов в пустыне Мохаве. Обломки чудовищных «боингов», разложившаяся техника, обессмысленная и почти ставшая искусством - триумф и итог бесконечного потребления. Для Жижека - главная метафора капитализма.

И второй момент - под финал. Критикуя все формы  «реального социализма», равно высмеивая и злого Сталина, и доброго Дубчека (первый секретарь ЦК Компартии Чехословакии), Жижек остается радикальным левым, и необходимость революции не вызывает у него сомнений. Поэтому заключительные кадры - документальные: пылающий Лондон и ликующий Каир, на краткий миг освободившиеся от ложного бессознательного, от власти идеологий.  Если мы так охотно погружаемся в выдуманную реальность Хичкока и Формана,  почему не готовы стать сопричастными массовым протестам современности - переодеться не в киногероя, а в революционера? Кстати, жаль, что в современной русской жизни не нашлось кадров, достойных Жижека.


Видео: kinogururu


 «Киногид извращенца:  Идеология» (The Pervert's Guide to Ideology)

Страна производства: Франция, Ирландия

Бюджет: неизвестен

Режиссер: Софи Файнс

Автор сценария: Славой Жижек

В главной роли: Славой Жижек

Выходит в ограниченный прокат в кинотеатрах «Дом кино» и  «Формула кино»

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 235

Все опросы…