Общество

В Турции люди активнее протестуют, потому что у них горячей молодежи больше

4 июня 2013 10:27 Нина Астафьева
версия для печати
Оказывается, проблема уплотнительной застройки памятных территорий близка не только петербуржцам: это показали события в Турции. В Стамбуле отмечены массовые беспорядки в связи с попыткой преобразовать площадь Таксим. На защиту местного сквера встала едва ли не вся страна. «Мой район» спросил у экспертов, почему россияне так не похожи на турок: у нас зеленые зоны почти не защищают, а активистов подозревают в ангажированности.
В Турции люди активнее протестуют, потому что у них горячей молодежи больше Фото: flickr.com ( Kıvanç Niş)/Дмитрий Кутиль

Напомним, из-за чего начались беспорядки в Турции. На площади Таксим в Стамбуле ради строительства торгово-развлекательного комплекса пустили под топор небольшой сквер Гези. Демонстранты вышли на его защиту. Между тем, за проект ТРК вступился лично премьер-министр Эрдоган, который сказал, что здание все равно будет построено. И тут турки проявили необычайную (по меркам россиян) солидарность: крупные компании заявили, что будут бойкотировать комплекс и не станут арендовать там помещения. Хакеры устроили атаки на сайты правительства. Протесты распространились и на другие города. Горожане стали требовать не только сохранить сквер, но и отправить в отставку правительство. В конце концов, демонстрантов разогнали водометами и слезоточивым газом. Но выступления не прекратились и продолжаются до сих пор.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Антиправительственные выступления в Турции»
  • Фоторепортаж: «Антиправительственные выступления в Турции»
  • Фоторепортаж: «Антиправительственные выступления в Турции»
  • Фоторепортаж: «Антиправительственные выступления в Турции»
  • Фоторепортаж: «Антиправительственные выступления в Турции»
  • Фоторепортаж: «Антиправительственные выступления в Турции»

«Я могу сказать, почему в России не приняты миллионные демонстрации в защиту чего бы то ни было, - говорит Дмитрий Дубровский, сотрудник Российского этнографического музея и преподаватель СПбГУ. – Потому что массовые митинги ассоциируются с советским прошлым. Кроме того, лидеры протеста растратили свой кредит доверия, поэтому никакой солидарности не получается. В 2000-е годы люди поняли, что их протесты ни к чему не приводят, что к демонстрантам никто не прислушивается, энтузиазм угас, так что на площадь стали выходить только особо идейные, а их мало. А еще следует учесть, что Турция по демократичности заметно опередила Россию. Там сейчас умеренно радикальные исламисты находят общий язык со светскими организациями и могут вместе протестовать ради того же сквера.

В тех европейских странах, где демократия получила еще большее развитие, до подобной ситуации просто не дошло бы. Муниципалитет – а именно он, то есть не мэр города и тем более не премьер-министр – должен был распоряжаться этой землей. И поскольку муниципалитет – структура выборная, целиком зависящая от избирателей, там принято с людьми считаться. Да и коррумпированных экспертов гораздо меньше».

Александр Карпов, директор Центра экспертиз ЭКОМ, считает, что массовость турецких выступлений произрастает из грамотной демографической политики. «Ядро всех массовых выступлений – всегда молодежь. В зависимости от страны, это могут быть 17-летние или 30-летние ребята. И чем больше в стране молодежи, тем горячее накал. Дело не только в кипящей крови, а в том, что, вступая во взрослую жизнь, молодой турок сталкивается с жесткой конкуренцией. Вокруг – полно молодых, которые тоже ищут места под солнцем. Твое положение, если ты беден и малообразован, называется бесперспективняк. Отсюда – вспышки раздражения: начинают с защиты сквера, переходят на правительство.

В России демографическая пирамида – елкообразная. У нас выхвачены огромные зубцы – вот тут людей меньше из-за революции и гражданской войны – да, сто лет назад, но последствия до сих пор. Вот тут – Великая Отечественная. Вот тут – кризис 90-х.

В Стамбуле невозможно предсказать, где, в связи с чем у них будет следующий выброс энергии. Скажем, в Черном море убивали китов – весь мир встал на дыбы, но турки не отреагировали.

В Турции были протесты и в связи с уплотнительной застройкой. Одна из стамбульских ценностей – традиционный вид бухты Золотой Рог, где собирались воздвигнуть несколько башен. Отстояли. Но в европейских странах митинги протеста за сохранение исторических зданий и пространств – тоже не редкость. В немецком Штутгарте, например, долго длилось противостояние между активистами и властями, которые хотели снести старый вокзал. Но там ситуация выглядела бы анекдотично, вздумай в нее вмешаться канцлер. А в Турции на защиту застройщиков вышел сам премьер. Конечно, реакция была бурной: горожане считают, что город принадлежит им, и такого агрессивного вторжения в свою среду допустить не могут.

Любая катастрофа имеет несколько причин, и турецкие столкновения – тоже. Там, где плохо сочетаются пространство и плотность населения, такие вспышки будут всегда».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 218

Все опросы…