Политика

Петр Павленский: В России люди гибнут неизвестно за что, в Украине - за свободу

27 февраля 2014 11:03 Юлия Галкина
версия для печати
«Находясь в отделе, я слышал, как какие-то полицейские поверхностно рассуждали о том, что в России такого, как в Украине, не будет, у нас сразу всех из автоматов положат. Они уверены, что любые политические конфликты можно решить автоматами», - художник Петр Павленский и его товарищи по акции «Свобода», которая прошла в Петербурге 23 февраля, рассказали «МР», почему важно не бояться и не поддаваться майданофобии.
Петр Павленский: В России люди гибнут неизвестно за что, в Украине - за свободу Фото: Trend

Петр Павленский

- Почему слово «Майдан» стало эдакой пугалкой для российского обывателей?

- Майдан – это противоположность тому, о чем я говорил в акции «Фиксация» на Красной площади. А говорил я об апатии, политической индифферентности, самокастрации – когда люди сами себя удерживают в положении скота. Повинуются хозяину. Это выработанный рефлекс.

Что такое Майдан? Я в декабре ездил в Киев, общался со многими людьми. Майдан - это не какая-то группа радикальных националистов – таких там было, наверное, 5%. Майдан – это общество сознательное: люди всех возрастов, из разных социальных классов, которые являются не просто разрозненным населением или управляемым стадом, а именно обществом. Люди, которые выходят друг за друга. Кто-то оставил свои дела, бросил работу или взял отпуск. Прервал нормированное, структурированное течение жизни.

- Но вы в декабре застали «добрый» Майдан. А на прошлой неделе все мы наблюдали другой Майдан – со стрельбой, с кровью, с трупами. Должен ли такой Майдан случиться в России?

- Он может случиться. Нельзя говорить, что только государство обладает монополией на насилие. Что происходит у нас? Вот «узники Болотной». Восемь человек просто были взяты в заложники: с их «помощью» многомиллионное население держат в страхе.

То, что происходило на Майдане – да, это была настоящая война. Там были смерти. Здесь же, в России, получается, что люди гибнут так же – но неизвестно, за что. Россия превращается в полицейское государство – и неизвестно, будет ли умирать меньше людей, чем на Майдане. Я не призываю людей начать умирать, но... На Майдане погибло около ста человек. Сто человек – и они одержали победу. Война – да, это жертвы.

Фото: Trend

- Зачем Майдан нужен российскому обывателю? У него стабильность, ему в ней хорошо.

- Сложно говорить, зачем что-то нужно обывателю. Мы говорим о людях, которые были с чем-то не согласны. Майдан – не вся Украина, это часть людей. В обывателя любое волнение вселяет страх и ужас.

- Как преодолеть страх?

- Прежде всего, человек должен понять, что такое страх. Страх – инструмент управления человеком. Большинство страхов, с которыми живут люди, - навязанные, неестественные. Они навязываются с помощью СМИ, институтов медицины, полиции, Чуровым и так далее. Нужно попробовать относиться более сознательно к страху. И, безусловно, преодолевать его. Когда человека что-то вынуждает, он становится бесстрашным. Иногда даже не для отстаивания позиции, перемен – а просто ради адреналина, как в спорте. Человеку свойственно преодолевать страх. Весь вопрос в том, чтобы преодолевать его ради какой-то цели.

- Люди все больше боятся того, что движущая сила Майдана – как ни крути, украинский национализм: посмотрите, мол, вот и за русский язык уже взялись. Постоянно мелькает какая-то информация о том, что русских притесняют там и сям – правду от вымысла уже с трудом отличаешь.

- В отношении Украины и Майдана в СМИ была развернута большая кампания: активистов назвали «нацистами», «фашистами». Но не нужно путать национально-освободительное движение, которым отчасти являлся Майдан, с нацистами. Нацисты – те, у кого во главе угла расовая теория. Если в Украине придут к власти люди, у которых в приоритете дискриминация и уничтожение людей по расовым, национальным признакам, или по каким-либо еще, в частности, по сексуальной ориентации – что уже происходит в России, это часть нашей реальности, то можно будет говорить о нацизме. Но пока в Украине это всё разговоры. Сейчас Майдан – это успешно завершившееся национально-освободительное движение. Оно неизбежно. Любые страны, которые были колониями империй, ведут борьбу на основании национально-освободительного движения. Им нужно на что-то опираться. В России все немного по-другому: она всегда состояла из множества.

- Вам за последние дни снова пришлось много волей-неволей общаться с сотрудниками полиции. Они при вас как-то высказывались на тему Майдана?

- Ничего негативного не слышал. Единственное, находясь в отделе, слышал, как какие-то полицейские поверхностно рассуждали о том, что в России такого, как в Украине, не будет, у нас сразу всех из автоматов положат. Они уверены, что любые политические конфликты можно решить автоматами.

Акция «Свобода» (в поддержку Майдана): хроника

Видео: Anastasiya Mironowa

Место: Мало-Конюшенный мост, напротив храма Спаса на Крови

Дата: 23 февраля

Участники: Петр Павленский (художник-акционист), Ярослав Градиль (студент философского факультета СПбГУ, анархист), Мария Александрова (свободный художник, публицист).

Манифест: «Горящие покрышки, флаги Украины, черные флаги и грохот ударов по железу – это песня освобождения и революции. Майдан необратимо распространяется и проникает в сердце Империи. Борьба с имперским шовинизмом продолжается: храм Спаса на Крови - это место, где народовольцы совершили успешное покушение на императора (имеется в виду Александр II – «МР»), жестоко расправлявшегося с освободительными восстаниями в Правобережной Украине, Польше, Литве и Белоруссии. Мы боремся за нашу и вашу свободу. В этот день, когда государство призывает праздновать День защитника Отечества, мы призываем всех встать на праздник Майдана и в защиту своей свободы. Мосты горят и назад дороги уже нет».

Хроника: акция началась примерно в 19:30. Подожгли сложенные друг на друга покрышки. Роли распределились так: Мария стояла с флагом Украины, Ярослав – с черным флагом, Петр бил деревянными палками по кускам железа. Минут через 15 прибыли пожарные и потушили покрышки. Вслед за ними прибыл наряд полиции и забрал акционистов. Павленский: «Когда меня запихивали в полицейскую машину, я слышал какие-то крики о том, что "происходит порча города" - возможно, это говорили пожарные. Кстати, после того, как они все затушили, облили меня водой из шланга. То есть выразили свое отношение к происходящему».

Акция завершилась примерно в 20:00. Ярослав Градиль: «Мы никуда не убегали, не оказывали сопротивления полиции, проследовали в участок. Там было огромное количество нарушений: например, нам долго не предъявляли обвинение, хотя по закону в течение трех часов должны были предоставить протоколы».

В итоге Марию Александрову отпустили, так как дома ее ждал малолетний ребенок, а мужчин на ночь поместили в камеру. 24 февраля, после девятичасового заседания, с подсудимых сняли обвинение в мелком хулиганстве, теперь им вменяют «Нарушение установленного порядка проведения собрания» (статья 20.1, часть 5 КоАП, штраф 10-20 тысяч рублей или обязательные работы на срок до 40 часов). Дата судебного заседания пока не определена. На Марию были составлены два протокола: мелкое хулиганство и нарушение порядка проведения собрания, судом они пока не рассматривались.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Акция Павленского»
  • Фоторепортаж: «Акция Павленского»
  • Фоторепортаж: «Акция Павленского»
  • Фоторепортаж: «Акция Павленского»
  • Фоторепортаж: «Акция Павленского»
  • Фоторепортаж: «Акция Павленского»

Мария Александрова: «Я увидела в Facebook Петра объявление о том, что проводится акция солидарности с Майданом. Решила присоединиться: мне хотелось проявить солидарность с народом Украины в таких условиях, как сейчас, когда госпропаганда всячески  подогревает в обществе неприязнь к Украине. Хотелось показать, что в России – в частности, в Петербурге – есть люди, которые солидарны с украинцами. Судя по комментариям, которые я читала, у нас получилось это сделать. Было много благодарных комментариев от украинцев».

Ярослав Градиль: «Я пока продолжаю ходить на занятия в университет, меня не вызывают в деканат, но в этой стране могут ничего не сказать и как-нибудь устроить (отчисление из вуза – «МР»). Понимаю, что сейчас будут следить за посещаемостью, но законными методами, насколько мне известно, меня выгнать не могут.

Если бы я не вышел на акцию, чувствовал бы себя гораздо хуже, чем чувствую сейчас, с угрозой заведения уголовного дела. Я поддерживал людей, которые не побоялись выйти на Майдан, отдал дань памяти погибшим. Я поддерживаю левых на Майдане. При этом я прекрасно понимаю, что левые в Украине опоздали». 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 823

Все опросы…