Культура

Сделаешь выставку о насилии над женщинами - получаешь отфренд и гневные комменты

25 февраля 2014 11:30 Юлия Галкина
версия для печати
Художницы – против насилия над женщинами: в Петербурге сегодня, 25 февраля, открывается феминистская выставка, в центре ее – тема, на которую в «приличном» арт- (и не только) сообществе принято закрывать глаза. Считается, что в России полно проблем поважнее бытового насилия; и потом – что поделаешь? «Бьет значит любит», - покорно вздыхают бабоньки. Художницы попытаются докричаться до таких вот «покорных», их целевая аудитория – именно они.
Сделаешь выставку о насилии над женщинами - получаешь отфренд и гневные комменты Фото: С.Николаев/Дмитрий Кутиль

Выставка социальной графики против гендерного насилия – часть экспозиции «Феминистский Карандаш-2», которая прошла осенью в Москве. Для петербургского проекта организаторы сузили тематику: насилие – физическое или психологическое – над женщинами.

В трех залах (скорее даже – камерных комнатах) галереи «Борей» - активистские плакаты, комиксы, стикеры и «трафареты». Пахнет краской: художница-активистка Микаэла изобразила на стене что-то вроде «типичной семьи» - простоватые мужички, один из которых приобнимает мамочку с коляской. И вроде бы ничего такого, но веет безысходностью.

Фото: С.Николаев

В соседней комнате – трафарет омско-петербургского стрит-арт проекта Gandhi: нагая женщина с сигаретой. И надпись: «Меня скоро сотрут… А тебя?».

Фото: С.Николаев

В первом зале – самая, пожалуй, эмоционально мощная работа: серия «Обитатели 5-й психиатрической больницы в Хотьково» Яны Сметаниной. Портреты женщин с грустными глазами и подписи, например: «Жанка-слепая. Несмотря на грузные бока Жанка, по сравнению с другими, почти незаметна. Она бесшумно передвигается и почти не говорит. Били Жанку четверо. Ее не просто решили ограбить, но били долго и особо жестоко. Какой-то из ударов повредил что-то в глазных нервах. Она ослепла».

Фото: С.Николаев

Наиболее известные участницы выставки - Глюкля (Наталья Першина-Якиманская, одна из дуэта Глюкля и Цапля) и Виктория Ломаско (она же со-куратор). Но в данном случае «статусность» в арт-мире абсолютно не важна: экспозиция – прежде всего, высказывание о личном опыте участниц. Это опыт боли, страха, стыда, непонимания – но и опыт преодоления. 

Организаторы рассказывают, что столкнулись с проблемами, когда развешивали афиши выставки: в некоторых, казалось бы, «лояльных» хипстерских заведениях отказывались брать плакаты или брали с неохотой – то ли не нравилось слово «насилие», то ли проблема казалась преувеличенной. Об этом мы поговорили с кураторами «Феминистского карандаша», художницей Викторией Ломаско и искусствоведом Надей Плунгян, а также организатором петербургской выставки, социальным адвокатом Кризисного центра для женщин Анастасией Ходыревой.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Выставка социальной графики против гендерного насилия»
  • Фоторепортаж: «Выставка социальной графики против гендерного насилия»
  • Фоторепортаж: «Выставка социальной графики против гендерного насилия»
  • Фоторепортаж: «Выставка социальной графики против гендерного насилия»
  • Фоторепортаж: «Выставка социальной графики против гендерного насилия»
  • Фоторепортаж: «Выставка социальной графики против гендерного насилия»
  • Фоторепортаж: «Выставка социальной графики против гендерного насилия»
  • Фоторепортаж: «Выставка социальной графики против гендерного насилия»
  • Фоторепортаж: «Выставка социальной графики против гендерного насилия»
  • Фоторепортаж: «Выставка социальной графики против гендерного насилия»
  • Фоторепортаж: «Выставка социальной графики против гендерного насилия»

Надя Плунгян: «Личное высказывание бывает сильнее, чем высказывание со стороны – например, «экспертное». Мы ставили себе задачу: собрать на выставке личное высказывание».

Виктория Ломаско. Фото: С.Николаев

Виктория Ломаско: «Важно заметить, что в России социальное искусство только появляется. До этого преобладало концептуальное и коммерческое галерейное искусство. Только в последние годы опять происходит обращение многих художников к проблемам общества.

Сейчас, когда это становится модным, можно заметить, что какие-то социальные темы приветствуются больше. Если сделаешь работы на эти темы – будешь выставляться. Например, тема мигрантов. Сделав любую жалобную картинку про мигрантов, автоматом попадаешь на многие европейские, да и московские выставки. А вот сделав выставку о насилии над женщинами, мы получили крайне негативные отзывы. Меня, например, отфрендили некоторые художники. Писали комментарии в соцсетях: «Нечего жаловаться! Посмотрите, что происходит в стране, хватит ныть! Выходите из окопов! Зачем вы говорите о себе? С вами ничего страшного не происходит!» На это я всегда говорю: «Извините, если мы не можем заявить о своих проблемах, защитить себя – о чьих проблемах мы можем говорить?»

Я долго подвергалась домашнему насилию. При этом я делала работы о других несчастных. Это было очень странное состояние. Как я могу защищать других людей, если не могу сказать о себе?»

Надя Плунгян: «Тема мигрантов приветствуется в современном искусстве, но почему? Это разговор людей, которые с проблемой сами не сталкиваются – они описывают чужой опыт. Мне кажется, что на самом деле тема мигрантов совершенно не популярна, потому что там нет прямой речи. Если художник-еврей начнет говорить об антисемитизме, который он переживает, его точно так же закидают тапками, как и художницу-феминистку, которая скажет, что ее бьет муж, и она про это делает проект.

Не приветствуется прямая речь, а приветствуется разговор со стороны. Это происходит, потому что у нас большой неразобранный советский анамнез за плечами: отчуждение искусства от современности. В довоенное время было пространство, когда можно было говорить о собственном опыте. А вот дальше – это все больше сокращалось, цензурировалось».

Виктория Ломаско: «Многие художницы-участницы выставки пережили опыт гендерного насилия. Это необязательно побои. У одной из участниц был опыт развода, когда муж пытался, используя свои связи, отсудить ее квартиру. Многие пережили тот или иной вид насилия не только с мужьями, но, например, с отцами.

Еще важна реакция на выставку «Феминистский карандаш». Многие мои приятельницы говорили: «Ну зачем делать такую выставку? Подумаешь, какая проблема. Да все сейчас равны. Это раньше, конечно, надо было бороться за права женщин». Они сходили на выставку, а потом увидели в соцсетях реакцию на нее. Реакция такая - например, про эту работу Александры Качко «Не трогай меня»: «Ссаной тряпкой по щам за такое нытье!! Лопату в руки – и копать пошла, вместо того, чтобы слезы лить и дрочить на себя. Фу, меня аж перекосило» (цитата из издания "Сноб")».

Надя Плунгян. Фото: С.Николаев

Надя Плунгян: «Это пишет не пролетариат, а люди с образованием, искусствоведы, наши знакомые».

Виктория Ломаско: «На одну девушку из левых активисток сильно подействовало, когда она пришла на открытие вместе со своим соратником-социалистом, и он начал вопить: "Это все не нужно! Вместо того, чтобы делать революцию, они теряют время и отвлекают нас от революции!"».

Надя Плунгян: «Была такая статья на Colta.ru, левые активисты, наши друзья написали: выставка очень хорошая, качественная, но, к сожалению, понятно, что это тупиковый путь, потому что будет диктатура толерантности. Я с большим удивлением это прочла и написала в ответ статью, в которой высказала, что, может быть, диктатура толерантности – это когда примут закон против домашнего насилия? Может быть, реальные последствия наша выставка будет иметь?

Удивительно, что люди, которые ставят задачей в том числе изменения в обществе – левые, либеральные активисты – они говорят: опасно, что общество изменится в сторону поддержки угнетенной группы. Но мы разговариваем не с ними, мы разговариваем с женщинами. Мы хотим их - нас – поддержать».

Анастасия Ходырева: «Мне было удивительно увидеть, насколько схожая реакция на вопросы гендерного насилия, феминизма, как среди правозащитных НКО, так и в арт-сообществе. Спектр от игнорирования до пренебрежения».

Надя Плунгян: «Некоторые говорят: «Я не знаю женщин, которые страдают от гендерного насилия. Я сама не страдаю». Я всегда отвечаю: очень хорошо. Вы не страдаете, но есть другие. Например, возьмем подростковую беременность в результате изнасилования. Это явно случай, который имеет значение: должна быть юридическая поддержка для таких женщин. Тут уже люди начинают задумываться. И таких проблем можно назвать сотни. У меня соседка страдает – ее муж бьет. Пьяные крики, стук в дверь, побои. Надо вызывать полицию, говорить с этой женщиной. И тут сосед начинает мне угрожать. Но я ему сразу дала понять, что вызову полицию. Он теперь опасается».

Анастасия Ходырева: «Многие женщины, которые приходили на выставку «Феминистский карандаш» в ноябре в Москве, говорили: я могу что-то похожее сделать; у меня остались письма с угрозами – я могла бы сделать что-то, что рассказало бы мою историю».

Слева направо: Анастасия Ходырева, Надя Плунгян, Виктория Ломаско. Фото: С.Николаев

Выставка социальной графики против гендерного насилия открывается в 18:00 25 февраля и продлится до 8 марта. Время работы: с 12:00 до 20:00, кроме понедельника. Место: галерея «Борей» (Литейный пр., 58).

Расписание мероприятий можно посмотреть здесь.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 883

Все опросы…