Общество

Российское общество окутано тленом и безысходностью

1 августа 2013 10:29 Подготовил Андрей Сошников
версия для печати
Ксения Собчак иже с ней навевают на российское общество меланхолию. Если либералы придут к власти, страна погрузится в моральный садизм. Правда, это лучше, чем паранойя консерваторов типа Путина - считает петербургский философ Артемий Магун.
Российское общество окутано тленом и безысходностью Фото: flickr.com(roy junior)/Trend/Дмитрий Кутиль
В прошлом году на петербургском «оккупае» обсуждали «бабблы» – это пузыри с остросоциальными репликами, которые активисты клеят на рекламу. Мужчина лет пятидесяти слушал-слушал активистов и сказал, что главная причина, побудившая его протестовать, – это постоянная реклама средств от геморроя и импотенции. «Я уже не молодой человек, мне неприятно видеть такую рекламу», – сказал он. С другой стороны, совсем недавно Алексей Навальный выступал в программе Ксении Собчак на «Дожде». Он, как обычно, рассказывал, как будет отстраивать Москву и всех сажать в тюрьму (ничего интересного). Собчак же интересовал один вопрос: Сталин и Гитлер – это одно и то же? Навальный от ответа уклонялся... Что нам делать, когда с одной стороны рекламируют геморрой, а с другой - хотят убедить общество любой ценой, что Сталин и Гитлер идентичны? 
Что нам делать, когда с одной стороны рекламируют геморрой, а с другой - хотят убедить общество любой ценой, что Сталин и Гитлер идентичны? 
 
Современная культура навязывает человеку отрицательные эмоции. Это критическая настроенность СМИ, присущая им шоковая сенсационность, катастрофизм новостей и художественных фильмов, культивация насилия в массовой культуре. В обществе широко распространена симптоматика депрессии. Почему развлечения приобретают настолько мазохистский характер? Это всегда было присуще культуре, но в XX веке налицо усиление таких тенденций. 
 
Интеллигенция и публичные лидеры наподобие Ксении Собчак вторгаются в публичное пространство с зарядом не столько ненависти, сколько меланхолии. Из-за этого проигрывают борьбу конструктивно мыслящим циникам-технократам. В 1990-е годы публичная меланхолия привела к поражению либералов и демократов в медийной борьбе. В 2000-е Путин убрал с экранов негативное уничижение и катастрофизм, однако не уничтожил отрицательную аффектацию, перевел ее в сферу развлечений. В ток-шоу всегда кто-нибудь умирает от рака, дети пропадают в детстве, находятся в старости. Новости, тем не менее, транслируют позитив.
 
Интеллигенции и образованному классу в принципе присуща меланхолия. Такие люди закрепляют фантазмы в своем сознании и транслируют их окружающим. Немецкий социолог Вольф Лепениес в книге «Меланхолия и общество» отмечает, что в XX веке носителем меланхолии вслед за буржуазией становится интеллигенция, «жалующийся класс». Кульминацией меланхолии, по его мнению, стал 1989 год – падение социалистических режимов в Европе, сознательный отказ от коммунизма и утопии. В то же время, у людей становится больше свободного времени, и это тоже влечет меланхолию. По известному предсказанию Маркса, доля необходимого труда становится меньше, доля досуга – больше, и как и в XVII-XVIII веках аристократия переживала меланхолию, скуку и аномию, так и сейчас развлечения связаны с меланхолией.
 
Фрейд объяснял меланхолию тем, что человек обращает на себя агрессивное отношение к потерянному объекту (объект бросает тень на «Я»). Например, от мужчины ушла жена, и она ему вроде надоела, и он говорит «мне все равно», а потом лежит семь дней в постели и не может встать. По той же логике, когда исчез коммунистический проект, интеллектуалы, которые его ненавидели, потеряли революционную энергию, – отсюда катастрофизм 90-х. Коммунизм бросил тень меланхолии на постсоветскую российскую историю. 
Коммунизм бросил тень меланхолии на постсоветскую российскую историю. 
 
Меланхолия обсуждалась в период античности (материалистически настроенные философы называли ее «черной желчью»), ренессанса, нового времени, в XVIII веке был перерыв, когда перешли к другим понятиям – ипохондрии (у мужчин) и истерии (у женщин). Это время, когда возникает публичная сфера, салоны, газеты, принято обсуждать политические дела. Одновременно происходит подъем сентиментальной литературы. Во второй половине XVIII века, когда человек получал письмо, он после этого полчаса плакал. Там, например, было написано: «Как жалко, что мы когда-нибудь умрем» или «У меня заболела левая нога». Это культ искренности, направленный против конвенциональной публичной сферы в духе Хабермаса (современный немецкий философ, апологет рациональной дискуссии). Культура рациональной болтовни была присуща скорее аристократии, а буржуазия выражала себя через сентиментальный аффект. Интересно: российские либералы считают, что в 90-е годы у нас было рациональное, правильное телевидение по Хабермасу, а Путин сделал его сентиментальным.
 
Итак, меланхолия существовала всегда, как и садизм и террор – просто эти понятия назывались по-разному. Наша цивилизация глубоко мрачна в силу ее интеллектуализма и пронизанности коммуникациями. В России меланхолическая интеллигенция захватила публичную сферу в 80-90-е годы, превратила ее в театр скорби и самобичевания, что совпадало со вкусом толпы к шоку и коммерческими нуждами СМИ. Потом власть и народ устали от этой бомбардировки, меланхолический сентиментальный пакт распался. Функцию шока взяли на себя террористы, а сентиментальность – ток-шоу. СМИ освободились от интеллигенции и серьезной социальной критики. А либералы требуют исторической памяти, бесконечно обмусоливают тему покаяния, Сталина и Гитлера. Нетрудно догадаться, какой меланхолический демпинг и моральный садизм последуют, если либералы придут к власти. Конечно, из двух зол – консервативных параноиков и меланхоличных либералов – я выбираю последних, но, тем не менее, очень хорошо понимаю тех, кто их боится.
 
***

Магун Артемий Владимирович - доктор политологии (Мичиганский университет), доктор философии (Страсбургский университет). Родился в Ленинграде в 1974 году в семье социальных ученых (и юных коммунаров 1960х годов). После переезда в Москву и учебы в математической школе № 57, затем на психологическом факультете МГУ и после длительного обучения политической философии в США и Франции вернулся в родной город. С 2003 года преподает на программе «Искусства и гуманитарные науки» филологического факультета СПбГУ. Автор книги «Отрицательная революция» и большого количества статей по политической и общей философии. Научные интересы: история политической мысли, революция и теория демократии, марксизм, психоанализ.

Лекция "Меланхолия и сентиментализм в истории современности" была прочитана в книжном магазине "Порядок слов" 23 июля.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 883

Все опросы…