Город

Автомобили выгодны лишь капиталистам - мир бы справился с помощью велосипедов и трамваев

3 февраля 2014 11:29 Мария Элькина
версия для печати
Ян Гейл – известнейший датский урбанист, который рассказывает всему миру, как сделать улицы и площади удобными для людей. Сидней, Мельбурн, Нью-Йорк, Москва – далеко не полный список городов, для которых он провел исследования. В своей книге «Общественные места. Общественная жизнь» Гейл описал, как постепенные улучшения превратили Копенгаген из автомобильного города в пешеходный за 40 лет.
Автомобили выгодны лишь капиталистам - мир бы справился с помощью велосипедов и трамваев Фото: Дмитрий Кутиль

Пешеходная улица Стрёгет в Копенгагене — самая длинная торговая пешеходная зона в Европе — стала таковой, главным образом, в результате работы Гейла.

Его книга «Города для людей» переведена на 35 языков мира, в том числе и русский. В интервью «Моему району» урбанист объясняет, почему нужно отказаться от личного автомобиля.

- Для скольких городов вы делали исследования?

- Вы шутите? Я никак не могу этого знать. Лично я - примерно для 25. Вообще, моя фирма Gehl Architects работает в 57 странах мира.

- Мне нравится ваша книга «Города для людей» в первую очередь тем, что она объясняет мое собственное поведение в городе. И все-таки у меня, как и у многих других людей в Москве и в Петербурге, есть некое внутреннее сопротивление идее города без машин. Мне нравится водить, и я привыкла таким образом добираться из одного места в другое.

- Это неизлечимо. Но я могу ответить вам на этой смешной историей. Как-то мне нужно было куда-то поехать с коллегой, с которым мы вместе преподавали и писали книгу в Германии. Он никогда не ездил на машине, у него и прав-то не было. Я счел, что на машине поехать будет удобнее всего, и по дороге понял, что он никогда в жизни не видел фривея. Он смотрел по сторонам и восклицал: «Как это все ужасно, как скучно, как могут люди выходить из машины, съедать гамбургер и садиться обратно в машину, как это нецивилизованно». На подземной парковке он и вовсе не мог понять, что происходит, как это - мы приехали в центр города, а находимся вот в этом сером пространстве и куда-то едем на лифте. «Другое дело, - говорил он, - приезжать в город на поезде, спускаться с платформы и оказываться на центральной площади». Он, кстати, был отличным архитектором, и во многом его ощущения были правильными. Нет ничего хорошего в том, чтобы искать место на парковке, стоять в пробке, нервничать.

Если обычные люди будут жить хорошей жизнью, то революцию можно отложить.

- Тем не менее, для меня сейчас нет более простого и быстрого способа добраться до центра города, чем на машине.

- Это все потому, что мы так устроили наш мир. У нас был дешевый бензин в какой-то момент. Если бы его не было, мы бы организовали города как-то иначе. Теперь бензин не такой уж и дешевый, но инерция осталась. Вы представьте на секунду, что машин нет, что они делись куда-то. И тогда вы поймете, насколько человечество может быть изобретательно в поиске путей передвижения. Мы наверняка бы придумали что-то еще – может быть, много лучше.

- Летающие машины?

- Нет. Я думаю, что мир мог бы справиться с помощью поездов, велосипедов и трамваев. Конечно, для капиталистов лучше, чтобы мы ездили все время на машинах – они, капиталисты, могут продавать нам как сами машины, так и колеса, бензин.

- Так вы считаете, что машины в принципе не нужны?

- Вовсе нет. Я думаю, что машина – отличная штука. Автомобили незаменимы для инвалидов, для «скорой помощи», для  службы доставки, для поездок на выходные. Я выступаю только против того, чтобы ездить на машине по городу каждый день по любой нужде.

В Нью-Йорке, скажем, приняли решение, что метро (а у них одна из лучших сеток метро в мире) достаточно, чтобы ездить на работу. И это сработало! Есть еще один важный момент: если вы запрещаете въезд в центр, то у вас освобождаются широкие улицы для автобусов, трамваев и велосипедов.

- Вы говорите сейчас только про Манхеттен, да?

- Да, они запретили въезд на Манхеттен на машине – раньше туда по мостам приезжали миллионы автомобилей. Они делали односторонние улицы, но это не помогло. Оказалось, что в хорошее место люди приедут в любом случае.

- Получается, что мы все время говорим про центры городов. Однако на окраинах Петербурга, например, расстояния огромные, там не так просто попасть куда-то пешком или на велосипеде. И гулять там не так приятно.

- Знаете, что интересно? Что все эти районы были построены с расчетом на то, что люди будут передвигаться на автобусах, но транспортная сеть была очень плохая. Потом она стала ненадолго лучше, благодаря личным автомобилям.

- Теперь они встали в огромные пробки – гораздо хуже, чем в центре города.

- Это стандартная ситуация, и именно поэтому города сейчас массово переходят на общественный транспорт, строят трамвайные линии. Чтобы можно было доезжать на велосипеде до остановки, оставлять его там и ехать дальше. Хотя я вовсе не хочу заставить вас изменить вашим дурным привычкам. Я вот тоже летаю на самолете, мне это нравится, хотя это еще хуже для окружающей среды, чем езда на машине.

- Что вы думаете про высотные здания?

- Я верю в пять-шесть этажей, не больше. Как только вы оказываетесь выше, у вас теряется связь с городом.

- За вашими идеями есть идеология?

- Я думаю, если обычные люди будут жить хорошей жизнью, то революцию можно отложить.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 848

Все опросы…