Общество

Протоиерей Копейкин: «Весь мир, в котором мы находимся, – это психическое Бога»

28 января 2014 10:32 Подготовил Андрей Сошников
версия для печати
Американские физики построили прибор под названием голометр, который должен проверить, не является ли наша Вселенная голограммой. Одновременно вполне ортодоксальные ученые разрабатывают теории о том, что Вселенная – это квантовый компьютер или компьютерная симуляция. Самое удивительное, что мы как часть иллюзии способны ее анализировать. Кандидат физико-математических наук, протоиерей Кирилл Копейкин уверен, что в этих суждениях наука сходится с христианством.
Протоиерей Копейкин: «Весь мир, в котором мы находимся, – это психическое Бога» Фото: Russian Look/flickr.com( x-ray delta one, keidan)/Дмитрий Кутиль

Лекция о природе пространства и времени кандидата физико-математических наук, преподавателя Санкт-Петербургской православной духовной академии, протоирея Кирилла Копейкина записана в книжном доме «Глагол» 21 января 2013 года. 

Современная наука возникла в специфическом богословском контексте. Она возникла на идее, что Бог дает откровение в двух видах – это Библия и сам мир. То есть мир является откровением Творца. Окончательно сформулировал эту мысль Фрэнсис Бэкон в XVII столетии (начало научной революции). Он писал, что «книга природы» является ключом к Библии. Тем не менее, представление о двух видах откровения глубоко укоренено в христианской цивилизации. Об этом говорил, например, один из авторитетнейших отцов церкви преподобный Ефим Сирин в IV столетии. И вот если мир – это книга, к ней могут быть применены те же методы исследования, что к Библии.

Наука о знаковых системах (семиотика) изучает знаки либо по отношению друг к другу (синтаксически), либо по отношению к тому, что они означают (семантически), либо по отношению к тому, кем и для кого создан текст (прагматически). Условно можно сказать, что раннее христианство было занято, прежде всего, прагматикой «книги природы», исследованием того, что мир – это откровение, обращенное к человеку. Представьте себе, что Андрей Болконский и Пьер Безухов, будучи персонажами романа Толстого «Война и мир», изучают структуру и замысел романа. Примерно тем же занимаемся мы: являясь частью мира, стремимся узнать его законы, стремимся постичь замысел Творца. В средние века богословие изучало семантику отдельных элементов мироздания. Предполагалось, что у каждого элемента есть символическое значение, причем это не проекция нашего сознания, а то, что действительно вложено Богом.

Пафос научной революции XVII столетия заключался в том, что от семантики и прагматики «книги природы» человек обратился к ее синтаксису. Мы описываем один элемент по отношению к другому. Мы кладем на одну чашу весов человека, а на другую – гирю, измеряем вес – это совершенно невозможная с точки зрения средневекового менталитета процедура. Первым мысль, что «книга природы» написана языком математики, высказал Галилео Галилей. Математический язык оказался чрезвычайно удобен для описания природы. Он помог создать теоретическое видение мира, описать его законы. Никто не видит закон всемирного тяготения - мы видим конкретные события, которыми он управляет. Описывая мир с помощью законов природы, мы некоторым образом встаем на точку зрения законодателя, на точку зрения Бога.

Невероятно, что человек может исследовать такой масштаб мироздания, сам являясь частью это мира. Это взрывает мозг. 

Эйнштейн говорил, что его не интересуют детали, константы – он стремится познать, как Бог создавал мир. Сегодня нашему взору открыт колоссальный масштаб «книги природы» – 45 порядков. Чтобы обнаружить бозон Хиггса на Большом адронном коллайдере, нужно было достичь масштабов 10 в минус 19-й степени метра. Телескоп Хаббл видит галактики на расстоянии 10 в 26-й степени метра от Земли! Невероятно, что человек может исследовать такой масштаб мироздания, сам являясь частью это мира. Это взрывает мозг. Но окончательный взрыв в вашей голове произойдет, если посмотреть на мир не только с позиций классической физики.

Советский физик Лев Полак в предисловии к «Математическим началам натуральной философии» Ньютона пишет: «Школьные годы делают ньютонианцами всех людей на нашей планете». Чуть ли не с молоком матери мы впитываем аксиомы об абсолютном пространстве, абсолютном времени. Однако в XX веке с возникновением теории относительности выяснилось, что модель «пространство-время» не является априорным вместилищем событий. Выяснилось, что в разных системах отчета – движущихся или неподвижных – пространство и время могут течь по-разному. И это не кажимость. Так на самом деле происходит...

В каком-то смысле время является более фундаментальной величиной, чем пространство. В теории относительности существует собственное время – эквивалент нашего переживания времени, которое не всегда совпадает со временем внешним (иногда нам кажется, что минуты идут быстрее или медленнее). Известный современный философ Дэвид Чалмерс, классик философии сознания, говорит, что физика описывает только относительные сущности этого мира, однако в мире есть, по крайней мере, один класс объектов, у которых есть внутреннее измерение времени (психическое) – это мы с вами. Логично предположить, что такое внутреннее измерение бытия есть во всех остальных элементах этого мира. «Здесь, конечно, возникает опасность панпсихизма, – пишет Чалмерс. – Я не уверен, что эта перспектива так уж плоха, если феноменальные (психические) свойства фундаментальны, то естественно предположить, что они могли бы иметь широкое распространение» («Сознающий ум: В поисках фундаментальной теории». 1996, 2013).

Дэвид Чалмерс. Видео: Mindville

Итак, на сегодняшний день мы исследовали мир в колоссальном масштабе 45 порядков. При этом не очень понимаем, что стоит за этой структурой. Мы должны наполнить структуру мира смыслами. Поскольку современная наука возникла как богословие «книги природы», дополняющее богословие откровения, естественно, что интерпретация естественно-научной теории может происходить в контексте Библии.

Что нам говорит Библия: Бог сотворил мир из ничего Словом Своим. Главный для православного христианина вероучительный текст Символ веры именует Бога Творцом, буквально же – поэтом мироздания (греческое poihthvç означает «творец», «поэт»). Преподобный Максим Исповедник, великий православный богослов, говорит, что мир представляет собою «верхнюю одежду» Логоса (Слова). Святитель Григорий Палама, в котором православное богословие достигает своей вершины, говорит, что мир – это «писание Самоипостасного Слова» (существующего в собственной ипостаси Слова). Если мир – это действительно книга Творца, то где существует эта книга? Где, например, существует «Война и мир» Толстого? Роман возникает на бумаге, но изначально он появился в психической реальности писателя. Из этого можно сделать логичный вывод: если мир – это книга Творца, то мир представляет собой психическое Творца.

Вселенная – это мысленный эксперимент Творца. Мы с вами – часть его замысла, а весь мир, в котором мы находимся – это психическое Бога.

Этот вывод может показаться странным. Мы привыкли думать, что живем в материальном мире. Для нас материальное и психическое – совершенно разные вещи. Но задумайтесь: мы с вами видим не материю, а конкретные тела. Материя – это умозрительный конструкт. Конструкт эффективный для описания мира математическим языком, но я подчеркиваю, что это именно умозрительный конструкт. Привычное для нас разделение на мыслящую и протяженную (занимающую определенное место в пространстве) субстанцию восходит к Декарту. Это разделение было правомерным в эпоху классической физики. Однако в начале XX века возникла квантовая механика. Лауреат Нобелевской премии Вернер Гейзенберг говорит, что отныне мы не можем противопоставлять мыслящую и протяженную субстанции, потому что в микромире сознание в каком-то смысле слова воздействует на материю, и это не разные вещи. Любопытно, что один из создателей квантовой механики, тоже лауреат Нобелевской премии Вольфганг Паули тесно взаимодействовал с создателем аналитической психологии Карлом Густавом Юнгом. Вместе они пришли к выводу, что физическое и психическое следует рассматривать не как разные субстанции, а как взаимодополняющие аспекты одной реальности.

Также интересно, что атомы, из которых состоит все во Вселенной, на 99,999999999999% состоят из пустоты. Если ядро атома водорода увеличить до размеров футбольного мяча, ближайшие электроны будут вращаться вокруг него на расстоянии километра. Без этих пустот мы с вами превратились бы в пылинки. Мы думаем, что электроны – это заряженные песчинки. На самом деле, эти микрообъекты больше похожи на свободных существ. Чарльз Галтон Дарвин (внук автора теории эволюции) в работе 1919 года пишет, что электрону можно «приписать свободу воли», настолько странно он себя ведет. Крупный богослов XX столетия владыка Антоний Блум подчеркивал, что подлинный материализм – это христианство, потому что с точки зрения христианства материя – это не мертвая субстанция, иначе чудеса и таинства были бы насилием над ней. Материя – это нечто живое.

Окружающая нас материя кажется твердой. Эта твердость обусловлена электромагнитным взаимодействием. Все наши впечатления от окружающего мира обусловлены светом. Но, как известно, мы видим совершенно ничтожную часть света. В 2013 году благодаря спутнику «Планк» удалось подсчитать, что видимая нами «обычная» материя – это примерно 5% того, что существует во Вселенной. Сюда относятся звезды и планеты – 0,5% и межзвездный газ – 4,5%. Темная материя, которую мы плохо знаем, составляет 26,8% Вселенной. А все остальное (68,3%) – это темная энергия, которая обуславливает ускоренное расширение Вселенной. Этого мы уже совсем не понимаем.

В XX столетии серьезно встал вопрос о природе реальности. Вольфганг Паули считал, что его главная задача – заложить новую идею реальности. Посмотрите, чем сегодня занимаются вполне ортодоксальные физики. Крейг Хоган, директор центра квантовой астрофизики Фермилаб (США) считает, что мир представляет собой голограмму. Он нашел деньги и построил прибор под названием голометр, который должен проверить эту гипотезу. Идея восходит  к писателю Майклу Талботу, который в 1991 году издал книгу «Голографическая вселенная». Сет Ллойд, профессор машиностроения Массачусетского технологического института, считает, что Вселенная – это квантовый компьютер, который вычисляет самого себя. Это странная метафора, но она призвана передать ощущение странной реальности, в которой мы живем. Сайлас Бин, физик из Боннского университета, и Ник Бостром, философ из Оксфордского университета, полагают, что мир представляет собой компьютерную симуляцию. Наконец, в 2012 году команда исследователей из Калифорнийского университета, возглавляемая нашим соотечественником Дмитрием Крюковым, пришла к выводу, что Вселенная, человеческий мозг и интернет имеют одинаковую структуру и динамику развития.

Голометр. Видео: Fermilab

Возникает вопрос, не является ли Вселенная, в которой мы живем, чьим-то колоссальным мозгом? В чьем сознании находимся мы, и как возникает наше сознание? Если мы суммируем все, что известно к настоящему моменту, то сможем прийти к следующему выводу: Вселенная – это мысленный эксперимент Творца. Мы с вами – часть его замысла, а весь мир, в котором мы находимся – это психическое Бога.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 885

Все опросы…