Общество

Сверхопотребление в России как парад нищеты

18 ноября 2013 10:51 Владимир Плотников
версия для печати
Во Всеволожске на заводе Антолин — накал рабочей борьбы. Да, именно так — рабочей борьбы. Работники завода, которым платят чуть больше двадцати тысяч и кормят обедами из коробок с плесенью пополам, создали независимый профсоюз и потребовали улучшения своего положения. Забастовку провели. Одну, вторую. Против них полицию бросили и даже ОМОН. Но рабочие все равно не сдались.
Сверхопотребление в России как парад нищеты Фото: flickr.com( danielmoyle,Diana Garcia BOG)/Дмитрий Кутиль

Громадное, казалось бы, событие для Питера и Ленобласти.  Но люди как-то вяло обращают на него внимание. Вот если бы Навального обвинили в краже леса, который во Всеволожске растет, тогда бы, возможно, и обратили. А если бы у проходной завода двое нетрезвых ребят подрались, один из которых был бы «кавказской национальности», тогда бы обратили точно. Но когда речь идет о самом главном — о том, что позволяет нам кормить семьи, получать образование и медицинскую помощь, поддерживать, в конце концов, существование — о защите трудовых прав, это не очень-то трогает широкие массы. Интересно, почему?

На самом деле наше общество как никакое иное озабочено защитой прав. Можно сказать — помешано. Помешано на правах потребителя. К потреблению у нас относятся с большим пиететом. ТВ забито передачами, где из множества товаров предлагают выбрать лучший. Люди часами выбирают лучший йогурт, лучшие макароны, брынзу, салат, приправу для курятины.  Все это сопровождается веселой музыкой и танцами. Магазины у нас, в отличие от всего цивилизованного мира, работают по всем без исключения праздникам, а многие еще и 24 часа. Для европейцев этот нонсенс — как же так, продавцы ведь тоже люди, им по праздникам с родными и близкими хочется отдохнуть. Но нет: у нас потребитель на почетном первом месте. Не дай бог бутылку коньяка на 8 марта купить забудет, как тогда быть?

Приятельница, которая работает фотографом, рассказывала мне жуткую историю. Как-то раз ей довелось снимать свадьбу молодой пары из глубинки. Приехали сразу всей династией — праздновать на фоне архитектурных красот Петербурга. Арендовали роскошный коттедж в Ленобласти, лимузин, накупили платьев и костюмов, и гуляли несколько дней. А потом оказалось, что денег не рассчитали. Домой ехать не на что, ночевать негде. Из коттеджа их выставили. Пришлось ехать в самую дешевую гостиницу и снимать там номер. В итоге ночевали в этом номере на полу вдесятером, расстелив свадебное платье невесты.

Показательный случай. Люди, отнюдь не принадлежащие к богатым слоям, считают нужным «отрываться» до последней копейки. Потреблять впритык. Российское общество потребления оборачивается обществом систематического недопотребления. Потребление считается чем-то социально одобряемым, престижным, в общем, потреблять — это круто, только вот, как правило, особенно не на что. Если вы не олигарх и не руководитель концерна, конечно же. У этих проблем не возникает.

Немецкий философ Вальтер Беньямин называл явление гиперпотребления «парадом нищеты». Как только у людей появляются средства, - писал Беньямин, - они встают и маршируют плечом к плечу в универсальный магазин. Сверхпотребляющее поведение — не следствие богатства. Это результат хронической бедности.

Россия будет свободной только тогда, когда россиянин научится без дрожи в голосе требовать оплаты больничного, а слово «профсоюз» станет в его речи такой же рутиной как «квартплата» или «ипотека».

Отсюда — вся логика нашей либеральной оппозиции, проповедующей якобы европейские ценности. «Верните нам наши деньги» - вот к чему сводится содержание всех постов в блоге Навального. «Нам» - это успешным, подтянутым, нестарым еще предпринимателям и управленцам. «Среднему классу», как сейчас принято говорить. Или тем, кто очень хочет им стать. Но не может — денег мало, а это значит, что надо подвинуть тех, у кого их много. Не затрагивая самую суть происходящего в обществе: просто перетасовать финансы. При этом, разумеется, надо верить, что «средним классом» станешь именно ты, а не только приближенные Навального.

Экономические схемы российских либералов примитивны, просты до мышиного писка: передать деньги вороватых чиновников эффективному бизнесу. А эффективность бизнеса измеряется, опять же, его способностью потреблять. Недаром образцом эффективного бизнесмена стал Михаил Прохоров, которому свежие фрукты к обеду каждый день привозят из Африки на специальном самолете.

Однако следует признать, что каждый человек имеет право потреблять и потреблять хорошо. Каждый человек имеет полное право жить в комфортной квартире, пользоваться комфортным транспортом или личным автомобилем, иметь пригородный участок и регулярно посещать фитнес-центр. Ничего криминального в этом нет, это законное право каждого члена общества. Но не там, не там ищут россияне реализацию этого права. Именно с защиты трудовых прав, а не прав потребителя, начинается благосостояние всего общества и каждого человека в отдельности. Именно труд, возможность работать и зарабатывать опосредует все мыслимое потребление.

Давайте признаем простую вещь: все общество не может состоять из владельцев ресторанов и консалтинговых фирм. На 90% общество состоит из людей, работающих и способных работать по найму. И тех, кто с ними тесно связан — пенсионеров, студентов. То есть тех, кто когда-то побывал наемным работником, и тех, кому еще предстоит им стать. Если эти люди хорошо зарабатывают, то они начинают покупать предметы потребления, стимулируя таким образом реальный сектор экономики. Который один, как мы теперь знаем, спасает от сползания в кризис. А если эти люди хорошо зарабатывают в хороших условиях, то они задерживаются на своих рабочих местах подолгу и становятся квалифицированными специалистами. Что увеличивает производительность труда и способствует развитию экономики в целом.

Именно такой путь - заход со стороны труда - характерен для развитых социальных государств Европы  - к примеру, для Норвегии и Швеции. Кстати, по данным журнала The Economist Норвегия занимает первое место в мире по уровню демократических свобод. Неудивительно: когда человек сыт, здоров и не обеспокоен думой о хлебе насущном, он может задуматься и о свободе слова. О том, за какую партию проголосовать, а за какую — нет. Не с той стороны заходите, дорогие либералы. Россия будет свободной только тогда, когда россиянин научится без дрожи в голосе требовать оплаты больничного, а слово «профсоюз» станет в его речи такой же рутиной как «квартплата» или «ипотека».

Первые шаги на этом пути делают сегодня рабочие завода Антолин. После второй забастовки начальство попыталось уволить активистов — написали, как это у нас заведено, «по собственному желанию» в трудовых книжках. Но ребята обратились в прокуратуру, которая признала  действия работодателя незаконными. Представляю себе удивление чиновников от станка: в кои-то веки обкатанные годами самодурские схемы перестали работать. Пытаешься незаконно выкинуть человека на улицу, а он тебе этого сделать не дает. Решили использовать, как сказано выше, силовые методы — задействовали полицию. Но противостояние, к счастью, далеко не зашло. С одной стороны, активисты действовали грамотно, с другой — скандал разросся до масштабов области и менеджмент предприятия решил поостеречься. Все-таки есть еще люди, осознающие важность проблемы. К сожалению, не так много, как хотелось бы. Вот в субботу 23 ноября будет марш солидарности с рабочими Антолина — против вмешательства «органов» в трудовые конфликты. Интересно, много народу на него придет? 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram





Ранее по теме

Проверь себя

Нужно ли передавать Исаакий РПЦ?

Проголосовало: 8952

Все опросы…