Город

Лев Лурье – о том, как Ленинград становился провинциальным городом

23 августа 2013 10:56 Подготовил Андрей Сошников
версия для печати
С первых лет советской власти, когда столица России была перенесена в Москву, наш город сознательно провинциализировался. О том, как Ленинград пытался противостоять новой столице, и как из-за политических игр руководства города город все глубже уходил на задворки страны, в своей лекции рассказал историк Лев Лурье.
Лев Лурье – о том, как Ленинград становился провинциальным городом Фото: flickr.com ( Rincewind42, garethjmsaunders, Iliazd)/википедия (Борис Кудояров)/Дмитрий Кутиль
В 1918 году советское правительство — Совет народных комиссаров — переехало в Москву. Петроград впервые и навсегда стал провинциальным городом. Это была необычная провинция, до 1930-х годов почти равная по населению Москве. Поэтому многое зависело от того, кто город возглавлял. С 1917 по 1926 годы — Григорий Евсеевич Зиновьев. В 1902 году он был вынужден уехать в эмиграцию. Сын состоятельных родителей, Зановьев учился в Бернском университете, а поскольку он был социал-демократ, Ленин обратил на него внимание и сделал своим секретарем. В течение пяти лет Григорий Евсеевич жил рядом с Владимиром Ильичом и Надеждой Константиновной и был незаменимым человеком.
 
Никакой самостоятельной идеи Зиновьев не производил, но был чрезвычайно услужлив. Вместе с Лениным скрывался в Разливе, что придавало особую ауру их отношениям. В результате, уезжая из Петрограда, Ленин оставил здесь человека, которому полностью доверял. Личные и управленческие качества Зиновьева были, я бы сказал, отвратительные. Он был человеком неярким, тщеславным, говорливым и корыстолюбивым. Последнее было редкостью среди большевиков. 
 
Живописец Юрий Анненков воспоминает, как Зиновьев предложил портретистам поехать вместе с ним в Москву на заседание политбюро или ЦК. Они ехали на царском поезде в сопровождении балерин Мариинского театра. Зиновьев то и дело кричал: «Всем спать!» — и тогда все ложились спать. Или кричал «Жрать!» — и тогда приносили императорский фарфор с неслыханными по тем временам блюдами. От Зиновьева не скрылось, что Анненков посматривает на него с изумлением. И он сказал что-то в духе: «Юрий Павлович, понимаете, Владимир Ильич был скуповат, надо отъесться за то время, что мы находились в подполье».
 
Кроме того, Зиновьев был не чужд театральных эффектов: везде появлялся в сопровождении женщин в белом, он садился, и они его обрамляли. В критические моменты Гражданской войны Зиновьев абсолютно не выдерживал стрессы: немедленно ложился на диван и говорил, что все потеряно. Троцкий называл его «Зиновьев-паника». 
 
В начале 1920-х годов начинается борьба за «кепку Ленина». В общественном мнении претендент был один — Лев Троцкий, командующий Красной Армии в Гражданскую войну, человек интернационально известный. Ленин и Троцкий тогда воспринимались как Путин и Медведев несколько лет назад. В 22-23-м годах Сталин, Зиновьев и Каменев создали союз против Троцкого. Сталин был человеком, на которого Ленин мог долгое время положиться, хороший «орговик». В Ленинграде все голосовали за Зиновьева, потому что оппозиционеров уже давно выгнали.
 
В январе 1924 года Ленин умер. После травли Троцкого Сталин перешел в прямое наступление на Зиновьева и Каменева. Это короткий период реальной борьбы Москвы и Ленинграда. Газеты «Смена», «Ленинградская правда» и «Красная газета» со всей мощью костерили Сталина. «Правда» костерила Зиновьева и Каменева. На 14-м съезде партии ленинградская организация целиком проголосовала за Зиновьева. На его стороне — это очень важно — оказалась Надежда Крупская и автор удачной финансовой реформы Серебряков. Но остальные делегации проголосовали за Сталина. 
 
В результате Зиновьев покинул дом 26-28 по Каменноостровскому проспекту, где жили все наши начальники вплоть до Фрола Козлова. Был я в квартире Зиновьева — страшная коммуналка, надеюсь, ее расселили. Нарком внутренних дел Николай Ежов рассказывал Сталину, что перед расстрелом в 1936 году Зиновьев вел себя исключительно трусливо, кидался в ноги палачей. У самого Ежова при аресте обнаружили две пули, которые были обернуты в бумажку с надписью «Зиновьев».
 

Источник фото: «Википедия»
 
***
Итак, ленинградская партийная организация потерпела поражение. Это очень повлияло на провинциализацию города. Когда строится вертикаль власти, иметь второй сильный город небезопасно. Ленинград воспринимался Москвой как Новгород в XV веке. Во главе города Сталин поставил своего ближайшего кореша Сергея Мироновича Кирова. Он был абсолютно скомпрометирован тем, что в 1912-14 годах заделался кадетом. Это, в общем-то, расстрел. Тем не менее, в 1926 году Киров триумфально вселятся в дом 26-28 по Каменноостровскому, где теперь работает его музей-квартира. Очень советую сходить туда с детьми.
 
Сергей Киров — это советский Юрий Лужков. Человек открытый, не стеснялся выступать, такой «братишка» и товарищ. Не любил, чтобы охрана его слишком окружала. С другой стороны, при Кирове было расстреляно множество людей, особенно священников. Он сносил церкви: Знаменскую на нынешней площади Восстания, Введенскую на Загородном проспекте, Спас-на-Водах на Английской набережной и другие. Что мог — то снес, на остальное не хватило денег на динамит. Он лично курировал Беломорканал и Соловки, то есть первые большие концлагеря. Идеализировать Сергея Мироновича не стоит. 1 декабря 1934 года Леонид Николаев убивает его двумя выстрелами в затылок прямо в Смольном.
 
Существуют три версии убийства Кирова. Первая: что Леонид Николаев был членом зиновьевской организации. Поэтому Зиновьева и Каменева расстреляли заодно с Николаевым. Вторую точку зрения высказал Никита Хрущев на ХХ съезде партии: что Сергей Миронович был убит по приказу Сталина, поскольку умеренная часть партии ставила на Кирова как на будущего генерального секретаря. В 1990-е годы всюду искали любовь и кровь, и появилась идея, будто Николаев убил Кирова из ревности к своей жене Мильде Драуле. Доказательств этому нет. Дело об убийстве Кирова до сих пор засекречено. С моей точки зрения, Леонид Николаев был честным террористом-индивидуалистом. Считал, что коммунистическая партия идет неверным путем, повесил у себя над столом портреты Желябова и Перовской, хотел убить Сталина, но Сталин в Ленинград не приезжал. И тогда он убил Кирова.
 
***
В 1934 году Сталин отправил в Ленинград Андрея Александровича Жданова. Тот был похож на кота, и у коммунистов считался страшно интеллигентным, поскольку умел играть на баяне. Сталин на так называемых обедах, длившихся обычно до поздней ночи, просил у Жданова сыграть какой-нибудь романс. Известно, что Жданов учил Шостаковича и Прокофьева писать социалистическую музыку, наигрывая на рояле. 
В 1934 году Сталин отправил в Ленинград Андрея Александровича Жданова. Тот был похож на кота, и у коммунистов считался страшно интеллигентным, поскольку умел играть на баяне.
 
При нем и при Кирове началось строительство социалистического Ленинграда. Вы знаете социалистическую Москву: видите ее, когда приезжаете на «Сапсане». Есть лужковская Москва, а есть социалистическая — другой нет. В Ленинграде не было денег, чтобы перестроить весь исторический центр, поэтому город решили развивать на юго-запад. Благородный архитектор Лев Ильин считал, что рабочие будут жить в отдельных коттеджах и добираться до предприятий по скоростной железной дороге. От этого плана остались Дворец советов на Московском проспекте — напротив него скульптор Михаил Аникушин установил статую Ленина с закручивающимися брюками, довольно новаторская штука, надо сказать — и пропилеи, которые к нему ведут.
 
В 1940 году германское командование разрабатывает план Барбаросса. Главный удар по нашему региону немцы нанесли с юго-востока по Октябрьской железной дороге, что было парадоксально. Там вообще не было оборонительных сооружений. 2 сентября 1941 года немцы взяли поселок Мга, который находится на пересечении двух железнодорожных путей. Связь Ленинграда с большой землей оказалась прервана. А 8 сентября немцы взяли Шлиссельбург. Сталин узнал об этом от бухгалтерши из селения Шереметьевка, что напротив Шлиссельбурга. Это демонстрирует дезорганизованность командования в тот момент.
 
Большинство ленинградцев, особенно в октябре-ноябре 1941 года, было уверено, что город сдан. По сути, так и было: немцы взяли Петергоф, Павловск и Царское село. Ленинградцы представляли немцев по Первой мировой войне и понятия не имели, на что они способны. Смертность в Царском селе и Петергофе была больше, чем в Ленинграде. Население вообще не кормили. В середине 1941 года Гитлер решил не вступать в Ленинград. Советская армия минировала Ленинград и Киев. Центральная улица Киева Крещатик взорвалась, когда туда вошли немцы. Мы организовали радиоуправляемые взрывы в Харькове и Одессе. Маршал фон Лееб получил приказ стрелять на поражение, если ленинградцы попытаются прорваться через линию фронта.
 
В ноябре 1941 года запускается дорога жизни. Смертность в городе в то время достигала 7 тысяч человек в день. Выживали те, у кого были специальные особенности организма, и кто мог обменять живопись или свадебное кольцо на продовольствие. Почти все деревянные дома в Ленинграде разобрали на дрова. С января 1942 года начинается эвакуация людей по дороге жизни. Вывезли очень много — 3 млн, оставшиеся 500 тысяч можно было прокормить. И миллион умерло. По другим данным — 600 тысяч. 
 
К 1944 году ленинградское начальство чувствовало себя победителем. Товарищ Сталин непосредственно им, начальством, не руководил, и они — товарищи Жданов, Кузнецов, Попков — отстояли город и не допустили хаоса, что отчасти правда. Блокада ведь могла перерасти в войну всех против всех. Киров стал местным чтимым святым. Вообще-то святой — Ленин, но у нас как бы свой... Повсюду появляются памятники Кирову. В поэме Николая Тихонова «Киров с нами» (1941) Сергей Моронович ходит по блокадному городу и благословляет его жителей на оборону. В 1944 году Жданов пробил два постановления: о возвращении ряду улиц и площадей их исторических названий (площадь Урицкого — Дворцовая площадь, площадь Володарского — Исаакиевская площадь, Улица 25 октября — Невский проспект, улица 3 июля — Садовая и так далее); а также о воссоздании Петергофа и Царского села. Для Сталина это означало, что собственная история ленинградцам важнее, чем идеология.
 
В 1948 году Андрей Жданов неожиданно умирает. Ленинградская группировка к тому моменту была очень мощной. Более того, видные партийные деятели Алексей Кузнецов, Николай Вознесенский, Петр Попков, будущий глава правительства Алексей Косыгин считали себя группировкой. Прежде чем что-то решить, они советовались с шефом, то есть со Ждановым. Образовалась клика: это не нравилось Сталину, потому что могло привести к заговору. У них была своя идеология. Сталин же произнес тост о том, что русский народ внес самый большой вклад в победу над фашистами. Они считали, что нужно воссоздать в РСФСР все институты, как в Таджикистане — ЦК Российской Федерации, свою академию наук, свой союз писателей. Столицей этого образования должен был стать, конечно же, Ленинград.
 
Наконец, они позволяли себе крайне рискованные шутки. Кто-то кому-то сказал, что раньше в политбюро пахло чесноком (намек на евреев), а теперь пахнет шашлыком. Началось дело «антипартийной ленинградской группы», по которому было осуждено 214 человек, 23 расстреляно. Кузнецова страшно пытали, пробили ему барабанную перепонку. Позже был арестован Николай Вознесенский. На процессе он сказал: «Будь проклят этот город, отсюда выросла бироновщина, отсюда выросла керенщина, отсюда выросла зиновьевщина, здесь появилась какая-то попковщина, к которой я никакого отношения не имею. Я не виноват в тех преступлениях, которые мне здесь предъявляются».
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 857

Все опросы…