Общество

В петербургских коммуналках запретят курить, но никто не послушается

22 ноября 2013 15:17 Нина Астафьева
версия для печати
Петербургские депутаты снова решили закрутить гайки в борьбе с курильщиками и преследовать их по месту жительства. Напомним, что с 15 ноября штраф за курение в общественных местах, например, на вокзалах, составил 500-1000 рублей. Курить в собственном офисе и в своей квартире, собственно, не запрещалось. Но квартиры бывают коммунальные – и вот этот пробел взялась исправлять депутат от «Единой России» Елена Киселева. Коллеги ее, правда, заявили, что закон бессмысленный, ибо он запрещает то, что уже запрещено.
В петербургских коммуналках запретят курить, но никто не послушается Фото: Дмитрий Кутиль

Инициатива родилась в начале октября, когда депутат внесла законопроект о запрете курения в коммуналках и общежитиях. В других городах коммуналок не так много, поэтому федеральный антитабачный закон обошел вниманием интересы жителей старого Петербурга. Депутат Киселева предложила запретить курение во «вспомогательных помещениях», а к ним относятся кухни, санузлы и кладовки. Жители квартир, в чьи туалеты поутру просто не зайти без респиратора, должны быть очень благодарны.

Таким образом, новый закон просто поможет распространить действия Административного кодекса на разные объекты: не только вузы, больницы, стадионы, но и на жилые дома. В кодексе прописано четкое наказание для нарушителей. Жаль, что оно не делает различий между курением в присутствии детей и в присутствии взрослых. Но главное, что оно есть. И жители коммунальной квартиры, вызывая полицию с жалобой на курильню, уже не услышат в ответ: «А что мы можем сделать?» Полиция может приехать и выписать штраф.

Другое дело — что кухня в коммуналке в любом случае была общественным местом. Поскольку ее делят между собой несколько собственников квартиры, и у всех равные права, курильщик обязан заручиться согласием на порчу воздуха у всех, кто пользуется этой кухней. Если все согласны (допустим, в квартире три жильца и все курят), вопросов нет. С какой стати государство вообще будет вмешиваться в то, что происходит в чьем-то жилище, если ситуация всех устраивает? Если кто-то не согласен, все равно специальный закон не нужен, достаточно того, что есть — федерального. «Это закон ради закона, — пояснил депутат Александр Кобринский. — В нем не сказано ничего нового. Он противоречит Гражданскому кодексу. Его невозможно исполнять. И за его нарушение не предусмотрено ответственности. Сам я терпеть не могу табачный дым, и доволен, что у нас в ЗакСе уничтожили даже курительные кабины. Раньше они были на каждом этаже, а сейчас все выходят или во внутренний садик, или на улицу. Мой помощник, например, курит. Он выходит на площадь, отсчитывает 25 метров от дворца и только тогда достает сигареты».

Конечно, бывают коммуналки, где все комнаты не приватизированы, собственников нет и их согласие-несогласие ничего не решает. Возможно, есть даже такие дома, без приватизированных квартир. В домах на лестницах, в том числе черных, тоже нельзя курить, не испросив всех собственников — на этот раз в доме. Получается, единственное спасение — это балкон. Он все-таки является территорией квартиры, и никто не вправе указывать жильцу, что там делать.

А вообще, инициатива должна была защитить общежитских работяг и студентов.

Мы позвонили в два общежития, поинтересовались, как идет борьба с курением, и выяснили, что везде по-своему.

«У нас курят на лестничных площадках всех 15 этажей. Курительной комнаты нет, — сообщил комендант общежития Полярной академии. — Мы убрали все пепельницы, развесили запрещающие объявления, но результата это не дало, и тогда решили принять жесткие меры. Поймали трех студентов, написали представление ректору, и сейчас решается вопрос о выселении из общежития. Признаться, эти парни не были какими-то злостными нарушителями, а просто попали под горячую руку. Я, в принципе, понимаю, что они всю ночь сидят за компьютерами, и периодически им надо ходить подымить: не на улице же. Но начальство не велело делать курительную комнату, вот ее и нет».

Про другие меры, вроде штрафа, комендант заявил, что он не в курсе.

А вот его коллега из общежития Лесотехнической академии, наоборот, сказала, что устала бороться, что никаких действенных рычагов им не найти. «Здание старое, наполовину деревянное. И не такое большое, всего пять этажей, так что можно и до улицы добежать. Все равно дымят на лестнице. Однажды была проверка, комиссия увидела курильщика и оштрафовала адмхозчасть на полторы тысячи рублей. А студента не оштрафовали».

Получается, и здесь дирекция ничего не знала про штрафы, которыми с 15 ноября облагаются курильщики. Одинаковое незнание — разные итоги.

«Что будет делать 17-летний выгнанный из общаги студент в чужом городе и без денег?» — поинтересовались мы у депутата Кобринского. Тот ответил, что антитабачные законы суровы: не то что студента, а тяжело больного могут выгнать из больницы на амбулаторное лечение, если он станет смолить в палате. Потому что никакая свобода не должна затрагивать интересы тех, кто находится рядом.

Есть в городе места, где курение не запрещено, а на интересы страдающих пассивных курильщиков, даже если у них астма, всем наплевать. Это наши тюрьмы и следственные изоляторы. Говорят, курение в камерах оказалось самым сильным впечатлением для экологов с ArcticSunrise. Но в наших изоляторах, говорят правозащитники, пытки представлены в таком широком ассортименте, что пассивное курение перед ними меркнет.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 169

Все опросы…