Общество

Коррупция в России - это когда чиновнику разрешено воровать в обмен на посильную помощь Кремлю

15 мая 2013 11:04 Подготовила Нина Астафьева
версия для печати
«Запомните, джентльмены, эту страну погубит коррупция». Черный Джек из фильма «Человек с бульвара Капуцинов» говорил так об Америке, но события последних лет показывают: нынешний российский режим тоже может стать жертвой одного из его столпов – коррумпированности. Как и почему это произойдет, рассказал экономист и политолог, преподаватель НИУ ВШЭ Дмитрий Травин.
Коррупция в России - это когда чиновнику разрешено воровать в обмен на посильную помощь Кремлю Фото: flickr.com( truthout,kernel)/Дмитрий Кутиль

Одно из заблуждений российских граждан состоит в том, что они идеализируют чиновничество и полагают, что если во властных рядах и встречается 10% взяточников, то уж все остальные – честно трудятся ради того, чтобы нам хорошо жилось. Но в бизнес и на госслужбу идут, в общем-то, одинаковые люди: образование, воспитание, среда у них примерно одни и те же. Вы можете представить себе когорту бизнесменов, из которых только 10% озабочены своей прибылью, а 90 – рьяно трудятся лишь для того, чтобы вам было хорошо: и полки в магазинах были полны, и услуги качественны? Это невозможно – и столь же невозможен в наших условиях чиновник, который трудится за маленькую зарплату, хотя с своим бэкграундом мог бы стать успешным богатым бизнесменом.

Бизнес развивается за счет конкуренции, благодаря ей товары становятся более доступными и качественными. Соответственно, государственная служба будет эффективной для своих граждан тогда, когда там тоже появятся конкурентные механизмы. И пока человечество в этом смысле не придумало ничего, кроме демократии. То есть политические силы борются не за деньги, а за голоса и за репутацию. Это касается не только депутатов и прочих выборных лиц. Возьмем, к примеру, американский «Уотергейт». Президент Никсон досрочно сложил с себя полномочия, потому что его команду уличили в прослушивании штаба конкурентов – демократов. На всех уровнях, во всех сферах деятельности – у силовиков, в суде, в прессе – были люди, которые раскручивали этот скандал, потому что им это было выгодно. Вот это и есть здоровая конкуренция у госслужащих. Характерно, что журналистам никто не препятствовал в проведении расследования, потому что в стране действуют реальный парламент и независимый суд.

В принципе, у нас тоже имеет место конкуренция ведомств: взять, к примеру, недавнее противостояние Владимира Маркина (руководитель управления взаимодействия со СМИ Следственного комитета при прокуратуре РФ - «МР») и Владислава Суркова. Один чиновник ловит других, и все заинтересованы не в результате, а только в своем имидже.  

Коррупция в современной России, с 1991-го по нынешний год, развивалась в три этапа. Первый – до 1999 года – когда Россия была очень слабым и бедным государством. Не было денег не то что для учителей и врачей, но даже для чиновников. Под слабостью я подразумеваю то, что правительство боялось своих граждан и не могло выполнить данные им обещания.

Понятно, что на госслужбу при тогдашних зарплатах, которые были не более чем формальными, люди шли с единственной мотивацией: использовать должность для левых приработков. Конечно, были и представители старой, еще советской бюрократической школы, которые ничего не умели, кроме как перекладывать бумажки. Даже воровать…

Тем временем в верхних эшелонах власти начали заключать соглашения с разного рода коррупционными группировками. «Сибнефть», «Юкос», «Норильский никель» были проданы на залоговых аукционах, и власть не особо скрывала, что сверхвыгодные условия для покупателей – будущих олигархов – были созданы для того, чтобы в дальнейшем они поддержали деньгами президента Ельцина. Которому деньги требовались, чтобы удержаться у власти, так как в 1996 году, за полгода до выборов, его рейтинг составлял 6%. Дальнейшее известно: деньги были получены, потрачены на агрессивную пиар-кампанию, и выборы Ельцин выиграл. Во время предвыборной гонки он ездил по регионам и охотно раздавал налоговые льготы.

Так коррупция стала одним из столпов нынешней политической системы. А в 1999 году начался экономический рост и второй этап становления коррупции. Так уж получилось, что за 90-е годы население настолько привыкло к бедности, что уже не имело особых запросов. Поэтому в начале 2000-х, когда нефть дорожала, государство богатело гораздо быстрее, чем просыпались аппетиты у граждан. Ну а борьба с коррупцией и демократизация общества в этом списке требований стояли далеко не на первом месте. У нас начал формироваться авторитарный режим правления.

Теперь от милицейских генералов требовалось одно – готовность разгонять митинги протеста. От руководителей сферы ЖКХ – поддерживать сети в хорошем состоянии до выборов, чтобы не портить настроение избирателям. И, конечно, повышать тарифы только после выборов, как это было в 2012-м. От избирательных комиссий требовалось сами знаете что. Итак, авторитарный, да и тоталитарный режим, получается, целиком зависит от мелких чиновников. Им, в свою очередь, позволительно брать взятки. Лишь бы поддерживали режим.

Механизм этот раскручивался до 2008 года, а потом наступил экономический кризис и с ним – третий этап, нынешний.

Объем ВВП в 2009 году снизился на 7%, то есть на ту самую цифру, на которую вырос в самом богатом году – 2007-м. Сейчас он не превышает 1,13% – и это при том, что цены на нефть так и не упали ниже 100 долларов за баррель. Замедлившийся рост ВВП означает и то, что у чиновников замедлилась эскалация теневых доходов.

Как думал типичный номенклатурщик? Сейчас мне 25 лет, и мой доход в этом кресле позволил мне купить двухкомнатную квартиру на окраине столицы. При таком росте доходов, который наблюдался последние три года, я через 10 лет смогу купить 13-комнатную квартиру на Остоженке, как у госпожи Васильевой. А затем, к 45 годам, у меня будет особняк в Лондоне – тихая гавань на случай передряг на родине. Я туда уеду с семьей, когда выйду в отставку…

И тут выясняется, что доходы растут уже не на 8%, а на 1% в год или не растут вовсе. Аппетиты растут - возможности падают. Одновременно раскручиваются коррупционные скандалы, один за другим: сначала в Минобороны, потом в Сколково. Если чиновник начинает больше брать, он тоже может попасть в орбиту следствия. Вопрос в том, будет ли руководство страны вести эту кампанию против столпов своего же режима? Сажать в тюрьму чиновников за взятки? А кто же будет находить для вас нужных людей в избирательные комиссии? Арестовать полицейского генерала? А обеспечит ли его преемник эффективную работу ОМОНа для разгона митинга? Такие случаи – когда генералы не захотели посылать бойцов на борьбу с народом – у нас уже были: и тогда в столицы перебрасывали омоновцев из глубоких провинций.

Сейчас очень похоже, что Путин плохо представляет себе реальную ситуацию в городах. Причем он сам это понимает. Если генерал заявит ему «бойцы отказываются разгонять митинг», президент не сумеет сходу разобраться - это действительно так, или генерал врет? Ну, уволит он генерала, или даже посадит, если есть за что. А чего ждать от следующего? Вдруг проблема не в руководителях силовых структур, а в низовом звене?

В то же время сами чиновники, видя, как падает рейтинг президента, задумываются: а почему мы, собственно, должны его поддерживать? Раньше нам разрешали воровать, а теперь, когда наступает стагнация, много не возьмешь.

Мне кажется, что на региональном уровне у нас неприкосновенными окажутся только губернаторы, а все остальные – вице-губернаторы, главы комитетов – вполне могут стать обвиняемыми. На федеральном - иммунитетом будут обладать министры, вице-премьеры и глава администрации президента.

Лекция Дмитрия Травина «Политэкономия коррупции в современной России» была прочитана 14 мая в книжном магазине «Порядок слов».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 191

Все опросы…