Общество

Либеральные режимы проигрывают, автократические государства — Китай, Россия — показывают рост

28 ноября 2013 10:04 Подготовила Нина Астафьева
версия для печати
Немецкий кинорежиссер Йохан Хик пять лет разыскивал в Германии бывших граждан ГДР – геев и лесбиянок, чтобы выяснить, каково это: жить с нетрадиционной ориентацией в стране с тоталитарным режимом. Выяснилось, что даже такое светское государство, каким была Восточная Германия, видит в меньшинствах нешуточную угрозу. А значит – травит. Нынешняя ситуация в России до боли напоминает ту, немецкую, сорокалетней давности. И даже опаснее.
Либеральные режимы проигрывают, автократические государства — Китай, Россия — показывают рост Фото: Роман Мельник

У Йохана в фильме 11 героев — восемь мужчин и три женщины. Не все герои геи. Например, один в середине 70-х лишился брата. Его убили прямо на улице, а газеты не преминули написать, что тот был паршивым гомосексуалистом. Хотя парень — стильный, галантный — был, как сказали бы сейчас, метросексуалом. Что вовсе не подразумевает нетрадиционный секс.

В Уголовном кодексе ГДР, как и в советском, имелась статья за мужеложство. У нас вплоть до ее отмены в 1993 году могли посадить на пять лет. В ГДР, как следует из фильма, полиция больше прессовала лесбиянок, нежели гомосексуалов (возможно, парни просто оказались менее откровенны). «Незадолго до попадания в полицию я прочитала книгу “Язык Третьего рейха”, — вспоминает одна из героинь, — и меня поразило, как одинаково разговаривают наши полицейские офицеры и гестаповцы. В конце концов, мне разрешили выехать на Запад, но перед этим долго требовали, чтобы я публично созналась в том, что развивалась неправильно. Потому что признать, что гомосексуализм — это врожденная особенность, там отказывались категорически».

«Символично, что два европейских вроде бы государства проявляют такую оголтелую нетерпимость к гомосексуалам — и все это после того, как весь мир облетела фотография: Брежнев взасос целуется с Хоннекером, лидером ГДР, — рассказывает Йохан Хик. — Граффити с этой фотографии потом красовалась на Берлинской стене — разумеется, с западной стороны.

Мы начали работать над фильмом в 2007 году, когда еще в голову не могло прийти, что в современной России появится такой закон — о запрете пропаганды гомосексуализма. И что все это пойдет из Петербурга — города, в котором я побывал в середине 90-х, когда сюда пришла свобода, и люди были счастливы от того, что могут открыться. ГДР в те годы, которые мы описываем, вступила на путь либерализации.

Мои друзья отговаривали меня ехать в Россию, потому что думали, что здесь сплошные гомофобы. Весь мир сейчас смотрит на Россию. И знаете, мне кажется, что дальше все будет только хуже. Потому что Россия сейчас на высоте, а Америка с ее свободами терпит крах. Демократические и либеральные режимы проигрывают, автократические государства — такие, как Сингапур, Китай и Россия — показывают успешный рост. К тому же они борются за чистоту окружающей среды. Мы не знаем, что будет после Сочи, может быть, Россия перестанет быть интересна, от нее все отвернутся, и тогда правители поймут, что надо что-то менять, хватит быть пугалом.

Я бы не сказал, что на Западе гомофобии нет. В маленьких городах, где все друг друга знают, она очень развита. В Париже проходят стотысячные демонстрации, на которых мы видим настоящих французских буржуа. Немецкие правые политики, которые постепенно сдвигаются к «коричневым», приглашают в гости эту вашу женщину- депутата (очевидно, Мизулину — «МР») для обмена опытом. Единственное отличие — в Германии Церковь старается быть немного в стороне. Вернее, евангелическая борется с геями втихаря, а православная устраивает на гей-парадах то же, что и ваша. В Европе Церковь действительно старается людям помогать — а как иначе, она ведь на пожертвования существует. А православный священник в России напоминает мне военного священника, который в любом случае будет за тебя решать, что хорошо и что плохо, и куда надо идти.

Вообще, я заметил, что в России не только ЛГБТ подвергают гонениям, но всех маргиналов — алкоголиков, бездомных. У нас же сложилось мнение, что бедному человеку — ничтожному, всеми эксплуатируемому — надо помогать. Потому что он бедный. Если лежит, надо помочь встать. В Европе ориентируются на слабого, у вас — на сильного. В Германии, во Франции выбирают такого лидера, над которым можно будет, если что, посмеяться. Почему в России выбирают Путина, мне тоже понятно.

Я был удивлен, когда мне дали визу в Россию. А друзья по возвращении обязательно поинтересуются, не начались ли там уже гей-погромы. Когда мне рассказали про того молодого человека, которому прострелили глаз (Дмитрий Чижевский — «МР»), я решил, что первый шаг к погромам уже сделан».  

P.S. Фильм Йохана Хика и Андреаса Штрофельдта «Открытые геи и лесбиянки в Восточном Берлине» был показан на второй день ЛГБТ-фестиваля «Бок о бок». 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 893

Все опросы…