Город

«Серый пояс» Петербурга должен стать «зеленым», или город ждет катастрофа

28 июня 2013 10:13 Андрей Сошников
версия для печати
«Серый пояс» занимает примерно треть территории Петербурга и до 40% исторического центра. В европейских городах, для сравнения, этот показатель не превышает 10%. Это сотни гектаров пространства, которое можно обустроить под жилые кварталы, деловые центры и все, ради чего приходится уродовать исторический центр. Проблема в одном: власти, девелоперы и градозащитники не могут договориться, как его использовать.
«Серый пояс» Петербурга должен стать «зеленым», или город ждет катастрофа Фото: flickr.com ( Iliazd)/Дмитрий Кутиль
Основная проблема, которая из-за этого возникает, – «растянутость» города. Петербург все дальше застраивается на юг, а основные точки притяжения – рабочие места, инфраструктура отдыха и развлечений – остаются в центре. Дорога в Эрмитаж для жителя Шушар занимает несколько часов. Столько же требуется жителю центра, чтобы выбраться на природу. «Люди загорают на железнодорожной насыпи и купаются на пляже Петропавловской крепости, хуже – в пруду парка Авиаторов. Кажется, они с большим комфортом провели бы время в конуре», – сетует генеральный директор института «Урбанистика» Антон Финогенов.
 
В «сером поясе» законсервированы сотни гектаров пространства, которое можно обустроить под жилые кварталы, деловые центры и все, ради чего приходится уродовать исторический центр. Пока средний петербуржец стоит в пробке, на дверях 20 лет как обанкротившегося завода висит замок. Сторожу велено никого не пускать.
 
«Территории, занятые под условное промышленное использование, – мы понимаем, большая часть из них не используется, – говорит исполнительный директор ОДЦ «Охта» Александр Бобков. – Это промышленность вперемешку со складами. В худшем случае – «деловые» зоны, у которых нет ничего общего с современным городом». С ним согласна директор по развитию строительной компании «Л1» Надежда Калашникова: «Инвестиционная привлекательность промышленных зон стремится к нулю со стороны минуса. Когда мы приходим на пароме в центр города мимо Канонерского острова – это просто треш, «Сталкер» (фантастический фильм Андрея Тарковского – прим. «МР») в чистом виде».
 
По словам Бобкова, правительство города ежегодно получает сотни заявок от инвесторов по переобустройству «серой зоны». Но без обратной связи. «Инвестиционная составляющая бюджета Петербурга – 50-60 млрд рублей в год. Мы видим латание дыр, иногда строительство инфраструктуры, но никаких персептивных проектов, тем более приоритетов город не назначает». Другая проблема, по словам девелоперов, – политические риски. Все боятся повторения истории с «Охта-центром» и «Набережной Европы». Оба проекта власти «завернули», в том числе из-за протестов градозащитников.
 
К слову: в апреле 2013 года губернатор Георгий Полтавченко заявил, что из 1,8 тысячи поправок в Генеральный план Петербурга не было ни одного достойного предложения по промзонам. «Все заявки на эти территории предусматривали перевод земель в категорию высокодоходной жилой застройки. По сути дела, нам предлагали построить стену из многоэтажек вокруг центральных районов», – заявил тогда губернатор.
 
Что же делать с «серой зоной»? Архитектор Рафаэль Даянов предлагает создать на ее месте «зеленую зону», которой просто нет в Петербурге: «Жилая застройка, такая как жилой комплекс высотой 70 метров в районе «Петмола» («Тапиола» на Обводном канале в стадии согласования – «МР»), может обернуться катастрофой для города». Социолог Олег Паченков отметил, что подход к «серой зоне» должен  быть комплексным: «На одном квадратном километре ничего невозможно сделать. Самый яркий пример – Красный треугольник (наб. Обводного канала, 138 – «МР»), у которого слишком много собственников. Нужна третья сторона, модераторы, которые помогут решить вопросы собственников без насилия и без бульдозера».
 
Антон Финогенов считает, что «серая зона» Петербурга может оставаться «серой». Вопрос в качестве использования. «В центре города могут быть любые функции. Но, как мы видим на примере реконструкции набережной Обводного канала, выбираются чисто технические проекты. В Европе набережная – это общественная зона с различными сервисами. У нас этого не будет», – пояснил Финогенов.
 
В Европе вывод промышленности из центра мегаполисов начался 30-40 лет назад и на сегодняшний день практически завершен. В Париже, например, был консенсус, что на месте рыбного порта должен появиться парк Ситроен. В Петербурге такого консенсуса нет. Сколько времени понадобится нам? 

Реплики спикеров записаны на круглом столе «Социально-экономические сценарии развития территорий промышленного комплекса в контексте долгосрочных задач города» в рамках форума «Будущий Петербург».
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 833

Все опросы…