Город

Кандидаты на пешеходизацию: улицы Рубинштейна, Пушкинская, Караванная, набережные

14 июня 2013 11:17 Татьяна Морозова
версия для печати
Как превратить Петербург в российский Копенгаген - город для людей, удобный и красивый? Надо создать больше пешеходных зон, отдать дороги велосипедистам, отнять парки у гопников в пользу спортсменов и мам с детьми. О философии общественных пространств, которых в Петербурге пока нет (но скоро обязательно будут), «Мой район» поговорил с Олегом Паченковым, директором Центра прикладных исследований Европейского университета в Санкт-Петербурге, ведущим научным сотрудником Центра независимых социологических исследований.
Кандидаты на пешеходизацию: улицы Рубинштейна, Пушкинская, Караванная, набережные Фото: С.Николаев/Дмитрий Кутиль

 

Весной в  Петербурге запущен международный проект на стыке социологии и архитектуры – «Сага о городе. Трансформация общественных пространств». 

- Олег, что же это такое – общественные пространства?

Если формально - это не частные пространства. Еще можно сказать – это места, где вы проводите время вне дома и вне работы. Парки, площади, ярмарки, блошиные рынки, пешеходные улицы, скверы… Большинство находится на открытом воздухе, но какие-то функции могут быть перенесены и под крышу – скажем, библиотека. Даже кафе или территория торгового центра могут частично выполнять роль общественного пространства. 

Общественные пространства удовлетворяют важную социо-психическую потребность человека «на людей посмотреть и себя показать». Это места, где мы знакомимся с другими людьми и учимся их уважать. В этом их очень важная функция.

- Но есть ли эта потребность сейчас? Мы закрываемся решетками, заборами, общаемся чаще через интернет… Господствует индивидуализм.

- Потребность есть, но она неосознанна и заблокирована! Скажем, когда мы посещаем западные города, мы восхищаемся тем, что люди сидят там вечерами в открытых кафе, закутавшись в пледы, пьют кофе… И сами там сидим с удовольствием. А нам кто мешает сделать такие же кафе? Но в своих городах мы предпочитаем закрыться, завесить или закрасить окна в кафе. И дело не в климате – в Скандинавии он такой же. Мы могли бы тоже принести пледы и для обогрева установить газовые горелки.

Другая ситуация: люди в одном и том же социологическом интервью говорят: «Как было здорово, когда были открыты все дворы, и можно было с улицы Правды на Загородный в булочную пройти». Спрашиваю: «Так может, надо снять все эти решетки?» Тот же человек тебе говорит: «Нет, ни в коем случае!»

Потеряна способность к общественной жизни. Наверное, это связано с тем, что в 90-е годы, когда нас перестали заставлять жить коллективно, люди стали компенсировать это и закрываться. Маятник качнулся в другую сторону. Но он вернется обратно.

- Ваш проект начался с поездок в северные страны. Что там было особенно примечательным?

- Пешеходные кварталы в Копенгагене. Весь центр города – сеть пешеходных улиц, шикарная велоинфраструктура. На один день нас всех посадили на велосипед. Это было очень здорово. Мы поняли, что Копенгаген – это город, который создан для пешеходов и велосипедистов. И там просто некомфортно ездить на чем-то другом. Например, как там выглядит мост – примерно такой же, как Троицкий: из ширины моста процентов 30 оставлено на проезжую часть, а рядом, в два раза шире - велосипедная дорожка и такой же ширины тротуар, на котором стоят скамейки, сидят люди. Полный мост людей!

- А где и как в Петербурге могут развиваться пешеходные зоны?

- Чем больше таких зон - тем лучше, это оживляет город и делает его привлекательнее, а жизнь горожан и туристов - интереснее. Но должна быть системность и продуманность. Зоны должны выстраиваться в общую схему пешеходного движения.

В Копенгагене сперва появилась одна пешеходная улица. Через три года - еще кусочек. Потом в течение 10 лет - еще несколько пешеходных улиц рядом. Постепенно они выросли в обширную сеть пешеходных улиц в центре города. В эту сеть входят и улицы с сильно ограниченным движением - до 10-15 км/час. В итоге - комфортный центр большого размера!  

Потеряна способность к общественной жизни. Наверное, это связано с тем, что в 90-е годы, когда нас перестали заставлять жить коллективно, люди стали компенсировать это и закрываться. 

В этом смысле кажется логичным и перспективным для города проект единой пешеходно-велосипедной зоны на территории Марсова поля, Конюшенной и Северной Коломны. Но не надо забывать: пешеходные зоны надо наполнить жизнью, разместив в первых этажах какие-то активные малые бизнесы, кафе и т.п. Это должна быть комплексная задача.

Считаю, кандидаты на постепенную пешеходизацию: улицы Рубинштейна, Пушкинская, Караванная, набережные - хотя бы каналов в Коломне для начала. Удивительный пример - парк в Валенсии, разбитый в русле бывшей реки, который венчает Город искусств и наук архитектора Сантьяго Калатравы. Просто напрашивается такое решение для Обводного канала!

- Также в проекте есть упоминание библиотек. Это тоже потенциальные общественные пространства?

- В Европе это место доступа к информации вообще, своеобразная «инфотека». Также библиотеки становятся пространствами событийными. Праздники, мероприятия, выставки местных художников, детского творчества – там все. Можно зарезервировать комнату для общественной встречи или лекции. Здесь же - администрация коммуны, локальный дом культуры, рядом - молодежный центр. Еще один нюанс - библиотеки там популярны у мигрантов, поскольку проводятся курсы языка, досуга и общения для мусульманских женщин, которые сидят дома. Имидж библиотек и у нас может измениться, люди должны начать воспринимать библиотеку как что-то другое. Мы планируем перенести этот опыт на некоторые наши библиотеки, сотрудничаем с библиотечной системой имени Лермонтова. 

- Где-то я прочитала фразу, что история творится на площадях. Общественные пространства – это ведь и двигатель гражданского общества.

- И это очень хорошо понимают в Скандинавии. Общественные пространства способствуют воспитанию человека, обладающего гражданским сознанием, способностью думать еще о чем-то, кроме своих личных нужд и интересов. Чтобы создать такое общество, нужно людей подталкивать, создавая общественные пространства даже там, где спрос на них неочевиден.

Когда мы были с группой проекта в Копенгагене, датчане рассказывали: первые пешеходные улицы, велодорожки, открытые веранды у них появились 30-40 лет назад. И сопротивление, непонимание было такое же. Но в миссии и целях было прямо записано - стремиться, чтобы на улицах было как можно больше людей и чтобы они находились там как можно дольше.

- Расскажите это нашему ГУВД!

В том-то и дело. Трудно вести речь об общественных пространствах в стране, где существует закон, запрещающий собираться больше трех. И заинтересована ли сегодня власть в развитии гражданского общества и сознания на самом деле? Но надо искать выходы.

- Собственно, а много ли нужно для создания общественного пространства, какова его формула?

Главные критерии, которые мы выделяем: умные (разумно организованные, технологичные), привлекательные, экологичные и доступные. Скажем, парк имени Горького в Москве, из которого сделали городское пространство нового типа. Исследования перед реконструкцией показали, что 70-80% посетителей – жители Московской области и других городов. Они приезжали туда в спортивных костюмах покататься на каруселях и поесть поп-корна. Москвичи туда не ходили. Есть такая проблема общественных пространств - одна группа иногда вытесняет другую.

Архитекторы в первую очередь снесли все карусели и почти всю территорию заасфальтировали. Это был слом сознания – парк без аттракционов! Но туда хлынули скейтеры, велосипедисты и роллеры. Второе – сделали там Wi-Fi. И третье – поставили простые, популярные в Европе конструкции: скажем, две доски, одна вертикальная, другая горизонтальная. Сидеть очень удобно. Плюс рядом - кофе на вынос. И все! С утра до ночи там теперь молодежь, студенты с лэптопами. И хипстеры,  а это такая театрализованная субкультура, она никого уже не вытесняет, не раздражает, на них даже приходят посмотреть.

- А что же у нас в Петербурге, привести в пример нечего?

Мне нравится часть Удельного парка, ближе к Пионерской, там такая длинная дренажная канава и вокруг нее большой кусок просто зеленого поля. Вы посмотрите, что уже сейчас там творится: люди играют в бадминтон, в летающую тарелку, кто-то просто жарит шашлык. И никто не мусорит.

На пешеходных зонах в центре стало больше уличных музыкантов. Хороший пример – площадка на Лиговском проспекте, между ТРК «Галерея» и входом в метро. Раньше там ничего не происходило. Как только там появилась «Галерея», появился поток людей, ориентированных на досуг. Но это еще не было общественным пространством. Шаг второй – поставили гранитные скамьи, спорные весьма с точки зрения функциональности, но даже они стали точкой притяжения – если не сесть, то хотя бы сумку на них можно поставить, прислониться, постоять. И третий шаг -  к этим людям присоединились уличные музыканты. Теперь это общественное пространство.

- В вашем проекте «Сага о городе. Трансформация общественных пространств» вы уже работаете над конкретными городскими территориями?

- Мы взяли для изучения часть Коломны, где центральной осью является Садовая улица, на нее «нанизаны» три потенциально интересных места –  площадь Тургенева, площадь Репина и территория у Никольского собора, район Семимостья.

Мы провели какое-то время в этих точках. Стало видно, что потенциал площади Тургенева используется – людей много. А площадь Репина – по форме это общественное пространство, но «убитое». Это некий сквер, но по факту там постоянный автотрафик, очень некомфортно. Но самое парадоксальное, что люди, как только потеплело, обсиживают жалкие четыре скамейки, стоящие там, разворачивают, перетаскивают, ставят их напротив друг друга, чтобы можно было общаться. Значит, нужно сделать что-то для пешеходов, может, вывести трафик куда-то. Будем искать решения и предлагать.

Интересное место – Семимостье. Мы обливались слезами, глядя как десятки маленьких детей, с которыми туда приходят гулять, совочками долбят гравий, потому что больше ничего нет. Там просто необходима какая-то детская инфраструктура! Что мешает? Будем разбираться. Набережные каналов в Коломне – напрашиваются пешеходные прогулочные зоны. Но сделать просто пешеходные зоны – этого недостаточно, нужно наполнить жизнью, деятельностью первые этажи. Это уже более сложная задача.

Пока работаем по Коломне, потом переключимся на Петроградский район, может быть, возьмем для изучения Посадский округ.

- Нужно будет плотно общаться с чиновниками.

- Да, это будет непросто, опыт показывает, что с частными девелоперами договориться проще. Это масса комитетов, каждый со своими задачами. И ни в одной не прописано, что они должны создавать общественные пространства. Нет даже такого термина. Как убедить и встроить в систему работы чиновников необходимость создания общественных пространств? Это нелегкая задача.

- Что будете считать результатами своего проекта?

- У нас есть программа минимум и программа максимум. Минимум – создать методику исследования и проектирования общественных пространств в российских городах  на примере Петербурга. Программа максимум – реализация общественного пространства, хотя бы пилотного, но идею должны подхватить городские власти и горожане. Это идеал. И конечно, хотелось бы создать обучающую программу для образования специалистов, которые могли бы проектировать эффективные общественные пространства. Ни в одном университете города нет серьезной программы, где учат созданию общественных пространств. Отдельно готовят архитекторов, отдельно градостроителей, а уж о чем им говорить с социологами и антропологами – вообще непонятно. А у них должен быть общий язык. Только совместными усилиями они смогут проектировать и создавать «город для людей».

О проекте «Сага о городе. Трансформация общественных пространств»

Участники – Леонтьевский центр, Центр независимых социологических исследований (ЦНСИ), Информбюро Совета министров северных стран в Петербурге, Совет муниципальных образований города. У проекта четыре направления:

1. Поездки представителей органов местного самоуправления и органов государственной власти  в города Швеции, Дании, Норвегии, для ознакомления с городской средой и организацией общественных пространств. Чиновников знакомят с велоинфраструктурой, библиотеками, детскими площадками и зонами отдыха.

2.Моделирование конкретных общественных пространств на пилотных территориях (Коломна, Петроградская сторона). В результате будет сформирована и  апробирована методика создания успешных общественных пространств, которую можно будет применять и на других территориях.

3.Превращение библиотек в современные общественные пространства. В качестве пилотных выбраны несколько библиотек в Коломне и в  Петроградском районе. Партнерами выступят библиотеки Хельсинки и Торнбю (Дания).

4. Разработка межвузовской образовательной программы по проектированию современных городских пространств на базе опыта Скандинавии.

Проект рассчитан до июня 2014 года.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 184

Все опросы…