Культура

Ночь музеев: душно и душевно

19 мая 2013 10:08 Нина Астафьева
версия для печати
В Петербурге состоялась Ночь музеев. Всю ночь улицы в центре выглядели оживленнее, чем днем, но не так бурно, как, например, во время «Алых парусов». Беглый осмотр улиц позволил сделать вывод, что между городскими музеями в эту ночь курсировало около 100 тысяч петербуржцев.
Ночь музеев: душно и душевно Фото: Flickr.com (namuel_R)/Дмитрий Кутиль

Из 83 музеев, библиотек и пространств 15 приняли участие впервые. Несколько «новичков» пережило невиданный наплыв посетителей – например, Петрикирхе и Большой зал филармонии. В некоторые музеи – например, Музей связи, каждый год приходится выстаивать колоссальную очередь. Немало народу, несмотря на плохую транспортную доступность, собрала «Эрарта». Организация была, пожалуй, на высоте: смотрители, волонтеры, водители ночных автобусов, музейных троллейбусов и трамваев – все трудились на износ. У посетителей отмечался дефицит только времени – и свежего воздуха. К счастью, детей и пожилых людей на акции почти не было, за исключением зоопарка. По его территории даже седовласые деды катались на самокате.

Больше всего экскурсоводов собрала Петрикирхе, но экскурсии пришлось проводить одновременно. Выставочный зал с программой «Немцы в Петербурге» явно не мог вместить всех желающих, а снаружи прибывали все новые и новые посетители. В итоге гости ходили гуськом, протискиваясь мимо другого такого ж гуська, который уже осмотрел стенды, рассказывающие о жизни немцев в России в XVIII-XIX веках, и спускающихся в катакомбы. В катакомбы эти обычно никого не пускают – может, отсюда и наплыв. Помимо художественной галереи Dreiklang, катакомбы привлекали еще и тем, что там было прохладно. Вообще подвальные помещения кирхи выглядели печально: здесь остались следы от вышек, тем более, что чашу плавательного бассейна так и не стали заделывать. Бассейна в здании нет уже двадцать лет, но следы остались навсегда – пол теперь выровнять невозможно. А это влияет на акустику молельного зала, не говоря уж об органных концертах. Концерт в зале шел всю ночь, играл специально приглашенный немецкий органист.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Ночь музеев: душно и душевно»
  • Фоторепортаж: «Ночь музеев: душно и душевно»
  • Фоторепортаж: «Ночь музеев: душно и душевно»
  • Фоторепортаж: «Ночь музеев: душно и душевно»
  • Фоторепортаж: «Ночь музеев: душно и душевно»
  • Фоторепортаж: «Ночь музеев: душно и душевно»
  • Фоторепортаж: «Ночь музеев: душно и душевно»
  • Фоторепортаж: «Ночь музеев: душно и душевно»
  • Фоторепортаж: «Ночь музеев: душно и душевно»
  • Фоторепортаж: «Ночь музеев: душно и душевно»
  • Фоторепортаж: «Ночь музеев: душно и душевно»

Музей политической истории встречал посетителей выставкой политической аппликации. Пример показала художница Ирина Дудина – она соорудила несколько тканевых плакатов на разные темы, например, «Нанотехнологии России» или «Пушкин против нелегальной иммиграции». Честно говоря, нужно было внимательно всматриваться, чтоб увидеть смешное, но в конце концов аппликация – это не лубок. Из огромной кучи цветных тряпок можно было сделать свой плакатик, на любую, желательно политическую, тему. Жаль, что клей держал плохо, и все буквы с моего воззвания через минуту отвалились.

Экскурсии по залам не водили, одновременно работали несколько выставок. На выставке «Человек и власть» наше внимание привлек один экспонат – материалы уголовного дела Волкова и Рыбакова. Их обвинили по уголовным статьям – за злостное хулиганство, а пресса заклеймила как кощунствующих пачкунов. Судя по материалам дела, вандалы (впоследствии осужденные на 6 и 7 лет) изрисовали граффити стену Петропавловки. В газетном фельетоне не было сказано, что это была надпись в защиту политзаключенных.

Как говорится, любые совпадения – случайны.

Наплыв посетителей отмечался в соседнем зале, где организовали веселые переодевания. Тут можно было примерить панамку как у Хрущева (эх, башмака только не было), черкеску или бурку (в бурке, сказали служители, ходил даже матрос Дыбенко), шляпу как у Горбачева или шляпку как у первых леди. А заодно послушать рассказ, как советских номенклатурщиков снабжали шляпами для поездок за границу.

У Артиллерийского музея толкалась очередь - человек на двести - и уже в 7 вечера. У Зоопарка была не очередь, а хвост. Совершенно космическое стояние наблюдалось у Планетария. Конечно, вели все себя интеллигентно, а «планетарщиков» еще и развлекали попутно лекциями по этикету (лектор проводил свой мастер-класс в двух шагах от входа).

Средняя длина очереди составляла примерно 150 человек, но двигались они довольно споро. Скажем, артиллерийский музей располагает огромными территориями, так что в нем разом может поместиться тысяча человек. Так и получилось: пока одни осматривали «Тополь-М», другие ушли на задний двор наблюдать рыцарские бои. И не были разочарованы: одному из рыцарей удалось-таки сшибить своего противника с коня, а вообще это редко бывает. Турнир был обустроен в очень удобном месте: круглая стена музея смахивала на вывернутый наизнанку колизей, а зрители, чтоб лучше было видно, забрались на гаубицы. Другие военные реконструкции не снискали столько внимания, хотя среди ряженых кого только не было: и революционные матросы, и испанские бригадиры. Про «Тополь-М» рассказывал непрошенный доброволец: пьяненький и с цигаркой. Но хороший рассказчик.

Зоопарк принимал участие в Ночи только до 23 часов. Затем звери отправились спать. В вольерах, где посетителям разрешалось кормить животных (бараны, кролики, гуси и индюки) весь пол был завален капустой и прочими отрубями, но их никто не ел. При таком наплыве посетителей животных перекормили почти сразу. Лучшим моментом вечера стало выгуливание снежного барса: служители просто взяли его на поводок и вывели на лужайку. Все прошло хорошо, но мальчишки, которые пришли в зоопарк прямо с исторических реконструкций, все норовили пальнуть в барса из лука. Хорошо, родители были начеку.

Зоопарк оказался самым «детским» местом на акции. Зато в детские библиотеки пришли, в основном, взрослые. В библиотеке имени Гайдара сотрудники повязали пионерские галстуки, организовали несколько конкурсов и мастер-классов (почему-то оригами – обязательная деталь любого библиотечного мероприятия, будь то Библионочь или Ночь музеев). В кинозале крутили документальный фильм «Конец каникул» - про Виктора Цоя. В 80-е годы за возможность увидеть это кино фанаты пожертвовали б чем угодно – а сейчас в зале оказалось только три человека… Испорчен народ торрентами, наверное.

В соседнем зале можно было увидеть фотовыставку «Двадцать лет без СССР» – горькие картинки провинциальной разрухи.

Чем темнее становилось на улице, тем больше росли людские потоки. Коммерческие музеи с Невского тоже продлили время своей работы. Как известно, городской праздник считается всеобщим, если пешеходы начинают ходить по проезжей части. До этого не дошло – но было заметно, что уверенней всех себя чувствуют обладатели велосипедов и роликов. Машинам было негде парковаться, а общественный транспорт не мог вместить всех желающих. Ночное метро (от «Спортивной» до «Адмиралтейской») и метро-автобусы сослужили горожанам хорошую службу. Что касается ретро-трамваев (ох и жесткие же в них оказались сидения), то у них был один недостаток. На каждой остановки любители норовили сфотографироваться перед вагоном, и вагоновожатый был вынужден ждать… Зато мосты ждать не стали и развелись, причем, раньше положенного (Тучков, например, развелся в час ночи).  

Задворки Манежа (туда, кстати, очереди почти не было) представляют собой настоящий музейный квартал. В Петербурге пока нет полноценного музея науки, и его функции выполняет Музей связи. Шумиха там была немыслимая: звенело, подскакивая, кольцо, управляемое электромагнитом, пищал морзянкой первый телеграфный аппарат, дышать было нечем и пришлось ретироваться.

Хвост к дверям музея связи тянулся-тянулся по Почтамтскому переулку – и утыкался в другую очередь – к Музею религии. Еще один музей – по соседству – Республика кошек – своих посетителей разочаровал. Музей – по крайней мере, тот зал, где обитают живые кошки (экзоты и эрмитажные герои), вмещает только 25 посетителей. Поэтому сразу после покупки единого билета посетитель должен был приехать к музею и застолбить себе время в эту ночь. Потом приехать еще раз – когда назначено. Правда, тем, кому времени не досталось, выдали бесплатную проходку и велели прийти в июне.

«Ночь музеев» хороша уже тем, что помогает знакомиться. Причем, искать друзей люди начинают не в самих музеях (там все-таки сумасшедшая обстановка), а в соцсетях, заранее, когда чувствуют, что нужна компания. Говорят, что предыдущее поколение тоже знакомилось в очередях – но к театральным кассам. И они тоже стояли в них всю ночь.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter





Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Нужно ли передавать Исаакий РПЦ?

Проголосовало: 4663

Все опросы…