Культура

Рецензия: "Рай. Надежда" - педофилы в Царствии небесном

9 августа 2013 11:21 Евгений Бабушкин
версия для печати
Ни обвислых грудей, ни пропаганды религиозной розни. Третью часть "райской трилогии" австрийского режиссера Ульриха Зайдля называют самым безобидным, самым зрительским фильмом из трех. Все, на что вы можете рассчитывать - целлюлитные бедра тринадцатилетних девочек, да юный толстяк, танцующий стриптиз. Отчего же так безнадежно от этой “Надежды”?
Рецензия: Фото: Кадр из фильма "Рай. Надежда"

У Зайдля  всегда тесно. Он помещает своих героев в  душные комнаты, темные кухни, мрачные кабаки, крохотные авто.  Место действия "Надежды"  - санаторий в Альпах, экспериментальный лагерь для похудания с видом на тирольские дали, но горный простор - мнимый. Слева крыло, справа крыло,  снизу квадратная лужайка, сверху сизое, грозовое небо. Альпийский пейзаж оказывается тесным, как однушка в спальном районе.

У Зайдля всегда скупо. Фильм снят в трех-четырех локациях - двор, спортзал, коридор, прокуренный врачебный кабинет.  У доктора замашки педофила, но толстая Мелани влюбляется в него, как кошка.  

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Кадры из фильма "Рай. Надежда"»
  • Фоторепортаж: «Кадры из фильма "Рай. Надежда"»
  • Фоторепортаж: «Кадры из фильма "Рай. Надежда"»
  • Фоторепортаж: «Кадры из фильма "Рай. Надежда"»

У Зайдля всегда бесчеловечно, и мы знаем о Мелани все. Рост 164 см, объем груди - 105, вес - 81 килограмм и 300 граммов.  Ей тринадцать, и у нее еще не было мужика. Она охотно рассказывает подружкам про поцелуи разной степени слюнявости, но мечтает о романтических отношениях.  Зайдль держит людей за вещи, а вещи можно измерить в длину, ширину, глубину, с вещами все ясно: объем бедер - 107, хрен тебе, а не романтика

У Зайдля всегда красиво. Шестнадцать толстых детей, и Мелани среди них,  выстроились перед физруком, неотличимым от всех физруков мира. Камера скользит по бессмысленным детским лицам. Шестнадцать толстых детей, маленьких ангелов в белом, ходят то направо, то налево, то приседают, то поют жуть какую веселую песенку про жир. Режиссер выкладывает из детских тел орнаменты, выстраивает величественные конструкции, как в "Триумфе воли". Только  тут наоборот - триумф безволия: дети никогда, никогда не похудеют, потому что по ночам жрут всякую дрянь из холодильника и пьют австрийскую “ягу” - егермайстер из маленьких бутылочек. 

Зайдль держит людей за вещи, а вещи можно измерить в длину, ширину, глубину, с вещами все ясно: объем бедер - 107, хрен тебе, а не романтика.

У Зайдля - неожиданно нежно.  Мелани (Мелани Ленц) и Верена (Верена Лебауэр) - страшные, конечно, но довольно милые девчонки. Они еще дети (дерутся подушками и воруют шоколадки) , но они уже взрослые (бойко обсуждают преимущества минета перед миссионерской позой). Момент превращения во взрослого человека - вот что удалось ухватить Зайдлю. То, чем грезили  Виго и Трюффо, то, что пыталась нащупать Гай Германика в своем единственном стоящем фильме - "Все умрут, а я останусь".

Но у Зайдля никакого школярства. Он холоден и расчетлив, в кадре мало предметов и вообще ничего лишнего, камера твердо стоит на треноге, обстановка  - лабораторная. Режиссер с прищуром большого ученого исследует гибель всего прекрасного.  

Фильм "Рай. Любовь" был про мать Мелани, жирную и бессмысленную секс-туристку, которой разбивает сердце кенийский жиголо с огромным членом. "Рай. Вера" - про тетю Мелани, старую бабу, помешанную на религии , которую предает сам Христос. Надежда умирает последней, и Зайдль очень сдержанно, очень осторожно рассказывает историю о том, как нежная детская плоть Мелани превращается в панцирь серой улитки.   

Почему-то никто из российских критиков не обратил внимание на бесконечно прекрасную сцену в лесу. Старый доктор уходит за Мелани в чащу, и там, в Эдеме, почти голые, они смотрят друг на друга, как первые люди в шестой день творения. Тут бы и завалить толстушку в лопухи, но она делает первый шаг, и обнимает доктора как отца, которого у нее не было. Тем самым навеки отметая возможность пенетрации.

Ульрих Зайдль, господин этого тирольского рая, равно строг ко всем своим созданиям - он не оставил шанса даже старому мохнатому педофилу. Надежды нет, ребята. Надежды нет.  

 

 «Рай: Надежда»  (Paradies: Hoffnung)

Страна производства: Австрия

Режиссер: Ульрих Зайдль

Авторы сценария: Ульрих Зайдль и Вероника Франц

В главных ролях:  Мелани Ленц, Верена Лебауэр, Йозеф Лоренц, Вивиана Барш и другие

 

 

РЕЖИССУРА: 9 из 10

АКТЕРСКИЙ СОСТАВ: 9 из 10

СЦЕНАРИЙ: 8 из 10

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 268

Все опросы…