Город

В Петербурге обнаружены тысячи нелегальных огородов: карта

16 сентября 2013 16:24 Юлия Галкина
версия для печати
На «ничьей земле» в границах Петербурга люди сажают капусту и картошку, обеспечивая себе провиант и полезное хобби. Особенно много таких нелегальных огородов в Кронштадте: около восьми тысяч. Глава города Терентий Мещеряков хочет превратить хаотичные наделы в общественные пространства с приятным дизайном. Кронштадцы, обживающие сотки, которые принадлежат не им, а городу, говорят: лишь бы не отняли.
В Петербурге обнаружены тысячи нелегальных огородов: карта Фото: Фото: flickr.com ( Southern Foodways Alliance)/Дмитрий Кутиль

В Кронштадте

Огороды в Кронштадте стали появляться в 1950-е годы. Сегодня самое крупное огородничество сосредоточено рядом с аэродромом Бычье поле.

В мае 2013 года Кронштадтский район возглавил Терентий Мещеряков, в июле по его инициативе был создан Координационный совет по огородничеству. Мещеряков говорит, что администрация заинтересована «в формировании аграрного кластера», но что конкретно делать с огородами-нелегалами, похоже, пока не знает.  

«Огороды абсолютно не имеют юридического статуса. Земля находится в собственности Санкт-Петербурга, она не закреплена за тем или иным гражданином. У людей есть возможность прийти в «третье место» — это не дом, не работа, и провести там время. И люди огораживают эту территорию — кто старыми дверями, кто решеточками, беседочками... И появляются такие не трущобы, но явно не самого притязательного вида пространства. Мы встречались с огородниками, договорились, что не будем их выселять. Но нам бы хотелось вместе с ними и экспертами посмотреть, что можно сделать с этими огородами — какие общественные пространства. Это вопрос не только дизайна. Это вопрос, насколько люди, у которых есть огород, готовы отказаться от препятствия в виде старой двери, — заявил на днях Терентий Мещеряков. — В Кронштадте есть огород с видом на море, огород с видом на пляж, огород рядом с историческими памятниками. Мне приносят иногда яблоки с огорода, овощи, я иногда их ем, великолепные яблоки. Но мы не рассматриваем эти огороды как житницу продовольственную».

Эстетические воззрения главы Кронштадта, честно говоря, напоминают уайльдовское «как легко было бы разрешить проблему бедности, если бы у всех бедняков были красивые профили».

Вехи

1950-е годы — в Кронштадте начинают раздавать наделы под огороды. В первую очередь раздают воинские части. «Наземная связь с Кронштадтом появилась не так давно. Люди не имели возможности заводить огороды на «большой земле» — было принято решение давать земельные участки под огороды на острове Котлин», — говорит бывший специалист отдела благоустройства администрации Кронштадта Сергей Юферев.

1980-е годы (Перестройка) — новый виток раздачи земель: наступили тяжелые времена и Исполком Кронсовета принимает решение о выделении участков под огородничество. Сергей Юферев: «Сначала выдавали Морскому заводу, «Арсеналу», Морской инженерной службе, а потом и общественным объединениям». К огородничеству так или иначе имеет отношение до 30-40% кронштадтцев.

2000-е годы — земельные участки, на которых расположены огороды — в новые времена ставшие нелегальными — начинают уходить под инвестиционные проекты. Сергей Юферев: «Проекты, под которые было снесено наибольшее количество огородов, — бассейн «Газпрома» и строительство КАД. Но серьезных конфликтов там не было».

2010-е годы — огородничеством занимаются, в основном, люди околопенсионного возраста, для большинства это не способ пропитания, а занятие для души. Среди более молодых жителей отношение к огородам разное. Отзывы с котлинского интернет-форума: «Мне эти "огороды" внешне больше помойку напоминают. К тому же мне с рождения казалось, что я живу в городе, а город и огороды коррелируются только в разрезе истории блокады»; «Огороды были в Кронштадте и до блокады, и до революции. Огород есть даже у Белого дома. В выращивании свежих овощей нет ничего плохого».

Жительница Кронштадта Ирина Н.: «У моей мамы есть огород у аэродрома, и мы с детьми практически все лето провели там, так как особо выехать некуда. Мама — любительница поковыряться в земле. Огород у нее появился где-то в 2001 году. Тогда было негласное правило: если земля пустует, то этот участок ничей. Ее подруга, состоявшая в огородничестве, предложила три сотки. Участок был весь заросший, мама его обработала. С тех пор живет там по трое суток в неделю: сажает, выращивает. Сейчас там — маленький вагончик, беседка, четыре парника, деревья: груша, слива, яблоня. Клубника, картошка, огурцы, помидоры. Всё это не для прокорма, а для вдохновения. Если бы не было огорода, она бы все лето сидела дома и никуда не выходила. Само огородничество довольно большое, и людей там много. Есть, например, мужчина, который и свиней, и кроликов выращивает. Люди баньки небольшие строят. Единственное — воды там нет, и воду завозят сами. Жители боятся, что огороды снесут. Туда приезжал Полтавченко — говорили, что аэродром «Бычье поле» хотят реконструировать, сделать сообщение с Финляндией, Швецией, Норвегией. Но месяц назад по нашим огородам прошел слух, что их всё же хотят узаконить (сделать садоводство или разрешить приватизировать) и провести свет. Люди вроде как выдохнули. Многие хотят более глобальные постройки, но пока деньги не вкладывают: поддерживают то, что есть».

Анатолий Иванович Перхин: «Огородом пользуемся 13 лет. В свое время по две сотки давали воякам — мичманам, офицерам — некоторые служат и заниматься огородничеством им некогда. Вот мы и купили за 10 тысяч рублей такой огород возле аэродрома. До Мещерякова город возглавляли чиновники, которые говорили, что на острове не останется ни одного огорода: вы, мол, пользуйтесь, пока мы добрые, а потом у вас спокойно всё отнимут. Мы готовы узаконить наши огороды и платить аренду. Раньше, когда жили бедно, огород был подспорьем. А сейчас это и привычка, и желание потрудиться на земле, на свежем воздухе. Мы на этих огородах больше тратим, чем имеем. Но приятно, что есть своя продукция: слива, яблоня, морковь, свекла, малина, смородина. Цветы разводим. И все отдаем — делимся с друзьями. Ничего не продаем».

 

В других районах Петербурга

Помимо Кронштадта особенно много нелегальных огородов в Колпинском, Петродворцовом и Красносельском районах, есть также в Пушкинском и Курортном.

Вот, например, нелегальный огород в долине реки Славянки: специалисты центра экспертиз «ЭКОМ» обнаружили его, когда проводили осмотр потенциальной природоохранной зоны. Некто понастроил стеклянных парников, выращивает капусту и даже установил пугало.

Фото: Александр Карпов

Александр Карпов, руководитель «ЭКОМ»: «У меня нет однозначного понимания, хорошо это или плохо. С одной стороны, люди там что-то делают, есть неформальная занятость. Возможно, подкармливают семью. Оздоравливаются. С другой стороны, есть экологическая проблема: на той же Славянке хозяйства — как легальные, так и нелегальные — поливают свои огороды удобрениями разного вида, от органических до химических, и все это стекает в реку. Учитывая ее не очень высокую водность, это оказывает негативный эффект.

Согласно Земельному кодексу, человек, который много лет публично и гласно осуществляет пользование земельным участком, имеет право претендовать на обращение его в собственность. Проблемы начнутся, когда в местах скоплений таких огородов захотят что-нибудь сделать. Если захотят инвестпроект крупный, выгонят всех враз, как уже было с гаражами. А вот если надо создать особо охраняемую природную зону или общественный парк, будут проблемы, потому что структуры, которые этим занимаются, не обладают возможностями для агрессивных действий против огородников».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 269

Все опросы…