Спонсор раздела:

Политика

Вассерман: Путину не стоит связываться с Нобелевской премией и поддерживать либертарианцев

3 октября 2013 11:20 Нина Астафьева
версия для печати
Знаток и эрудит Анатолий Вассерман внимательно следит за всеми новостями и, по его словам, ощущает себя скорее жителем России, чем Украины. Поэтому его тревожит рецессия российской экономики и будущее президента Путина, которому вот-вот взвалят на плечи тяжкий груз – реабилитацию Нобелевской премии. Мы поговорили с Вассерманом не только о Путине, но и о 20-летии расстрела Белого дома, а также о письме Токолонниковой из колонии и о «пиратстве» «Гринписа».
Вассерман: Путину не стоит связываться с Нобелевской премией и поддерживать либертарианцев Фото: Trend/Дмитрий Кутиль

— Анатолий Александрович, накануне пятерым активистам GreenPeace предъявили обвинение в пиратстве. Этот случай свел с ума все юридическое сообщество: специалисты по морскому праву утверждают, что пиратством здесь не пахнет. А вы как думаете?

— Мне кажется, здесь формально наличествует состав преступления. Вторжение было? Да. И с крупногабаритным грузом (баннером — «МР»), который можно было издали принять за оружие. А в уголовном праве нет разницы между преступником, идущим на разбой с настоящим или игрушечным пистолетом. Впрочем, следствие еще ведь в самом начале, допросы экипажа и пограничников еще впереди. Посмотрим, что они расскажут. Что касается участия в этом деле фотографа (Дениса Синякова —  «МР»), то, на мой взгляд, журналист, рекламирующий деятельность террористов, сам является по меньшей мере пособником.

— А какого обвинения заслуживает руководство колонии, из которого дошло страшное письмо Толоконниковой?

— Это серьезные обвинения. И по ним необходимо проводить тщательное расследование. Либо начальство исправительного учреждения само получает срок, либо против Толоконниковой возбуждают второе уголовное дело, за клевету. Недопустимо переводить эту девушку в другое заведение, пока идет следствие, так что придется ей терпеть и дальше. Но если разбирать два письма — Толоконниковой и Хасис (соучастница в убийстве адвоката Маркелова, отбывающая наказание в той же колонии и отрицающая обвинения, которые содержатся в письме Толоконниковой — «МР»), то я, скорее, поверю Хасис. Или любой другой девушке, которая не нуждается в пиаре, которая не на виду. Ну не верю я, что начальник колонии, где находится человек, к коему приковано такое внимание прессы и общественников, будет чинить безобразия. В то же время, по сведениям людей, которые заслуживают доверия, в отличие от членов группы Pussy Riot, в колониях действительно положение крайне неблагоприятное, и, наверное, хорошо, что с ними сейчас начнут работать. Порядок надо наводить всеми доступными средствами. Только пусть это стадо защитников прав человека, которое сейчас устремилось в ИК-14, наводит порядок везде, а не только в отдельно взятой колонии.

— Значит, цель оправдала средство?

— Я бы предпочел, конечно, узнать об этих вещах от кого-то более вменяемого, нежели коллектив авторов, выдавших себя за Толоконникову. Я не думаю, что она сама это писала: вся ее предыдущая активность не указывает на хорошее владение словом. Да и такой связи с волей, которая требуется для того, чтобы знать положение дел в других исправительных заведениях, у нее нет. А те, кто писал, так и сделали: собрали из разных мест разные жалобы и все слили в одну.

— На этой неделе были и хорошие события. Вот, президента Путина выдвинули на соискание Нобелевской премии.

— Увы, но даже авторитета Владимира Путина не хватит для исправления репутации этой премии. Он-то ее заслуживает, но мы помним, как премию эту когда-то дали Ясиру Арафату, который разработал метод захвата террористами пассажирских самолетов. Дали ее Альберту Гору, сочинителю фантазии о глобальном потеплении планеты. И Обаме, свежеиспеченному президенту, который, хорошо еще, не успел к тому времени совершить свои преступления. И теперь на нашего президента хотят взвалить непосильную задачу — реабилитировать эту премию. Я бы на его месте не стал…

— Вы бывали в Екатеринбурге? Как вы оцениваете фигуру Евгения Ройзмана, который вступил в должность мэра, но прокуратура тут же признала это незаконным?

— В городе этом давно не бывал, как Ройзман будет им управлять, не знаю, оценку действиям прокуратуры дать не могу. Меня больше интересуют последствия для «Гражданской платформы», с которой Ройзман поделился своим авторитетом. Он со своей популярностью мог быть выдвинут даже от «Партии любителей пива» и победил бы. Но он выбрал проект Михаила Прохорова, хотя у того репутация проваливать все дела, за которые взялся. Надеюсь, Ройзману не придется потом жалеть о своем шаге.

— Российское правительство официально признало рецессию. Грядет безработица и прочие неприятные вещи. А тут еще пенсионный возраст собираются повышать…

— Дыра в пенсионном фонде — дело неизбежное. Население в большинстве развитых стран и тех, что считают себя развитыми, стареет, и на одного работающего становится все больше пенсионеров. Но паниковать рано: ситуация не такая острая, как в западной Европе. Если б у нас было мало-мальски вменяемое правительство, нашлись бы способы избавления от дефицита. А у нас правительство, по крайней мере, его экономический блок, либеральное, склонное к вашингтонскому консенсусу. Да и вообще у него талант — брать на Западе самые худшие идеи и еще их ухудшать. Под вашингтонским консенсусом я подразумеваю идею, что невидимая рука рынка сама расставит все по своим местам, а если какие-то отрасли при этом не выживут, значит, не очень-то они были нужны. Сознаюсь, что я сам много лет исповедовал эту теорию и только в последние годы от нее отказался.

— Что же, наш президент — такой непроницательный, что держит на службе неэффективных министров?

— Просто одно экономическое мировоззрение побеждает другое. Тут надо искать объяснения в фундаментальной философии. Все знают, что такое либерализм — это политические свободы в обществе. Либертарианство — экономические свободы. При этом либеральная модель сводится, в конечном итоге, к непризнанию самой роли общества: в соответствии с ней страну населяют только личности, а не коллективы. И сторонники этой модели забывают, что целое всегда больше, чем сумма отдельных частей. Экономический блок нашего правительства — сплошь либертарианцы, которые верят в ту самую невидимую руку рынка, в то, что вмешательство государства в экономику только повредит. Если они продолжат гнуть свою линию, нас ждут и рецессия, и кризис. Если мы ее изменим, можем выправиться. Понимаете, в любой современной экономике имеется противостояние торговцев и промышленников. Когда экономика растет, они друг друга дополняют, и работают в связной цепочке. Когда катится вниз, друг другу мешают. На американском политическом поле торговцы обычно представляют демократов, производители — республиканцев. В России торговцы были за Медведева, производители — за Путина. Взаимопонимания нет. Одним выгодна рыночная модель экономики, другим — государственная. Сами политики — президент и премьер — кстати, совсем не обрадованы этим противостоянием. Но что делать? Это все объективно сложилось и от них не зависит.

— Сейчас у нас вспоминают события 20-летней давности: противостояние президента и парламента. А вы где были в то страшное время?

— Я был в круизе, который наша одесская команда знатоков выиграла в «Брейн-ринге». Помню, что тогда я был за президента. Сейчас, по прошествии 20 лет, понимаю, что на стороне думских депутатов правды было больше. Хотя, если бы они победили, вряд ли наша жизнь сложилась бы благополучней. К октябрю 1993 было уже много сделано труднообратимых шагов, и конфликт, бушевавший в столице, мог охватить всю страну. 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 156

Все опросы…