Город

В Колтушах выживает уникальный антропоидник Павлова, до которого нет дела государству

6 ноября 2013 08:56 Татьяна Морозова
версия для печати
В этом году исполнилось 80 лет Центру по изучению психофизиологии приматов Института физиологии имени И.П.Павлова РАН, или антропоиднику, единственному в России для высших обезьян. Но праздничного настроения здесь нет. Денег не выделяется даже на простой ремонт зимних и летнего вольеров, последний уже разваливается. Новые обезьяны не закупаются. Условия жизни приматов далеки от современных стандартов. При этом, вся территория с музеем Павлова – охраняемый памятник ЮНЕСКО.
В Колтушах выживает уникальный антропоидник Павлова, до которого нет дела государству Фото: википедия(Gavrilov S.A.)/flickr.com(nzgabriel,Martin Pettitt)Дмитрий Кутиль

 «Это живое детище Ивана Петровича Павлова, который здесь же жил и работал в 1930-х годах, - провожая нас в дом, говорит Тамара Георгиевна Кузнецова, ведущий научный сотрудник центра. -  Сначала станция планировалась для собак, но в 1933-м году французские коллеги подарили двух шимпанзе – Розу и Рафаэля. И, несмотря на послереволюционную разруху, были созданы условия для изучения высшей нервной деятельности приматов. А сейчас судьба центра висит на волоске!».

Также нас встречают младшие научные сотрудники Инна Голубева и Мария Горбачева. Вот и весь коллектив.

Раз плюнуть

Сейчас здесь живут только двое «подопытных» - 20-летняя шимпанзе Джина и 7-летняя мартышка (макака-резус) Кроха. Джина живет в большой клетке с игрушками, лазанками, а рядом в клетке поменьше – Кроха. Больше года назад один за одним умерли члены ее стаи - шимпанзе Гоша и Гриша. Джина даже заболела от стресса, но сейчас чувствует себя хорошо.

«К сожалению, ее телевизор сломался и теперь ей немного скучно, - замечает Инна Голубева, младший научный сотрудник, - В Европе и Америке телевизор - одно из требований по содержанию приматов».

При нашем приближении Джина затопала и захлопала, стала раскидывать покрышки, загудела: «У,у! М,м!». Ей сразу понравился наш фотограф – мужчина, да еще и оказывающий ей внимание. Я же вызвала у нее иные чувства – набрав в рот воды из чашки, Джина хитро посмотрела, метко в меня плюнула и радостно загукала. Пока я вытирала лицо, мне объяснили - обезьяны очень ревнивые.

Джина многое умеет. Внимательно рассматривает журналы с картинками, определяет геометрические фигуры, их изображения и даже иероглифы, может общаться знаками, показывать рот, уши, носик, прямо как 2-летний ребенок. Строит рожи по заказу, умеет есть ложкой.

«Шимпанзе очень близки к человеку, и особенно к ребенку, который еще не говорит. По своей сообразительности взрослые обезьяны соответствуют 5-6-летнему ребенку, с точки зрения развития речевых центров – 2-3-летнему. Занимаясь с ними, мы изучаем различные аспекты организации высшей нервной деятельности у детей», - рассказывает Тамара Георгиевна.

Обезьяны тоже плачут

Она работает здесь уже 30 лет, через нее прошло порядка 15 обезьян, каждую из которых она помнит так, как помнит учитель своих учеников – что любил, как себя вел, чему научился. При ней обезьяны рождались и умирали. «Доню я привезла в 3 года, она у нас научилась сама мыть пол и клетки. Могла часами собирать башни из кубиков. Обожала пазлы, мы заказали для нее детали покрупнее. Оказалось, что именно такой размер привел в восторг и детей из экспериментального детсада, с которым мы сотрудничаем, они переняли эту идею. По сути, с помощью шимпанзе мы находим новые развивающие приемы для работы с детьми».

Научные сотрудники наблюдают у обезьян и такие «человеческие качества», как эмпатию, сочувствие, чувство вины, нежность. «Как-то самец Степа меня прикусил. И меня недели три не было на работе. Когда я вернулась – он, увидев меня, заплакал, стал рваться ко мне. У них слез, правда, нет, но поза, выражение лица – те же. Он так ощущал свою вину и просил прощения. Шимпанзе, если увидят у вас слезы, будут вас жалеть, гладить, обнимать. Еще был у нас Мартин, страдал диабетом, и его приходилось ограничивать в углеводах. Так другие обезьяны свои кусочки ему отдавали, тайком от нас», - вспоминает ученый.

Материнская любовь

И это не просто эмоциональные переживания – это богатейший научный материал, собранный из каждодневных наблюдений. Когда обезьян несколько, можно наблюдать природу материнства, природу межполовых отношений, важность социальных связей в стае. «Мы никак не могли научить половозрелых шимпанзе, выросших в неволе, спариваться. Оказывается, только внутри стада этому обучаются – они должны видеть, как это делают другие. Очень много наблюдений касается общения матери и детеныша. Если мать холодна, нет эмоциональных отношений – детеныш также вырастает черствым, равнодушным, может отвергнуть и свое дитя в будущем». Все это описано в  книге Тамары Георгиевны «Шимпанзе: онтогенетическое и интеллектуальное развитие в условиях лабораторного содержания».

За эти годы в антропоиднике проведены сотни исследований. Здесь проводились знаменитые исследования рефлекса цели – его зависимость от скорости, расстояния до цели, ценности цели, времени достижения. Павлов писал: «…если наша общественность  и государственность откроют широкие  возможности для практики этого рефлекса, то мы сделаемся тем, чем мы должны и можем быть, судя по многим эпизодам нашей исторической жизни и по некоторым взмахам нашей творческой силы».

Ученые сотрудничают с педагогическим университетом имени А. С. Пушкина, с кафедрой психологии СПбГУ, с Самарским и Ивановским университетами и другими научными школами. Здесь постоянно работают дипломники, коррекционные педагоги, психологи.

Памятник, о котором забыли

«Интерес к нам проявляют все, кроме нашего государства», - с горечью говорит Тамара Георгиевна.  Вот уже третий год она добивается покупки самца шимпанзе. Джина еще может родить. Появление «семьи» даст новые научные возможности.

Необходим и капитальный ремонт зданиям, реконструкция помещений для более комфортной жизни приматов и работы людей. Самих обезьян лучше держать не в клетках с железными прутьями, а в застекленных комнатах с развивающей средой.

«А ведь на базе этой исторической научной станции можно сделать целый научно-популярный центр, посвященный приматам, для детей и взрослых. Мы могли бы показывать наши видеозаписи, читать лекции о приматах, водить экскурсии, рассказывать об Иване Петровиче Павлове и его открытиях…» - говорит Инна.

Ну а пока ученые живут насущным – как разнообразить рацион своих подопечных, подлатать дыры, утеплить стены, успевая при этом писать научные статьи и представлять их на международных конференциях.

P/S. Здесь с радостью примут цветной телевизор, DVD-проигрыватель, мягкие игрушки и какие-нибудь лакомства для обезьян.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 839

Все опросы…