Общество

В 2000-е годы проститутками становились наркоманки, а теперь - мигрантки

24 января 2014 10:28 Подготовила Нина Астафьева
версия для печати
Легализация проституции – излюбленная тема для политических спекуляций. Так было в 90-е годы, когда профессия проститутки считалась престижной и высокооплачиваемой среди школьниц. Так происходит и сейчас, когда проституцией занимаются, в основном, мигрантки - не только из стран постсоветского пространства, но и из российских регионов.
В 2000-е годы проститутками становились наркоманки, а теперь - мигрантки Фото: flikcr.com( various artists)/Дмитрий Кутиль

Социолог Анна Яковлева провела исследование: как изменился секс-бизнес за последние 20 лет, а главное – как меняется отношение к нему в обществе.

Сам термин «проституция» имеет несколько негативный окрас и используется в тех странах, где проституция запрещена. Там, где явление легализовано, говорят просто: секс-бизнес. Этого же термина придерживаются петербургские представительницы «профессии», не так давно объединившиеся в профсоюз «Серебряная роза» (профсоюз пытался зарегистрироваться в Минюсте, потерпел крах, но продолжил борьбу: впереди у него суд в Страсбурге). Впрочем, скептики полагают, что профсоюз и его председатель Ирина Маслова стараются не ради регистрации, а ради пиара. Многие ошибочно считают, что профсоюз выступает за легализацию проституции, а это совсем не так.

Легализованная проституция в России уже была – до революции. Тот документ, который выдавался несчастным девушкам вместо паспорта, звался «заменительный билет», а к нему полагалась желтая вкладка, где были проставлены даты всех медосмотров. Полиция следила (по крайней мере, была обязана следить) за возрастом барышень, за условиями их работы.

Сейчас в стране действует уголовное наказание за содержание притонов и административное – за саму проституцию. Единственный, кто в тройке «проститутка-клиент-сутенер» освобождается от ответственности – это клиент, покупатель секс-услуг (во Франции, кстати, готовят уголовную статью и для клиентов тоже, зато в соседней Германии проституция разрешена, и ни организатор бизнеса, ни рядовые исполнители не несут наказания).

Если у нас проституцию легализуют, под колпаком окажутся и «девушки», и «бандерши», а за клиентами никто следить не будет. Хотя следовало бы. Опросы, которые исследователи-социологи провели среди покупателей секс-услуг, в основном, имели место в венерологических кабинетах.

Такие же исследования, проведенные во всевозможных КВД, помогли классифицировать работниц секс-бизнеса по периодам: 90-е, 2000-е и нынешние, десятые годы. Всего было опрошено три тысячи девушек, у которых значились в анамнезе половые связи с большим количеством партнеров. Выяснилось, что 20 лет назад основным фактором, способствовавшим распространению проституции, служила неблагоприятная социально-экономическая обстановка. В 2000-е годы ситуация изменилась: девушек на панель стала толкать не нужда, а наркотик. А сейчас проституток-наркоманок вытеснили мигрантки. Если в Петербурге все еще работает немного местных уроженок, то в Москве рынок полностью поделен между мигрантами (впрочем, таковыми считаются и русские из других регионов). Это, кстати, общемировая тенденция: европеек вытесняют азиатки и африканки.

Также эксперты считают, что в столице «рынок» полностью поделен между правоохранительными структурами, а в Петербурге кому-то еще удается блюсти независимость. Кроме того, в городе уже больше десяти лет действуют благотворительные организации, помогающие жрицам любви (хотя бы раздачей презервативов). Две организации, опекающие тружениц секс-индустрии, конкурировали между собой, так что девушки чувствовали себя более-менее сносно. Немудрено, что профсоюз, а также собственный журнал «КСР» (клуб сексуальных работников) появился именно в нашем городе. Журнал этот, заметим, не имеет ничего общего с «каталогами», которые подсовывают нам в машины. Другое дело в интернете: там баннер «Серебряной розы» иногда появляется на сайтах борделей – опять-таки, чтобы девушки, случись чего, знали, куда обращаться.

От государства никакой помощи за все это время получено не было. Политические спекуляции – не в счет.

При этом имидж проституток в СМИ не слишком изменился за 20 лет. В 90-е, судя по опросам, альковных тружениц характеризовали как «молодых, сексуальных, привлекательных, высокооплачиваемых», а их клиентов – как благополучных мужчин средних лет, семейных, прилично зарабатывающих, для которых покупной секс – всего лишь форма досуга. Сейчас модельное агентство с эскорт-услугами – также желаемое место работы для молодежи. Мужчины-покупатели секс-услуг на вопрос «зачем вам это» чаще всего отвечают, что в их среде так принято. Далеко не все из них выглядят преуспевающими семьянинами. 

В Петербурге уже 20 лет действует кризисный центр для женщин, который возглавляет Наталья Ходырева, доцент факультета психологии СПбГУ. Она говорила, что ни разу не встречала таких историй: когда работница секс-индустрии скопила денег на квартиру и обеспеченную старость. Даже если будут приличные заработки, даже если не сидеть на игле – деньги все равно утекают сквозь пальцы. А если кто-то из девушек демонстрирует успешность – то это, скорее всего, напускное: психологическая защита.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 173

Все опросы…