Спорт

Первый паралимпиец за 26 лет

26 апреля 2018 16:38 Анастасия Гавриэлова
версия для печати
Сергей Александров, единственный спортсмен-паралимпиец из Петербурга, который поехал в Корею в составе российской сборной. Он рассказал о жизни в «вечном минусе», одолженной у друга ступне и 1 450 000 рублей за протез.
Первый паралимпиец за 26 лет

Уникальность этого улыбчивого и жизнелюбивого парня в том, что он занимается горнолыжным спортом всего 6 лет, в отличие от профессионалов, посвятивших горным лыжам 15−20 лет.

Девять лет назад Сергей увлекался альпинизмом и во время восхождения получил переломы обеих ног. После этого его жизнь кардинально изменилась.

«Нет ничего невозможного»

Весной 2009 года Сергей Александров собрался совершить три восхождения на семитысячники в одном походе. В рамках тренировочного похода на Эльбрус, на высоте около 5 тыс. метров он оступился, «кошка зацепилась за кошку», и пролетел вниз по склону полкилометра.

Когда очнулся, «ноги торчали в разные стороны». Впереди — сутки в ожидании помощи спасателей, десятичасовой спуск вниз, ампутация обеих ног и возвращение домой.

Через четыре года, в 2013 году, фамилия Сергея звучит в числе призеров российского чемпионата по горнолыжному спуску! И это не совпадение. Вместо того, чтобы «киснуть» и жалеть себя, он решил двигаться дальше. Уже через три месяца после травмы начал передвигаться в коляске, а через четыре месяца встал на деревянные протезы, которые выделило государство, и встал на костыли. Той же осенью вернулся к работе — Сергей фотограф. На Новый год получил полноценный заказ на съемку корпоратива — клиенты не знали, что у фотографа нет ног. Снимал на обезболивающих.

Идея заняться горнолыжным спортом пришла сама — горы так и тянули спортсмена, несмотря на то, что именно там он лишился ног. Для занятий этим видом спорта нужны были динамические протезы. Купить их не было никакой возможности, но тут Сергею впервые повезло — начальник отца одного из друзей пожертвовал ему деньги:

«Я видел его всего два раза — в первый раз он спросил, какие протезы я хочу. Второй раз передал мне брикет денег — полмиллиона рублей».

За два года после реабилитации он не только освоил горные лыжи, но и стал чемпионом Петербурга, сначала шестым среди инвалидов в России, а затем третьим на чемпионате России в Сочи. На Паралимпиаду в Сочи в 2014-м ему отобраться не удалось. Но в 2018 году Сергей все-таки вышел на открытие Паралимпиады в Корее в составе сборной России. И только тогда поверил, что его мечта сбылась. «Это лишь этап, чтобы двигаться дальше».

Паралимпиада «для себя»

Несмотря на то, что Сергей входит в состав сборной России, ездит с ними на сборы, соревнования и на Паралимпиаду, он не получает за это денег. Государство оплачивает сборы и поездки на соревнования, однако жизнь спортсмена вне спорта чиновников не интересует. И здесь Сергею приходится выкручиваться, чтобы содержать семью — жену, дочку и огромного пса хаски по имени Шер.

«За шесть лет, тренируясь от Петербурга, я не получил ничего. Каждый сбор, каждая тренировка, питание, поездка на соревнования — все это оплачивается Паралимпийским комитетом России (ПКР), Паралимпийским комитетом Петербурга. Но деньги на каждое мероприятие выбиваю с боем! При этом себе на жизнь я не получаю ничего», — говорит Сергей.

«Все упирается в то, что я, по сути, делаю это для себя. Я кайфую от горнолыжного спорта — и буду заниматься горными лыжами в любом случае, вне зависимости от финансирования.

олимп-1

Просто побывав на топовых соревнованиях, я понимаю, что я соперничаю с профессиональными спортсменами, которые в прямом смысле, живут на горе более 15 лет, не слезая оттуда по 10 месяцев в году, я не могу составить им конкуренцию никак. Есть обратный момент — с одной стороны мне ничего не дают, а с другой стороны — я ничем никому не обязан», — Сергей во всем умеет находить плюсы.

«Если биться головой в тысячу дверей, какая-то да откроется»

Сергей вспоминает, сколько раз ему на протяжении этих девяти лет говорили, что того, чего он хочет добиться, невозможно, а для него такого слова не существует в принципе. Про возможность участия на Паралимпиаде ему говорили также.

«Вообще да! Мне конкретно повезло с поездкой на Олимпиаду, но просто если в тысячу дверей головой биться, то какая-нибудь да откроется. А со стороны это будет выглядеть так, как будто ему повезло. Я тоже так думаю, но оборачиваясь назад и вспоминая, о сколько тысяч дверей я головой бился — я понимаю, что это моя заслуга.

Для поездки на Паралимпийские игры нужно решить ряд спортивных вопросов, которые опять же зависят от тысяч факторов. От глобальных — допуска нашей сборной к соревнованиям, до самого банального — повезет ли с погодой.

Один из основных критериев — нужно набрать очки на международных соревнованиях. Чтобы попасть на них, надо чтобы тебя туда допустили, допинг-тесты сдать, кучу документов, нужно найти на это все деньги, выехать. Приезжаешь — а тут погода плохая и все отменяется. Это классика.

Или ситуация, как у меня была на Кубке мира в Австрии в декабре 2017 года. Выступление на кубке мира — один из критериев отбора на Паралимпиаду. А у меня за день до старта ломается ступня, стоимостью в районе полумиллиона рублей. Я даже боюсь представить, сколько людей участвовало в том, чтобы за сутки найти и привезти мне новую ступню, но это происходит — мне ее прислали из Германии.

Попадание на олимпиаду — это бесконечное количество приключений. Иногда это очень интересно, иногда грустно — всегда по-разному.

Итак, спортивные показатели, которые нужны для попадания на параолимпийские игры, я выполнил.

Следующее — политическая часть. До последнего было непонятно: допустят нас или нет. В аэропорту перед отправкой в Корею прямо рядом с нами ждали самолета два горнолыжника. Они не знали, полетят или не полетят, хотя билеты уже были. В последний момент их не допустили.

Количество неопределенностей было огромное. Например, наша сборная по лыжным гонкам — женщин допустили, а мужчин нет. Причем без обоснования.

Что касается меня, где-то повезло, кто-то заступился за меня в Москве — по крайней мере, внутрироссийская политическая часть допуска к Паралимпиаде для меня сложилась удачно. Была даже возможность встретиться с Путиным. Он тоже катается на горных лыжах, и была идея встретиться с паралимпийцами, покататься вместе. Сам факт возможности встречи с таким человеком сразу откидывает все неспортивные вопросы — его влияние фантастично.

Подготовка «на износ»

Подготовка к Паралимпиаде началась осенью 2017 года и проходила, по словам Сергея, в режиме «на износ». Это связано с тем, что сборную российских паралимпийцев по горным лыжам допустили к квалификационным соревнованиям только в 2017 году. С середины августа команда непрерывно ездила с одних стартов на другие, чтобы успеть к марту набрать нужные очки.

«Жуткий и кошмарный нон-стоп на протяжении полугода. Мы по всему миру — из Канады в Европу и обратно — как бешеные носились, пытаясь захватить максимальное количество стартов, чтобы успеть набрать эти очки. Как итог — результаты были ниже возможных.

Самый кошмарный экстрим — это мы две недели тренировались в Канаде вообще без отдыха, вечером после тренировки вылетаем в Европу, летим двое суток, теряем багаж. Не спим вообще. Прилетаем в отель, успеваем только помыться. И выходим на старт скоростных дисциплин, где скорости за 100 км в час. И так потом еще шесть стартов подряд с переездами в разные страны, вообще без отдыха. Это было состояние, когда ты на старт выходишь и уже боишься — как бы сознание не потерять. Это режим, в котором невозможно показать высокие результаты, но необходимые были показаны, и слава Богу.

олимп-2

Нельзя сказать, что это был нормальный тренировочный процесс, это были полгода состояния «на износ». При этом совершенно непонятно — получится у тебя что-то или все зря. Мало было положительного. Приезжаешь в четырехзвездочный отель в Швейцарии, все красиво, супер, но тебя интересует только койка».

23-й из 40

В группе «опорников» (спортсмены с поражением опорно-двигательного аппарата), где выступал Сергей Александров, сорок с лишним спортсменов. Это очень разношерстная группа. «Я выступаю в группе стоячих спортсменов-опорников — самая многочисленная группа и самая разношерстная: от тех, у кого не хватает фаланг пальцев на одной из рук, до таких, как я без ног, или с ДЦП. Не так давно лет 10 назад, спортсмены с отдельным поражением рук и ног выступали отдельно. Но потом их смешали.

И сейчас все труднее конкурировать тому, кто без ноги с тем, кто без руки. Поэтому среди горнолыжников все меньше людей с серьезными поражениями, и все больше — здоровых лошадей. Это очевидная тенденция.

Для того чтобы хоть как-то уровнять шансы, существует система гандикапов. Время спортсменов с минимальным поражением умножается на единицу, а время спортсменов с максимальным поражением конечностей — на 0,92. Система эта очень спорная и фантастически сложная.

Но с другой стороны, слава Богу, что есть хоть такая возможность выступать. В этом есть свои спортивные интересы. К примеру, обычно спортсмены с минимальным поражением конечностей лучше выступают на сложных ледяных трассах, на экстремальных участках. А спортсмены с наибольшим поражением — выигрывают на пологих участках.

Обсуждается вопрос о том, чтобы повышать возможности для людей с большим поражением. Но в любом случае — топовые результаты мне пока не грозят. Я стал 23-м из 40. Вошел в тридцатку, и это для меня очень неплохой результат.

Ведь само попадание на Паралимпийские игры мне не грозило. И это слово «невозможно» я слышу почти на каждом шагу с самого начала: невозможно вообще встать на лыжи, невозможно поехать на чемпионат России, потом — «да ты что, у нас 4 спортсмена мирового уровня, как ты будешь с ними конкурировать?», и вот я с ними конкурирую. И вот я выезжаю на уровне сборной! Да, пока невозможны топовые результаты. Но это опять слово «невозможно»?!

«Не умею ездить по соли»

«Хотелось бы рассказать, что Олимпийские игры — это так круто, салют и все такое. Но на самом деле идея была в том, чтобы минимизировать эмоциональный фон. Сделать соревнования обыденным процессом. Потому что стартовое время всегда хуже тренировочного. Есть сакральная фраза — «расслабься и езжай, как на тренировке». Естественно, это приобретается только с опытом. Есть большая вероятность где-то перегореть — задача была создать спокойный тренировочный процесс. Поэтому на самой олимпиаде, мы фактически ничего не видели. Жили в олимпийской деревне. Утром садились на автобус, ехали на гору. Больше ничего не видели.

Погода была очень теплая +15. Подготовка трасс занимала много времени, между стартами были длинные паузы. Поэтому соревнования растягивались на длительное время

Сами трассы для меня были сложными, особенно тем, что я не привык ездить по соли. В Корее лед просоленный, потому что никакой лед не выдержит температуры в +15. Для меня это было большим сюрпризом — лыжи на такой поверхности ведут себя совершенно иначе.

Кроме того, у нас была самая гигантская поддержка болельщиков. Так вышло потому, что бригаду наших специалистов и судей, которые работали в Сочи — человек 150 — почти целиком пригласили работать в Корею. В основном там работают россияне. И вот пока ты едешь, на протяжении всей трассы тебе эти 150 человек орут во все горло так, что горы трясутся!

Мне бы хотелось сказать, как это помогало — ха-ха-ха, но лично мне сложно было справиться с такой энергетикой, перевести эту огромную энергию бешенства происходящего вокруг в жесткую конструктивную работу. Это очень хороший опыт, но объективно оценить, насколько мне это помогало, я не могу. На тренировках я ехал объективно на порядок лучше.

Но в целом, конечно, впечатления у меня положительные. Если бы не получилось — был бы провал. А тут — цель поставлена и достигнута. Паралимпийские игры — один из рабочих этапов, который нужен был, чтобы продолжать работу. Хочется сказать, что это мечта, которая сбылась. Но для меня — это работа, которую надо было сделать, чтобы дальше продолжать заниматься любимым делом.

«Я в минусе»

«Я не заработал ничего, наоборот ушел в минус, причем конкретный. Не понимаю, что творится с Петербургом. Потому что когда я делаю это для себя — это одно дело. Но я пообщался с ребятами из других регионов — у всех какие-то доплаты от регионов, какие-то ставки. Они получают деньги не только за призовые места, но и в том числе зарплату. В Петербурге этого нет. Я не понимаю, в чем прикол.

Чтоб было понятно, насколько все весело, расскажу, что за 26 лет существования зимних Паралимпийских игр от Петербурга на них не было ни одного спортсмена. Я первый за 26 лет.

Если я буду перечислять людей, которые мне помогали, это займет несколько часов. Хотя, по большому счету, кроме меня, это никому не надо. Если вы упомянете компанию «Отто Бокк», которая производит протезно-ортопедическую технику, я буду очень благодарен. Они делали мне тестовые протезы и ремонт.

Сейчас они выставили мне счет в почти полтора миллиона рублей. Надо искать. Где? Есть Паралимпийский комитет РФ, который по идее должен оплачивать инвентарь спортсменов. Но они прислали отказ на основании того, что их отстранили от международного Паралимпийского комитета. Не знаю, предлог это или реальная причина. Сейчас пытаемся решить вопрос на местном уровне.

А пока мне не на чем выступать. Для выступлений на самой Паралимпиаде я взял ступню у друга, у которого тоже нет ноги. Все остальное переклеено скотчем 10 раз. Все это, конечно, несерьезно.

Я думаю, деньги найдутся, все образуется в очередной раз, но вопрос в том, что это каждый раз новое приключение. Ну, а 1,5 миллиона рублей — то еще приключение.

Я оперирую такими цифрами — полтора миллиона туда, сбор 250−300 тысяч, а таких нужно — 5−8 в году. При этом я возвращаюсь домой с соревнований и смотрю, что макароны вон в том магазине дешевле стоят.

Я не бедный инвалид, который не может найти себе средства к существованию. Мне не сложно заработать на семью, и я это делаю в межсезонье летом — я успеваю заработать на весь год и мы каждый год куда-то с семьей ездим. Вопрос в другом — сейчас моя спортивная карьера выходит на уровень, когда нужна стабильность.

P.S.

Что запомнилось на Паралимпиаде

Еще до стартов, мы приехали на тренировку, поднимались наверх по горе и там — то ли из-за тумана, то ли дождь прошел — все деревья покрылись ледяной коркой. Каждая веточка была абсолютно бриллиантовая и прозрачная. Стоял туман, и вышло солнце. Было безумно красиво. Я ничего не фотографировал — телефоны остаются внизу. Но я это видел, и это было прекрасно!

Результаты:
Единственный представитель Петербурга на Паралимпиаде в Пхенчане горнолыжник Сергей Александров выступал в дисциплине «слалом» среди спортсменов с поражением опорно-двигательного аппарата. В первом круге Сергей прошел отбор в финальный заезд, что уже можно считать хорошим результатом. На втором этапе петербуржец состязался с очень сильными горнолыжниками. В итоге он занял 23-е место из 40.

Также Сергей Александров стал 28-м в дисциплине «гигантский слалом».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 1689

Все опросы…