Общество

В Петербурге разоблачают по 6 борделей в год - потом они открываются на прежних местах

12 ноября 2013 10:50 Нина Астафьева
версия для печати
Борцы с проституцией в Петербурге - казаки и дружинники - рапортуют: жриц любви почти удалось изгнать с наших улиц. Кто не верит, может прогуляться по улицам и сопоставить наблюдения. На улицах, и правда, восторжествовала мораль, но остались закрытые бордели, и с ними почти не борются.
В Петербурге разоблачают по 6 борделей в год - потом они открываются на прежних местах Фото: flickr.com( Ben Sutherland)

В 2010 году нам обещали, что улицы Петербурга освободят от проституток к 2014-му.

Мы проанализировали статистику судов: насколько успешно в разных районах идет борьба с продажной любовью? Выяснилось, что количество разоблаченных притонов год от года почти не меняется. Ежегодно в каждом районе разоблачают 1-2 борделя. На самом деле, таких заведений не меньше пяти на район. И потом, разоблачать можно один и тот же притон и его содержателей: в судебных сводках часто фигурируют одинаковые фамилии.

Когда прокуратура проводит очередную "горячую линию" по выявлению притонов, из каждого района поступает за неделю не менее пяти звонков. Иногда притон удается закрыть сразу и навсегда, но чаще он открывается снова. Никто не может запретить хозяину сдавать квартиру кому угодно. Да, по стечению обстоятельств, это все время оказывается сутенер. Но попробуй докажи, что хозяин в курсе.

Тренд последних лет - экзотика. Журналисты из Ферганы недавно выяснили, что в Петербурге существует несколько этнических борделей, довольно благоустроенных, в центре города, и они пользуются спросом именно у русских. Мало того: своих - тех же узбеков - все эти Гульнары и Лейлы боятся как огня. Стоят услуги жриц любви, в среднем, 1300 в час.

Примерно в половине районов за последние три года не выносили приговоры ни по статье 240 (вовлечение в занятие проституцией), ни по 241 (организация проституции) Уголовного кодекса. Рекордсменом по количеству выявленных сутенеров оказался Выборгский район: с 2010 по 2013 годы здесь было вынесено 7 судебных решений. Правда, одну «сладкую парочку» судили аж три раза. Сейчас дело в очередной раз возвращено прокурору. Еще одну сводню судили дважды, и дело в итоге прекратили. На суде дама утверждала, что полицейские, проводившие контрольную «закупку», спровоцировали ее на преступление. Еще одна организованная группа и один сутенер-одиночка получили свои приговоры и обжаловать не стали, видимо, по причине их мягкости. Теперь понятно, почему полиция не любит бороться с проститутками: дело не в пресловутом «крышевании», то есть не только в нем, а в том, что операции такого рода требуют каких-то особых навыков – и от оперативников, и от следствия, иначе дело развалится.

Фрунзенский район не отстает от Выборгского: за три года тут разоблачили пять притонов. Обычно суд приговаривает за такие дела к условному наказанию или штрафу в 20-120 тысяч.

В Петербурге существует несколько этнических борделей, довольно благоустроенных, в центре города, и они пользуются спросом именно у русских. Своих - тех же узбеков - все эти Гульнары и Лейлы боятся как огня. 

В Калининском было вынесено три приговора по 241 статье. В Невском и Курортном – по одному.

В Дзержинском суде Центрального района в этом году осудили только одну женщину за вовлечение в занятие проституцией. Это было громкое дело: женщина со своим супругом создали преступную сеть по вывозу в Германию русских девушек, которые занимались там проституцией. Примечательно, что в Германии это занятие легализовано, так что по немецким законам сутенерское семейство не сильно и проштрафилось. Но своих «рабочих лошадок» сутенеры держали фактически в плену, так что немецкие правоохранители все-таки помогли нашим. Мужа-сутенера осудили еще в 2008 году, а жену, которую пришлось экстрадировать, судили два раза и, наконец, приговорили.

В Кировском районе за три года осудили двоих сутенеров (одного сначала оправдали, но потом поймали и посадили снова). В Красносельском был один процесс, но закончился пшиком. То же можно сказать про Московский суд: из трех уголовных дел за сводничество лопнули два. Остальные суды (за исключением Приморского) сведений о делах по проституции не имеют.

Если смотреть статистику по годам, получится, что наиболее активно с проституцией у нас боролись в 2010 году (11 дел), затем поток дел резко упал (6, 6 и 3, но следует учесть, что 2013-й еще не закончился). Наверное, уже всю побороли.

«Думаю, что проституток за последние пять лет стало больше процентов на 20, - заявил сексолог Лев Щеглов. – Потому что и население увеличилось на 20 процентов, за счет мигрантов. Услуги для мигрантов существенно дешевле, раза в три обычного тарифа, понятен состав проституток, и здесь вероятность заражения гораздо выше. Это социально очень опасный процесс. С одной стороны - ничего не понимающий в европейской гигиене узбек, и с другой – жительница дальней российский провинции из села Кукуева, которая тоже не будет настаивать на использовании защитных средств. Это чревато. Все равно как носитель культуры аула начнет посещать хирургические блоки».

По мнению Льва Щеглова - являющегося, кстати, горячим противником проституции как таковой - единственным спасением может стать легализация. «Она сыграет роль фонаря, который зажигают в кладовке, чтобы увидеть всех тараканов. После легализации стоимость услуг заметно возрастет, и мигрантам они станут не по карману. Что ж, будут мастурбировать или вовсе воздерживаться, как молодые здоровые монахи. В самом деле, нельзя же формировать спрос, ориентируясь на те деньги, которые есть в кармане у гастарбайтера. А если б у них только сто рублей было, стали бы нанимать проституток за сотню? Они и сейчас-то занимаются этим в каких-то подвальных притонах, за 500 рублей».

Качественный состав и проституток, и их клиентов за эти годы немного изменился. Раньше подразумевалось, что у клиента есть машина (не пешком же уводить «подружку» со Старо-Невского). В машины, стоящие в пробках, вкладывали проститутские каталоги. Сейчас достаточно ног, чтоб пройти по улице и увидеть объявления на столбах. В то же время сегодня заказать девушку по интернету может любой хикикомори, не выходящий из своей комнаты. Или даже инвалид.

В былые годы девушки старались придумать себе романтическую легенду. «Поступала, не прошла, растерялась в большом городе» - из их числа. А сейчас, говорит сексолог Щеглов, все прагматичней. Если ты живешь в поселке Нижние Грязи и понимаешь, что перспектива у тебя одна: работать уборщицей и пить, конечно, захочешь уехать в другой город и ходить не в резиновых сапогах, а на шпильке, курить длинные сигареты и так далее. В глазах таких женщин проститутка - такая же нормальная профессия, как врач, инженер или такелажник. Обидно, конечно, что как только вокруг стало больше свободы, женщина начала превращаться в товар. В советские годы ее надо было завоевать, сейчас можно купить. 

Бороться с преступностью – не боролись. В уголовном кодексе РСФСР была статья за сводничество, но приговоры по ней – во всей стране – не выносились десятилетиями. Сейчас существенное наказание грозит только тому сутенеру, который попался два раза в течение года. В первый раз его осудят условно, во второй раз посадят, если не сможет откупиться. Для самих проституток закон предусматривает наказание в 5000 рублей штрафа. Депутаты и всевозможные общественники неоднократно предлагали его ужесточить: для «бабочек» сделать минимальный штраф в 20 тысяч, а сутенеров сажать на 15 суток, если уж их не удается привлечь по уголовной статье за содержание притона. Анализ немногочисленных уголовных дел показал, что эта мера ничего не даст.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 268

Все опросы…