Общество

«Православие в сегодняшнем виде лицемерно»

27 декабря 2013 10:08 Подготовила Юлия Галкина
версия для печати
В России произошел окончательный переход к политике неоконсерватизма – суть стагнации. Об этом прямо заявил Путин в недавнем послании Федеральному собранию. Причем Путин – первый правитель за много веков, который не постеснялся признать: да, мы – консерваторы. Даже императоры – не говоря уже о советских вождях – такого себе не позволяли. Социологи рассказывают, что это значит для общества, то есть для нас с вами.
«Православие в сегодняшнем виде лицемерно» Фото: Trend/flickr.com( Jedimentat44)/Дмитрий Кутиль

Консервативное гражданское общество

Наглядными представителями консервативного гражданского общества в России социологи считают такие организации, как «Ассоциация православных родителей» и «Воины жизни» (последние выступают за запрет абортов). Разумеется, для мировой практики они отнюдь не уникальны. Но «они не декларируют свои связи с иностранными агентами, - отмечает кандидат социологических наук, научный сотрудник Центра независимых социологических исследований Елена Здравомыслова. – С другой стороны, я думаю, что это временно: следующий шаг будет заключаться в том, что они признают глобальный характер консерватизма. В последнее время президент (Путин – «МР») говорит, что «нас много». Сигналы, поступающие сверху, важны для нашего гражданского общества».

Подобные структуры используют стратегию «моральной паники», говорит Елена Здравомыслова: «Они выдвигают себя в качестве моральных антрепренеров и создают озабоченность общества по ряду вопросов: гендерные роли, понимание семейных обязанностей, нормы брака и родительства».

Сам термин «моральная паника» был озвучен социологом Стэнли Коэном в 1972 году. Моральная паника – это распространение в обществе истерики относительно чего-то, что (якобы) угрожает безопасности и/или моральным ценностям социума.

По замечанию Здравомысловой, моральная паника распространяется тогда, когда происходит смычка тех самых «антрепренеров»-консерваторов с государством. Что мы и наблюдаем в России, где Русская православная церковь (поддерживающая консервативное гражданское общество) является «идеологическим подспорьем для государства». «Что страшного в моральной панике? – задает вопрос социолог. – Она создает врагов. Стимулирует язык вражды. Создает «народных дьяволов». И может способствовать оправданию репрессивных политик».

Впрочем, сейчас – прогнозирует Елена Здравомыслова – моральные паники будут снижаться. По крайней мере, до конца 2014 года. Объяснение простое: Олимпиада в Сочи. Все флаги прибудут в гости к нам. Поддерживать паникеров станет неконъюнктурно.

Послание президента Федеральному собранию

Социологи, которые внимательно слушали послание Путина 12 декабря 2013 года, говорят, что в нем четко декларируется консерватизм.

В частности, ученые обращают внимание на два фрагмента из президентского текста.

Первый: «Сегодня во многих странах пересматриваются нормы морали и нравственности, стираются национальные традиции и различия наций и культур. И мы знаем, что в мире всё больше людей, поддерживающих нашу позицию по защите традиционных ценностей, которые тысячелетиями составляли духовную, нравственную основу цивилизации, каждого народа: ценностей традиционной семьи, подлинной человеческой жизни, в том числе и жизни религиозной, жизни не только материальной, но и духовной, ценностей гуманизма и разнообразия мира». 

Второй: «Конечно, это консервативная позиция, но, говоря словами Николая Бердяева, смысл консерватизма не в том, что он препятствует движению вперед и вверх, а в том, что он препятствует движению назад и вниз, к хаотичной тьме».

Елена Здравомыслова говорит, что «идет конфликт между консерваторами и прогрессистами» (сторонниками прогресса, передовых взглядов – термин не синонимичен «либералам»). Таким образом консервативному гражданскому обществу сверху поступает сигнал: «Вперед, ребята! Ваша повестка дня – наша повестка дня».

Мы находимся в ситуации, когда нам насаждают систему ценностей, которая не подходит многим сегментам общества.

Эти тренды, говорит социолог, можно было прочесть и в более ранних идеологических текстах. Например, всё в том же президентском послании образца 2006 года, когда озвучивалась озабоченность демографической политикой. Тогда же были сформулированы «столпы» неоконсервативного дискурса: философ Иван Ильин, писатель Федор Достоевский. Теперь, отмечает Елена Здравомыслова, к этой «компании» примкнул «либерально-консервативный авторитет Николай Бердяев».

При этом год назад всё тот же Путин заявлял, что «попытки государства вторгаться в сферу убеждений, взглядов людей — это, безусловно, проявление тоталитаризма, и абсолютно для нас неприемлемо», напоминает доцент кафедры теории права и гражданско-правового образования юридического факультета РГПУ им. Герцена Марианна Муравьева. И далее: «Мы должны действовать не путем запретов и ограничений, а укреплять прочную, духовно-нравственную сферу общества» - слова всё того же Путина. После этого были приняты «закон Димы Яковлева» и федеральный закон о защите детей от пропаганды гомосексуализма.

Традиционные ценности

Вплоть до 2010 года понятие «традиционные ценности» законодателями использовалось только применительно к народам крайнего Севера, говорит Марианна Муравьева. Но в последнем послании Путина, как мы убедились, традиционные ценности постулированы предельно четко. При этом президент признал концепцию таких ценностей «консервативной». Это происходит впервые «сложно сказать, с какого века», отмечает исследователь: «Всегда правители апеллировали к чему-то более или менее прогрессивному – иначе зачем реформы?»

«Очевидно, что традиционно наша политика с советских времен была эгалитарно-солидаристской (основана на принципах равноправия, взаимопомощи – «МР»). Но в современном дискурсе – который виден в послании президента, в «Концепции семейной политики» депутата Мизулиной – прослеживается консервативный индивидуалистский подход, - рассуждает Марианна Муравьева. – Проблема в том, что консерваторская и неоконсерваторская идеологии не просто христианские – они пуританские. Но ценности православия сегодня связаны с ритуалистской стороной, а не с осознанием. Например, если вы не моногамны, не гетеросексуальны – вам обеспечено наказание.

Православие допускает гибкость в оценке морально-нравственного поведения человека. В этой ситуации даже гомосексуалы могут получить свою нишу, если они ее обоснуют. «Надо кого-то ненавидеть – ненавидьте нас!» Таким образом, православие в сегодняшнем виде лицемерно. Мало кто действительно проповедует ценности, глубокой религиозности не присутствует. Успех критики гомосексуальности, абортов и прочего связан с нетрадиционностью и непопулярностью этих концепций, а не с тем, что они нерелигиозны».

«Мы находимся в ситуации, когда нам насаждают систему ценностей, которая не подходит многим сегментам общества: я думаю, не подходит большинству, а не меньшинству россиян», - заключает Марианна Муравьева.

***

Реплики экспертов записаны на семинаре «18+»: новые рамки гендерного гражданства», который прошел в Европейском университете в Петербурге 25 декабря. 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 273

Все опросы…