Культура

Грандтеплуха вместо Красной площади, или что такое индустриальный туризм

13 июня 2013 11:45 Павел Миронов, pmironov@ mr-msk.ru
версия для печати
Индустриальные туристы путешествуют по заброшенным школам, больницам, теплотрассам и станциям метро.
Грандтеплуха вместо  Красной площади, или что такое индустриальный туризм Фото: Елизавета Фокина в заброшенном здании школы № 201 имени Зои и Александра Космодемьянских, недалеко от метро «Войковская». В этом году там должна начаться реставрация. Фото Марка ПОЗДНЯКОВА

«Если в один прекрасный день в Москве снесут все заброшенные промзоны, зароют ненужные бункеры и отреставрируют брошенные больницы и усадьбы, город для меня опустеет», — говорит Евгения Патрина, москвичка. Несколько лет она ходила на прогулки по покинутым промышленным территориям, законсервированным объектам советской эпохи и полуразрушенным усадьбам в Подмосковье. Ее увлечение называется урбанистическим или индустриальным туризмом — «урбан-трипом».

МЕСТА

Пунктом назначения для индустриального туриста может стать любой дом или сооружение, покинутые людьми, подземные коллекторы, закрытые тоннели метро, бомбоубежища времен холодой войны. То есть любое необычное сооружение, городская «изнанка». Туристы гуляют по пустынным цехам заводов, залезают на осыпающиеся колокольни и фотографируются на фоне ржавых заборов и брошенных тракторов. Фотография — неотъемлемая часть любого урбан-трипа.

«Бегаю с камерой по объектам, стараясь запечатлеть места и красоты. Меня интересует история мест, какую информацию могли хранить стены много лет назад, ощущения от места», — рассказывает Евгения Патрина, одна из ветеранов движения. Она ходит по заброшенным зданиям и усадьбам уже пять лет, в любое время года. Первым ее объектом был недостроенный аквапарк на Аминьевском шоссе, тогда она влюбилась в виды пустующих тихих развалин.

«Самые необычные места, которые я видела, — замок Храповицкого в поселке Муромцево, брошенная электростанция с гигант­скими катушками Теслы в Подмосковье, усадьба «Заветное», пансионат неподалеку от Калязина», — рассказывает Патрина.

ЛЮДИ

Помимо развалин есть еще несколько видов целей для индустриального туриста. В своей среде урбанисты (так себя называют некоторые индустриальные туристы) выделяют несколько типажей. Например, диггеры предпочитают спускаться в ка в городские коллекторы, ходить по руслам подземных рек, спускаться в кабельные тоннели и законсервированные станции метро.

Руферы предпочитают крыши, в том числе и на заброшенных и аварийных объектах. «Основные направления интересов у нас — «военка» [заброшенные военные базы, объекты ПВО и гражданской обороны], промзоны, метро, речки, кабельные коллекторы и теплотрассы», — рассказывает Лана Сатор, москвичка и опытный урбанист.

Основная цель индустриального туризма — получить эстетическое удовольствие, адреналиновый заряд от преодоления препятствий и посниматься в непривычной обстановке.

Уносить с заброшенных объектов не принято. «Есть негласное правило: не растаскивать «хабар» [вещи оставленные в заброшенных местах]. Представьте, по месту за день шатается 20‑50 человек, к примеру, и если каждый внесет свою лепту, что останется от места?» — отмечает Елена Патрина.

РИСК

Большинство объектов индустриального туризма — травмоопасные места. Отправляясь туда, можно сломать ногу, упасть с крыши, попасть под завал, получить удар током, подверг­нуться нападению стаи бродячих собак. Урбанисты поэтому советуют не ходить в одиночку. Урбанисты говорят, что, раз сходив в трип на заброшенный объект, остановиться уже сложно. «Я сама лезу почти везде, куда лезется», — рассказывает Лана Сатор, опытный урбанист.

Пообщаться с индустриальными туристами, посмотреть фотографии и описания туристических целей можно здесь: www.urban3p.ru.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 275

Все опросы…