Общество

В России онкобольной борется со всеобщей убежденностью, что рак — это дорога к печальному концу

8 октября 2013 11:09 Лиля Бухман
версия для печати
Принципиальное отличие россиянина с диагнозом «рак» от онкобольного на Западе: первый будет за свои же деньги выстаивать в унизительных очередях к врачам, и окружающие станут относиться к нему как к смертнику; для второго рак - это просто диагноз, тяжелый, но победимый. Что должно измениться, чтобы в России онкобольные не чувствовали себя приговоренными? Об этом - Катерина Гордеева, автор книги «Победить рак - победить страх».
В России онкобольной борется со всеобщей убежденностью, что рак — это дорога к печальному концу Фото: flickr.com( TipsTimes)/Дмитрий Кутиль


— Является ли ваша книга продолжением вашего же документального фильма, вышедшего на НТВ в 2012 году?

— И да, и нет. С одной стороны, снимая фильм, я, конечно, имела в виду самостоятельное, законченное произведение. И никакой речи о книге в тот момент, разумеется, не было. С другой — после фильмов вопросов у людей оказалось еще больше: я несколько недель подряд отвечала на почту, смски, телефонные звонки. И как будто бы сам собой встал вопрос о том, что история, рассказанная в фильме, должна получить продолжение. Людям требуется больше информации и о болезни, и о способах лечения, и о преодолении, и, конечно, о том, есть ли жизнь после рака. И если есть, то какая. Именно в этот момент ко мне обратилась Ирина Богат, глава издательства «Захаров». И предложила написать книгу. Я, надо сказать, с энтузиазмом согласилась, даже не представляя себе, какой предстоит долгий и трудный путь. Я писала книгу почти год. У книги, в отличие от фильма, есть научный консультант, блестящий американский ученый русского происхождения, профессор, научный директор онкологического института Розвелл Парк. В книгу оказалось возможным вместить не вошедшие в фильм интервью, размышления, наблюдения, истории. Словом, все то, что подразумевает некоторую фундаментальную работу. И вот теперь, выдохнув, я могу сказать, что рассказала о раке все, что знала. Но до сих пор есть уйма вопросов. И мне их задают, задают, задают... В нашей стране тема рака, как мне кажется, еще долгое время будет одновременно и больной, и горячей, и одной из самых важных для людей.

— Как вы думаете, изменится ли ситуация с онкологией в России после распространения вашей книги?

— Мне трудно судить. Мне кажется, тут есть две стороны вопроса: люди и Министерство здравоохранения и социального развития. Люди хотят быть счастливыми и здоровыми, сильными и нужными. Чего хочет Минздравсоцразвития? Я не знаю. Порочную, корявую, неработающую или работающую с большим скрипом систему оказания помощи онкологическим пациентам в нашей стране, как мне кажется, одной (или даже десятком) книгой поменять трудно. Но вот то, что люди, прочтя книгу, будут знать, что имеют право быть вылеченными, — вот в это я верю. В общем-то, ради этого и была написана книга.

— Отличаются ли люди с онкологическими заболеваниями в России и за рубежом?

— Да, конечно. В России человек, узнавший о том, что у него диагноз — рак, должен выстоять и очередь к терапевту, и очередь к онкологу, и выцарапать себе возможность лечения (и деньги на это лечение). И должен бороться со всеобщей убежденностью, что рак — это безнадежная дорога к печальному концу. В Западной Европе, США и Японии вопрос стоит совершенно иначе: как можно раньше узнать о болезни, победить и начать новую жизнь. Ту, что после рака. Именно поэтому в США в последние годы так популярна практически невозможная в России социальная реклама «Поздравляем с днем рождения, у вас рак!». Смысл ее в том, что рак — это просто болезнь. Тяжелая, трудно излечимая, но победимая. И люди в это верят, у них перед глазами примеры. В России, увы, все менее оптимистично.

— Будете ли вы в ближайшем будущем уделять внимание детям, больным онкологическими заболеваниями?

— Безусловно. Я являюсь попечителем фонда «Подари жизнь!», горжусь этим невероятно. И в рамках этого и за рамками делаю все, что могу.

— Стоит ли читать книгу людям, которые ни разу в жизни не сталкивались с проблемой онкологии? 

— Мне трудно рекомендовать к чтению собственную книгу, поймите меня правильно. Но, если попытаться абстрагироваться, то да, да и еще раз да. Понимаете, какая штука, во-первых, я не верю, что на свете существуют люди, которые ни разу не сталкивались с проблемой онкологии. Рак — это как Вторая мировая война, он касается каждого.
Или коснется. Друзья, родители, мужья-жены, коллеги. У кого-то что-то... Кроме того, эта самая упрямая вещь — статистика, говорит нам о том, что до 45 лет каждый четвертый, а после 45 — каждый третий в группе риска по онкозаболеваниям. И тут важно, конечно, знать, что ждет, важно быть готовым. Это именно та история, в которой можно и нужно подстелить соломку.

— Прав ли человек, не принявший лечение и проживший остаток жизни так, как он хочет — развлекаясь, проводя последние дни с родными и каждый день бросая вызов судьбе?

— Я думаю, что это категорически неправильная постановка вопроса. Что значит «последние дни»? Что значит «с семьей»? Вы понимаете, что семья, что полноценная, по возможности, жизнь должна сопровождать на протяжении болезни любого человека.
Это предрассудок: если рак, значит ты будешь умирать один в темной комнате, мучаясь от боли. Так не должно быть. Да, на каких-то стадиях лечения пойти в театр почти невозможно. Но можно устроить небольшой семейный праздник: торт, шампанское, кинофильм. Рука, держащая руку, телефонный звонок. Сюрприз. Свет в окне, ракушка с моря, планы на будущее — что угодно. Не принимать лечение, если вы об этом — аморально. И с точки зрения ценности собственной жизни, и с точки зрения ответственности перед своими близкими, перед Богом, в конце концов.

— Может ли психотерапевт помочь преодолеть страх или человек сам должен это сделать?

— Это долгая, трудоемкая и кропотливая работа. Конечно, никакой психотерапевт не сможет вернуть к жизни человека, который отвернулся к стене и решил: я болею, я умру. Но такие пики депрессии случаются почти у всех онкобольных. И тут важно, чтобы был рядом, помимо близких людей, кто-то, кто знает больше, кто информирован, кто может провести по этому трудному пути — борьба с болезнью. Кто-то, кто профессионально представляет себе все стадии принятия болезни онкологическим пациентом. Этот человек — онкопсихолог. Это дико важная, дико нужная составляющая лечения. Практически отсутствующая, к сожалению, в нашей стране. Это огромное упущение. Ведь лечит не только химиотерапия. Лечат слова. Лечит тепло. И, безусловно, лечит знание о том, что ждет впереди и как с этим быть, жить.

— Как вы считаете, как государство может помочь онкобольным в нашей стране?

— Повернуться к ним лицом.

***

19 октября в Петербурге во второй раз пройдет фестиваль «День открытой библиотеки». В этот раз фестиваль примет библиотека им. Маяковского. В программе — презентация книги и подведение итогов проекта Катерины Гордеевой «Победить рак — победить страх. История борьбы, отчаяния и веры». 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 837

Все опросы…