Происшествия

Защитник пакгауза Варшавского вокзала осуждён на 4 года

11 февраля 2014 20:38 Нина Астафьева
версия для печати
21-летнего Дениса Лёвкина, который год назад примкнул к обороне пакгауза на Варшавском вокзале, сегодня приговорили четырем годам колонии. Год он уже отбыл (за это время доломали пакгауз, провели амнистию, начали Олимпиаду). Но, по мнению судьи, дальнейшее наказание также должно быть связано с лишением свободы, иначе оно будет неэффективно
Защитник пакгауза Варшавского вокзала осуждён на 4 года Фото: http://vk.com/event6016039

Напомним, осада пакгауза в феврале 2013 года длилась несколько дней. Лёвкин присоединился к ней одним из последних. 4 февраля дом начали штурмовать: уже не ЧОПовцы, а полиция. По показаниям шести свидетелей-полицейских, именно Лёвкин швырнул в окно железный лом, который угодил в полицейского Тюрина и сломал ему зуб. Адвокат же считает, что парня просто запомнили лучше, чем остальных, благодаря клетчатой куртке и голубому ирокезу, вот ему и приходится отдуваться за чужое преступление.

Опознание толком не провели (не было никого на «подсадку», поскольку сейчас никто уже не носит ирокезы). К штурму пакгауза несколько дней было приковано внимание журналистов и общественников: собрался большой фотоархив. При детальном разборе фотографий можно было рассмотреть человека, вооруженного ломом: он был одет не так, как Лёвкин, носил варежки с белым узором, а у Дениса их не было. Зато были у другого активиста, которым полиция почему-то не заинтересовалась.

Это имя адвокат огласил на специальной пресс-конференции. Анархистский арт-активист Евгений Счётов носил варежки, его несколько раз сфотографировали у того самого окна. Очевидцы клялись, что Денис к окну и не подходил. Про Евгения известно, что он старше Лёвкина в два раза, участвовал в нескольких московских и петербургских акциях, в частности, «захватывал» крейсер «Аврора» в 2011 году. Все они обходились без уголовщины. Но сейчас защите все кажется странным: и почтенный возраст художника-анархиста, и его упорное нежелание являться на допросы. Вернее, так: если Счётов действительно совершил преступление, приписываемое Лёвкину, становится понятным, почему он не приходит в суд и спустя всего два месяца после инцидента в пакгаузе спешно поменял место жительства, сообщив полиции ложный адрес. Но тогда непонятны действия полицейских, которые совсем не хотят искать своего истинного обидчика. А вот если они как-то заинтересованы в Счётове, например, используют его как штатного провокатора, тогда это все объясняет. Такую версию нам изложил адвокат Лёвкина Глеб Лаврентьев.

Впрочем, изучение анархистской биографии Счётова ничего такого не выявило. Да, были административные правонарушения, но не больше. Да и те сквоттеры, что сидели год назад в пакгаузе на Варшавском вокзале, заранее договорились о ненасильственном сопротивлении. Если бы один человек не взял в руки лом, все и закончилось бы мирно. А в результате – статья о насилии в отношении представителя власти (номер 318). По тогдашним прогнозам, Дениса могли посадить лет на 7-10. Но в итоге прокурор запросил четыре с половиной, а дали – четыре. За один зуб, который можно запросто имплантировать.

Нельзя сказать, что судья проигнорировала требования защиты вызвать в суд свидетеля Счётова – его просто не нашли. Сторонники Лёвкина считают, что о возможном приходе судебных приставов художника предупредили друзья-анархисты, которые регулярно ходят на суд. У Лёвкина тоже была своя группа поддержки – она устраивала одиночные пикеты на Невском и перед залом суда. Не помогло. Основными свидетелями на процессе были пятеро полицейских из Адмиралтейского района. Защита уверяет, что они путались в показаниях: например, описывали одежду Дениса: камуфляжные штаны, а их через окно видно не было.

«Когда судья огласила свой приговор, а зале закричали: “Позор!” Судья смутилась, даже замолчала, - рассказал очевидец Никита Сорокин. – Но тут налетели приставы, велели соблюдать тишину. Вообще все были подавлены, конечно».

Защитник сообщил «МР», что и не рассчитывал на оправдание: практика показывает, что районные суды не оправдывают. Но четырехлетний срок для молодого, несудимого, работающего парня, да к тому же, по-видимому, невиновного он считает чрезмерным.

Добавим, что в 2013-14 годах в Ленинском суде Адмиралтейского района слушались еще шесть дел в отношении петербуржцев, обвиняемых по 318 статье. Половину дел рассматривала судья Лёвкина Ирина Эйжвертина, и все они закончились обвинительными приговорами, правда, с условными сроками. Остальные дела и вовсе были прекращены. Получается, что только к Лёвкину суд оказался суров.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 275

Все опросы…