Общество

Гималайские медведи, крокодил и тюлень живут вместе под Петербургом

18 марта 2014 10:59 Татьяна Морозова
версия для печати
В начале марта в центр реабилитации диких животных, что в деревне Рапполово под Петербургом с Дальнего Востока привезли двух гималайских медведей. О трагичной судьбе Миши и Маши работники центра узнали из интернета. До этого гендиректор учреждения тщетно пытался найти спасение для жирафа Мариуса, впоследствии убитого в зоопарке в Дании. А затем решил во чтобы то ни стало выручить гималайцев.
Гималайские медведи, крокодил и тюлень живут вместе под Петербургом Фото: С.Николаев/Дмитрий Кутиль

Медведица Маша освоилась с первой минуты. А ее друга Мишу долго не могли вызволить из деревянной берлоги. Тогда Маша принесла ему яблоко и «позвала» за собой. Тот неохотно вылез, обнаружив, что кроме яблок дают финики, груши и даже мед. «Простор у них будет, сейчас соседнюю клетку достроим… В последнюю ночь заливали пол, доваривали, замки прикручивали. Спасибо Приморскому лесхозу – подарили вот нам берлоги», - рассказывает Виктор Сенин, специалист по уходу за домашними животными центра «Велес».

По его словам, дальнейшие планы на этих гималайцев – просто хорошо содержать. «Ни в какие зоопарки, цирки отдавать их не собираемся. И так они натерпелись, хватит», - говорит Сенин.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Медведи в Рапполово»
  • Фоторепортаж: «Медведи в Рапполово»
  • Фоторепортаж: «Медведи в Рапполово»
  • Фоторепортаж: «Медведи в Рапполово»
  • Фоторепортаж: «Медведи в Рапполово»
  • Фоторепортаж: «Медведи в Рапполово»

Дважды осиротевшие

Пока мишек не показывают никому, кроме журналистов. Медведям нужно успокоиться после двух суток в закрытом контейнере: их перевозили спецрейсом на самолете, затем по железной дороге. И все же они уже не прячутся. Берут корм и жуют, как гигантские хомячки, держа яблоко или грушу в лапах. Таких манер нет даже у местного любимца, практически ручного бурого медведя Потапыча.

Миша и Маша – дважды осиротевшие гималайские медведи-семилетки. Сначала они остались одни в тайге под Уссурийском, когда исчезла их мать. Второй раз осиротели, когда в 2013 году ушел из жизни хозяин частного питомника - человек, который спас и приручил медвежат. У него таких питомцев было десять. Шестерых «добрые люди» выпустили в лесу - как говорят зоологи, на верную гибель. Остальных отдали в местное дальневосточное охотообщество, где двоих неизвестные расстреляли на глазах Миши и Маши. Так они остались вдвоем.

Александр Федоров, генеральный директор и основатель центра «Велес», узнал о трагедии из интернета. До этого он тщетно пытался найти спасение для жирафа Мариуса, впоследствии убитого в зоопарке в Дании. А затем решил во чтобы то ни стало выручить гималайцев. Была развернута масштабная кампания по сбору денег на их перевозку с Дальнего Востока. Люди жертвовали средства со всего мира, и в итоге было собрано 3,5 млн рублей. На бумажную волокиту ушло четыре месяца.

Сейчас жители города, друзья центра приносят в «Велес» капусту, мешки моркови, груши, яблоки, выпечку… Шутка ли - прокормить прожорливых мишек, каждому из которых требуется по 20 килограммов еды в день! К тому же есть подозрение, что Маша ждет пополнения.

Люди - злые и добрые

«Велес» - исключительно некоммерческая организация, карантинный центр для спасения животных, оказавшихся в беде. Весь штат - ветеринар Татьяна Скворцова да Виктор Сенин, в прошлом художник по металлу. А сейчас он здесь и «мамка», и «нянька», и «друг» всему зверью.

Радионяня на столе в кухне заверещала – проснулись медвежата. Их просто подбросили неизвестные люди. Виктор кормит их из соски.

- А вы пока кашку для Сени не заварите? – просит он.

Завариваем растворимую кашу с медом для Сени – годовалой медведицы размером с детеныша. Такое вот заболевание – не растет. Сеню выкупили на потравочной станции – это место, где собак натравливают на отловленных диких животных. Охотничьи псы порой до смерти забивают несчастных зверей, прикованных цепью. Из подобного же места спасли три года назад и медведя Потапыча, израненного, со сломанными зубами.

- Потапыч, как дела, друг? – подойдя к клетке, Виктор подозвал медведя. Тот, с недоверием посмотрев на журналистов, вылез, подошел к краю клетки, начал лизать Виктору нос и весело крутить головой, требуя почесать за ухом, словно щенок.

На территории в больших клетках живут трое рысей – братья Марс, Хвостик и Пушенька. У них любовь на троих. Сегодня Пушенька с Марсом, который нежно лижет ей ухо. Этих «котят» Александр Федоров выкупил на звероферме. «А была бы чья-то шуба», - замечает Виктор.

Но настоящее чудо произошло с серым балтийским тюленем Живой. Тюлениха попала под судно, винты резанули по шее, голова практически висела. Никто не верил, что она останется жива. А она выкарабкалась и теперь так и норовит, играя, укусить Виктора за палец.

Это не зоопарк!

Среди всякого зверья есть и экзотический товарищ – маленький нильский крокодильчик Герман Гражданский. Живет в аквариуме под лампой, у батареи. На днях его нашли дворники на Гражданке, на улице Вавиловых - крокодил только-только из яйца вылупился. «Это самый крупный крокодил в мире! И достаточно быстро растет. Срочно что-то надо придумать, в Екатеринбурге есть крокодилья ферма, возможно, туда его отправят. Но в зоопарк не отдадим», - говорит Виктор.

Есть тут и лисички Алиса и Рика, найденные в лесу еще щенками. И красавцы-павлины, выросшие из павлиньих яиц. На территории живут лошадки-минихорсы, альпак, много разной дичи. «А нет планов сделать здесь туристическое место, чтобы появлялись живые деньги на содержание?» - приходит в голову, как оказалось, глупый вопрос. По словам Виктора, это исключено, потому что центр – не зоопарк. И точка.

Он тут в Ленобласти свил гнездо на одном доме. Ну это же счастье сулит, да? А чтобы счастье не улетело, его за лапу привязали к дому. Пытаясь взлететь, он сломал себе крыло. Пытался убежать – ему отрезали нижние части ног. Началась гангрена.

Пока мы разговаривали, аисту Корсарчику стало плохо. Он живет прямо в комнате Виктора. Вернее, лежит на полу, вытянув шею. «Он тут в Ленобласти свил гнездо на одном доме. Ну это же счастье сулит, да? А чтобы счастье не улетело, его за лапу привязали к дому. Пытаясь взлететь, он сломал себе крыло. Пытался убежать – ему отрезали нижние части ног. Началась гангрена. Сегодня он совсем квелый, пойду ему укол ставить», - тяжело вздыхает Виктор.

Помощь нужна всегда

Людей в «Велес» приезжает много. Но просто так сюда не пускают – все-таки это карантинный центр. Впрочем, помощь нужна, любая: деньгами, кормом, памперсами и пеленками, медикаментами, даже физически что-то убрать, вымыть, приготовить. Чтобы улучшать условия жизни обитателей, нужны инструменты - электродрели, топоры, лопаты, ножи. Мишки очень любят сгущенку, финики, мед, печенье. И, конечно, всевозможные овощи и фрукты.

Российский карантинный центр реабилитации диких животных «Велес»:

Деревня Рапполово, Всеволожский район Ленинградской области

Телефоны: +7(812)365-0220, +7(921)586-3374, +7(921)953-4916

E-mail: info@rqc-veles.com

Сайт: www.rqc-veles.com

Для волонтеров есть отдельные комнаты для проживания.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 294

Все опросы…