Общество

Ситуация с мигрантами вышла из-под контроля, цивилизованными методами ее не решить

11 сентября 2013 12:05 Подготовила Нина Астафьева
версия для печати
Рекрутинговый портал Superjob.ru опубликовал исследование на тему мигрантов. Доверие и расположение к мигрантам среди россиян за год сократилось в три раза: с 17% до шести. Именно президент Superjob Алексей Захаров написал в декабре прошлого года открытое письмо президенту Путину с просьбой запретить трудовую миграцию в Россию, пока этот почти бесконтрольный процесс не обернулся катастрофой.
Ситуация с мигрантами вышла из-под контроля, цивилизованными методами ее не решить Фото: Trend/Дмитрий Кутиль

Алексей Захаров рассказал, что изменилось в России спустя год после написания этого письма. По его мнению, процесс нелегальной иммиграции вступил в необратимую стадию: теперь помочь могут только жесткие меры по депортации, а не просто сокращение и отмена квот.

По данным опроса Superjob, 52% населения страны уверены, что иммигранты повышают уровень преступности и коррупции. И вообще «приезжают, чтобы нарушать законы, убивать и грабить». В 2007 году такого мнения придерживалась лишь треть опрошенных. С 29% до 36% выросло число россиян, обвиняющих иммигрантов в том, что они создают конкуренцию на рынке труда и «отнимают» работу у коренных жителей. Если в прежние годы почти половина уповала на то, что иммигранты восполнят нехватку рабочих рук на непрестижной и малооплачиваемой работе, то сейчас так думают только 28%.


— Алексей, как к вашему письму отнеслись клиенты, друзья? Вы не боялись прослыть нетолерантным господином?

— Клиенты в большинстве своем поддержали, СМИ тоже. Чиновники никак не отреагировали, официальные инстанции, куда я направил копии, отделались отписками. Нынешнее исследование мы составили только потому, что тема трудовой миграции нам близка и важна, поэтому мы периодически к ней обращаемся. Я человек абсолютно толерантный, я с уважением отношусь к каждому конкретному узбеку или таджику, зарабатывающему деньги на свою семью, но нынешняя трудовая миграция давно уже представляет собой нелегальщину и криминал. Это не может нравиться. Напряженность в обществе возрастает, потому что гастарбайтеры конкурируют за места с неквалифицированными, малограмотными работниками старших возрастов и молодежью с низким образовательным уровнем. Наши граждане с невысокой квалификацией ищут себе работу со скромной зарплатой, а им впрямую говорят: если б вы были таджиком, готовым работать без трудового договора, мы бы вас взяли, а так — идите в сад. В некоторых городах меняется уже состав населения: например, в Подмосковье, по словам губернатора Андрея Воробьева, уже более миллиона мигрантов, которые находятся здесь легально, и еще миллиона полтора, которые находятся в Подмосковье нелегально.

— А почему опрошенные вами граждане уверены, что гастарбайтеры приезжают сюда совершать преступления? Вы бы показали хоть один опрос, где респонденты — люди, работающие с теми самыми мигрантами: в магазинчиках, на стройках. Они что, жалуются, что мигранты больше воруют?

— Мнение населения складывается из ощущений, а не из того, что есть реальная информация. Ощущения эти — неприятные: мигранты и выглядят по-другому, и на замечания реагируют как-то непонятно и, кажется, агрессивно. Возможно, в тех словах нет ничего угрожающего, но нам откуда знать? Приходишь в знакомый магазин, где раньше работали продавцы и кассиры, говорившие на русском. А теперь два кассира говорят меж собой на незнакомом языке, и это тоже раздражает.

Рынок труда должен быть белый, а нелегальной миграции быть не должно. Границы закрыть для всех: Украины, Молдовы, Китая, Узбекистана. Без всяких квот.

— Так можно запретить им говорить в кассовом зале не на русском, и все.

— Не выход. Пока мы не закроем границы и не начнем депортацию с жестким отбором — кто нам нужен, а кто нет — напряжение будет нарастать все больше. К нам ведь не едут высококвалифицирванные кадры. Ниоткуда. Там, где есть образованная молодежь, скажем, в Казахстане, ей и самой неплохо. Кто хотел к нам приехать, чтобы работать по хорошей специальности, давно приехал. Это адаптированные, социализированные люди, и с ними не возникает никаких противоречий. Но сейчас среди мигрантов таких нет. К нам едут оттуда, где плохо. В этих сельских районах Средней Азии не то что русский, даже свой язык толком выучить не могут. С другой стороны, в наших деревнях русские подростки тоже не могут писать и считать. Я не шучу. Наше среднее образование в глухой провинции умирает. Правительство планирует ежегодно тратить миллиарды, чтобы обучать мигрантов русскому языку, а не своих граждан где-то в глубинке, ему наплевать. Это странная политика, она ведет к деградации.

— Те компании, которые занимаются трудоустройствам мигрантов, они подвергаются какому-нибудь остракизму со стороны профессионального сообщества?

— Нет таких легальных компаний, которые заняты только привозом и трудоустройством мигрантов, но есть те, что занимаются легализаций труда гастарбайтеров. Скажем, вы приедете в какой-то магазин и выясните, что тамошние грузчики и кассиры числятся где угодно, только не в этом магазине. Супермаркет расплачивается с подрядчиком, тот — с субподрядчиком, а он — с поставщиком рабочей бригады, и на каком-то этапе возникает нелегальщина. Естественно, все это не может существовать без коррумпированного чиновника ФМС. И местный участковый на 100% в курсе всех дел.

— Так вы подадите руку директору фирмы?

— Я рассуждаю адекватно: к бизнесу не может быть претензий, так как он лавирует в условиях, которые задает ему государство. Если ты хочешь, чтобы бизнес был конкурентоспособным, единственный выход — нанять нелегалов. Иначе тебя все время будут обыгрывать. Какие могут быть претензии к бизнесмену, если правовое поле ему определила наша Дума, которая так и не позаботилась о том, чтобы сделать эти условия максимально прозрачными?

— Вы говорите, что засилье мигрантов ведет к деградации, и что о всевозможных инновациях нам придется забыть. Почему?

— Если местный работник не готов работать дворником за 15 тысяч, надо предложить ему 40, а не нанимать мигранта. Как это и делают в нормальных странах вроде Швейцарии. Не согласится на 40 — платить 100, но тем временем обеспечить малую механизацию, чтобы дворник работал уже не метлой, а на минитракторе и успевал обслужить большую территорию. То есть деньги все равно будут экономиться, а главное — работодатель все время будет подстегиваться к поиску эффективных решений.

Если местный работник не готов работать дворником за 15 тысяч, надо предложить ему 40, а не нанимать мигранта.

— Еще говорят, можно привозить наших рабочих, из глубинки.

— Не знаю. В провинции зарплата 5000 рублей, но у людей крыша над головой и огород. Ехать сюда, порвать социальные связи, жить непонятно где, так что и ребенка в садик не отдать — нет, на это отважатся немногие. В то же время у нас в провинции полно разваливающихся заводов, которые давно бы пора закрыть, только вот людей девать некуда. В любом случае, рынок труда должен быть белый, а нелегальной миграции быть не должно. Границы закрыть для всех: Украины, Молдовы, Китая, Узбекистана. Без всяких квот. А потом сесть за стол переговоров и решить, кого есть смысл впускать — например, украинцев, они на русском говорят. А кого — нет: скажем, китайцев, потому что этот поток будет не остановить.

— Но пока идут переговоры, нас всех крысы съедят.

— Не съедят: ситуация быстро выправится. Сейчас в стране и так под 20 млн мигрантов, это больше, чем наша армия и полиция вместе взятые. Процессы депортации будут идти лет десять, если не больше. Так что разом без дворников мы не останемся. Я вижу, что ситуация полностью вышла из-под контроля, и поздно решать цивилизованным способом. Я не знаю ни одной страны, где был бы хороший опыт привлечения мигрантов. Они уже поняли, к чему пришли, но поезд ушел, ситуацию не переделаешь. Немцы вон надумали строить великую Германию руками турок, а те, конечно, стали строить Великую Турцию на территории Германии. Сейчас там слово «толерантность» благополучно забыли. В Америке на границе с Мексикой шестиметровая стена, пограничники стреляют без предупреждения, а внутри страны миллиарды тратятся на депортацию. Население Штатов в два с лишним раза больше, чем в России, а количество нелегальных мигрантов там в три раза меньше. Своя иммиграционная политика у американцев хитрая: они в первую очередь заинтересованы в головах, в том числе наших. Мозги из России уезжают на Запад, а с Востока приезжают руки… Хотя мозги как раз и должны работать тут, изобретать что-то, чтобы потребность в лишних руках отпала.

— Вот мы бросим среднеазиатские народы на произвол судьбы, лишим их мужчин возможности зарабатывать на семью. А не толкнем ли их тем самым в жаркие объятия «Аль-Каиды» или, скажем, тех же американцев?

— Америке они не нужны, хотя военные базы там и так строят, не дожидаясь охлаждения отношений с Россией. Ласковая теля двух маток сосет. В любом случае, трудовая миграция еще больше обедняет Таджикистан, Узбекистан и прочие страны: оттуда уезжают самые по тамошним меркам лучшие — молодые, перспективные. Страна ничего не производит, торгует людьми, не только наркотиками. Жалко соседей? Давайте подарим Рахмонову (президенту Таджикистана) те деньги, которые у нас будут затрачены на образование мигрантов. Или уж объявим эти страны, как в СССР, своими территориями, введем туда войска, посадим российских генерал-губернаторов, всех заставим учить русский язык. Правда, у Советского Союза из этой затеи ничего не вышло, хотя возможностей было больше… Проблема в том, что у нас  не делается вообще ничего, а туда, где государство устраняется, приходит криминал.

 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 162

Все опросы…