Город

Как в Петербурге возникают новые названия улиц, скверов и площадей

30 января 2014 11:01 Елена Барковская
версия для печати
В Петербурге отметили 70‑летие возврата 20 исторических топонимов: в 1944 году проспект 25-го Октября­ стал Невским, улица Третьего Июля — Садовой, а площадь Урицкого — Дворцовой. Как сейчас в городе присваиваются названия? Какие из них отвергаются и почему?
 Как в Петербурге возникают новые названия улиц, скверов и площадей Фото: Дмитрий Кутиль

ИНИЦИАТИВА. Одну из последних идей по присвоению названий озвучили купчинские активисты — они хотят дать имена 12 безы­мянным прудам района.

«Идея пришла в голову, когда мы озаботились чистотой карьеров бывшего кирпичного завода в Купчино, — говорит один из активистов Павел Швец. — Знакомясь с документами, я наткнулся на список водоемов, поименованных номерами. Мы поставили себе цель дать водоемам названия — они являются местами притяжения жителей, и важно, чтобы к ним относились не как к грязным лужам. Собрали экспертов: краеведа Дениса Шаляпина, историка Леонида Харитонова, краеведа и журналиста Дмитрия Ратникова».

В группе «Новости Купчино» активисты открыли голосование, чтобы придумать названия прудам. Во время голосования узнали, что, например, пруд № 4586 жители уже давно называют Карпатским — этот вариант и победил. Сейчас эксперты решают, какие названия прудов вносить в Заксобрание.

Но это не единственная идея купчинцев. «Денис Шаляпин обсуждал со мной инициативу по переименованию Фрунзенского района в Купчинский», — добавил Швец. 

ПОЛНОМОЧИЯ. В Петербурге решения по пере­именованию или присвоению названия принимаются двумя способами. Если речь идет об объектах местного подчинения (например, улицы, площади, станции метро), то этим занимается Топонимическая комиссия — она вырабатывает рекомендации для городского правительства, которое принимает постановление.

Другим путем придется идти, если нужно присвоить название географическому объекту (прудам, озерам, райо­нам) или изменить его. Инициаторам необходимо обратиться в ЗакС, после чего проходит сложная и многоступенчатая процедура одобрения инициативы. Итогом должно стать постановление правительства России или федеральный закон.

НОВЫЕ. «К нам поступает много предложений по увековечиванию различных персоналий, — говорит краевед, член Топонимической комиссии Андрей Рыжков. — Причем люди обижаются, когда мы говорим, что название улицы или сквера — не единственный и зачастую не лучший способ “увековечивания”. Так, присвоив школе в Выборгском районе имя ее выпускника Тимура Сиразетдинова, героически погибшего в ходе недавнего конфликта на Северном Кавказе, комиссия отказалась рассматривать вариант с наименованием в его честь улицы — чем обидела инициаторов. А претензий по поводу “несоответствия проезда масштабу личности” просто не счесть.

При присвоении названий мы стараемся найти исторические привязки к конкретной местности, но если это нереализуемо, приходится принимать более отвлеченную, но, тем не менее, единую концепцию квартала. Названиями для новых улиц интересуются немногие, поскольку новые проезды на стадии наименования не имеют жильцов. Но зато среди этих немногих есть истинные краеведы, и зачастую именно их предложения утверждаются или ложатся в основу решений комиссии».

Если рабочей группе удалось достичь консенсуса с инициатором, администрацией района и МО, вопрос включается в повестку очередного заседания. Можно включать и различные варианты, если время поджимает — инициатор сам выступает перед комиссией и защищает свой вариант. Решение принимается простым большинством голосов».

ПЕРЕИМЕНОВАНИЯ. По словам Андрея Рыжкова, комиссия не приветствует переименования, делая исключения лишь ради возвращения ценных исторических названий.

«Рекомендация по возвращению выносится на основании сравнения культурно-исторической ценности существующего и утраченного имен, а не потому, что современное название “прославляет плохого человека”. Несмот­ря на губернаторский “мораторий на возвращения” (объявлен весной 2012 года на три года. —«МР»), комиссия продолжает рассматривать такие предложения и выносить рекомендации, но вот проектов постановлений пока не готовит».

ПРАВИЛА. В городе пока нет закона, устанавливающего срок, который должен пройти со дня смерти человека, прежде чем его именем можно будет называть улицу. Общее пожелание, по словам Рыжкова, — десятьлет, но оно часто не соблюдается (недавний пример — сквер Эдуарда Хиля).

«Как правило, все решает “общественный консенсус”, который обычно достижим по отношению к общеприз­нанным деятелям культуры, но скоропалительное увековечение деятелей политических, на мой взгляд, неприемлемо», — объясняет он.

По словам краеведа, есть правила о недопустимости использования в названии дат, о благозвучности и произносимости названия, о том, что название не должно состоять более чем из двух слов. Но — тоже на уровне пожеланий, пока не закрепленных законодательно. «Кроме того, комиссия, даже называя проезды по именам выдающихся людей, часто предпочитает форму согласованного определения, если это не вредит пониманию (“Апраксинская улица”, а не “улица Апраксина”). Это зачастую встречается в штыки — люди долгое время приучались к “торжественности” формы родительного падежа».

ОТКАЗЫ. Последняя громкая история с присвоением названия связана со станцией метро «Бухарестская» — в 2012 году профсоюзы и некоторые активисты выступали против этого названия, а глава Фрунзенского района предложил переименовать станцию в «Екатерининскую».

«Выносить этот вопрос на комиссию пришлось трижды, — рассказывает Андрей Рыжков. — И чего только мы не наслушались за это время - про себя, про румын и Бухарест! Очень наглядно проявились ­порочные аспекты “политического” подхода к топонимике, которого комиссия старается всячески избегать.

А почему, кстати, в свое время отказались от названия “Улица Салова” для этой станции? Потому что уже был перед глазами печальный пример названия станции “Улица Дыбенко”, которой мы обязаны таким “шедевром”, как “МЕГА-Дыбенко”. Поэтому имена героев названиям новых станций комиссия и опасается давать — обязательно найдется какой-нибудь коммерсант, который возведет рядом “Супер-Салова” или “Гипер-Савушкина”. А пойти навстречу навязчивому желанию поименовать станцию “Университет Профсоюзов” комиссия тоже никак не могла, поскольку есть вузы, которые находятся ближе к этой станции».

Из других примеров отвергнутых названий Андрей Рыжков вспоминает «чудовищные конструкции»: «улица 65‑летия Великой Победы» или сквер «Ветеранов подразделений особого назначения». «На последнем заседании комиссия не поддержала инициативу о переименовании Санкт-Петербургского Морского канала в честь Н. И.Путилова в форме “Санкт-Петербургский Морской канал им. Н. И.Путилова”, — говорит краевед. — Во‑первых, из-за невозможности изменения исторического названия, а во‑вторых, из-за громоздкой и безобразной конструкции, вызывающей в памяти “Детское Село им. Урицкого” или “сад Трудящихся им. Горького”».

ИСТОРИЯ

Первое заседание ­Топонимической комиссии прошло 14 февраля 1925 года.

Комиссия действовала­ при отделе жилищно-коммунального хозяйства Ленгубисполкома.

Главной задачей комиссии была смена «царских» и «религиозных» названий на политкорректные.

В 1937 году комиссия была ликвидирована.

В 1960-е годы комиссия возрождена и включена в состав управления культуры Ленгорисполкома.

Нынешний облик комиссия приобрела в 1991 году.

Комиссию возглавляет вице-губернатор, курирующий вопросы культуры.

Остальные места распределены примерно поровну между чиновниками городских ведомств, соприкасающихся с топонимикой, и топонимистами — краеведами, историками, лингвистами.

Все члены комиссии работают безвозмездно.

ИЗ ПИСЕМ В ТОПОНИМИЧЕСКУЮ КОМИССИЮ

«Прошу вас рассмотреть возможность наименования строя­щейся станции метро “Воздухоплавательная” или “Нестеровская”… Предлагаем рассмотреть возможность оперативного художественного оформления станции мастерами, понимающими тему неба».

«Прошу изменить безликое название “улица Пионерстроя” в Красносельском районе, присвоив ей новое название “ул. Неизвестных Героев”».

«Учитывая кризисное положение с финансами города, мы рискнули предложить следующее: переименовать улицу Титова в улицу Виктора Цоя».

«Поддерживаете ли вы инициативу пешеходов‑краеведов о переименовании Большой и Малой Конюшенных улиц в Большую и Малую Автоконюшенные, так как они давно уже стали конюшнями для автомобилей?»

«В городе есть улица, носящая имя венгерца Белы Куна. Неужели наши люди забыли, что этот Кун со своей подругой (Роза или Сара) по прозвищу “Землячка” в 1918 году самозванцами-комиссарами явились на юг молодой Советской республики и там устроили кровавый террор: хватали людей, выстраивали в шеренги и зверски их расстреливали. Об этих событиях есть документальная историческая хроника, там были и кадры с этим Куном и его землячкой».

«“Валентинов парк” сочетает в себе имена: Валентина Терешкова (женщина-космонавт), Валентина Матвиенко (единственная женщина губернатор), Валентина Белекова (проживавший в районе сотрудник секретного отдела Армии Артиллерии СССР), Валентина Толкунова и т. д. Также название “Валентинов парк” имеет отношение к Святому Валентину…»

«Петр Великий осуществлял самолично в этом парке посадку сакральных деревьев России. По его отходу от земной яви эту обязанность брали на себя царствующие особы и правители России. Даже Ленин и Сталин… По смыслу значимости вопроса нынешнему или будущему правителю России необходимо самолично осуществить посадки дубов в роще сакрала России, взамен уворованных… Прошу Вас рассмотреть вопрос о возврате парку “Дубки” прежнего исторического названия “Императорский парк”».

«В настоящее время мне приходится бывать в Сестрорецке на улице Володарского, бывшей “Крещенской”. Подобная смысловая доминификация о памяти убивца тысяч невиновных людей, который лично стрелял, а затем сбрасывал в братскую могилу еще живых монахов и священников Александро-Невской лавры, имеется в городе Луге Ленинградской области…

Прошу Топонимистическую комиссию Санкт-Петербурга рассмотреть вопрос о возвращении ныне существа улице “Володарского” в Санкт-Петербурге, г. Сестрорецке прежне бывшего исторического названия, или как вариант означить центральную магистраль города как проспект Петра Великого…»

«А сколько в городе еще дюкла?» (Автор имеет в виду улицу Жака Дюкло в Сосновке)

«В начале 90-х годов XX века бульвар Профсоюзов был переименован в Конногвардейский бульвар. Профсоюзы всегда бережно и уважительно относились к истории нашего города. И, конечно, если бы в квартале, прилегающем к площади Труда, была воссоздана конная гвардия, для переименования появились бы основания. Но, насколько нам известно, таких планов не существует. А профсоюзы живут и действуют, отстаивая права и интересы трудящихся, членов их семей, всех жителей города и области...»

СПРАВКА

Обратиться с инициативой по присвоению названий или по переименованию объектов местного подчинения можно в Топонимическую комиссию по адресу: 191025, Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, 8.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 893

Все опросы…