Культура

Памяти «безнадежно живого» Геннадия Григорьева

18 июля 2018 11:45 Галина Артеменко
версия для печати
Документальный фильм о легендарном петербургском поэте Геннадии Григорьеве «Во имя отца» покажут сегодня вечером в Музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме. Сын поэта Анатолий Григорьев отправляется в путешествие за утраченным временем — во имя отца. И этот путь приобретает библейскую символику и глубину.
Памяти «безнадежно живого» Геннадия Григорьева Фото: genagrigoriev.ru

«Он был свободным человеком. Он старался казаться счастливым человеком, и это ему удавалось, но был он, прежде всего, человеком свободным. Делал что хотел; когда ничего не хотел делать, ничего не делал. Писал что хотел. Жил как хотел. Ему удалось сформулировать лозунг целого поколения, прожившего всю свою жизнь в стране, где ничего не менялось, и на склоне лет угодившего в эпоху больших перемен: «Не сломленных во время перегиба / не перегнешь во время перелома», писал о Григорьеве Никита Елисеев, библиограф Публички, литературный критик.

Снимок экрана 2018-07-18 в 11.21.15

Геннадий Григорьев — типичный интеллигентный ленинградец-петербуржец, жизнь которого пришлась на эпоху перемен — родился в Ленинграде в 1950, умер в 2007 в Петербурге. В детсве и юности — знаменитый литературный клуб «Дерзание» во Дворце пионеров на Фонтанке, откуда вышли многие поэты, названные впоследствии Виктором Топоровым «поздними петербуржцами». Потом филфак ЛГУ, «Сайгон», стихи, отчисление с третьего курса университета и дальше — стихи и вино, разная работа — от матроса до сантехника, наконец, трудовая книжка осела в ведомственной газете, поденный журналистский труд — чтобы было на что жить. Потом снова попытка получить высшее образование — три года продержался в Литинституте. Стихи Григорьева становились народными, их пели и читали, нередко не зная, кто же автор. «Этюд с предлогами», который поэт написал в 20 лет, переписывали и заучивали наизусть:

Мы построим скоро сказочный дом

С расписными потолками внутри.

И, возможно, доживём до…

Только вряд ли будем жить при…

И, конечно же, не вдруг и не к нам

В закрома посыплет манна с небес.

Только мне ведь наплевать на…

Я прекрасно обойдусь без…

Погашу свои сухие глаза

И пойму, как безнадёжно я жив.

И как пошло умирать за…

Если даже состоишь в…

И пока в руке не дрогнет перо,

И пока не дрогнет сердце во мне,

Буду петь я и писать про…

Чтоб остаться навсегда вне…

Поднимаешься и падаешь вниз,

Как последний на земле снегопад.

Но опять поют восставшие из…

И горит моя звезда — над!

Снимок экрана 2018-07-18 в 11.21.53

Невероятно популярен Григорьев стал во время перестройки, шлягером стала его поэма «День «Зенита», на его выступления собирались полные залы. В 52 года Геннадия Григорьева принимают в Союз писателей Петербурга. Знаменитое перестроечное стихотворение Григорьева «Сарай» отражает суть эпохи:

Ах, какие были славные разборки!

Во дворе,

под бабий визг и песий лай,

будоража наши сонные задворки,

дядя Миша

перестраивал сарай.

Он по лесенке, по лесенке —

все выше…

А в глазах такая вера и порыв!

С изумленьем обсуждали дядю Мишу

зазаборные

усадьбы и дворы.

— Перестрою! — он сказал.

И перестроит.

Дядя Миша не бросал на ветер слов.

Слой за слоем отдирал он рубероид —

что-то около семидесяти слоев…

«Геннадий Григорьев был, бесспорно, лучшим поэтом своего поколения. Геннадий Григорьев на рубеже 80−90-х прошлого века был самым популярным поэтом нашего города. Геннадий Григорьев был поэтом, творчество которого в равной мере привлекало и искушенных знатоков, и широкую публику. Геннадий Григорьев был королем питерских поэтических подмостков, пока существовали сами подмостки. Наконец, Геннадий Григорьев, поэт-традиционалист, был автором нескольких шедевров любовной, философской и гражданственной лирики, место которым — в самой краткой и самой взыскательной по отбору антологии отечественной поэзии», — писал о Григорьеве литературный критик Виктор Топоров.

Снимок экрана 2018-07-18 в 11.21.26

Опять ко мне,

угрюмый и небритый,

не для чудес, а так — на огонек,

с бутылками, со свертками, со свитой

заходит полупьяный полубог.

И вновь его кулак грохочет по столу:

«Пошто такие муки нам? Пошто?»

Торжественно молчат полуапостолы,

почтительно принявшие по сто.

Он стал бы богом, да не видит толку.

А без толку зачем пугать народ?

И мой сосед подглядывает в щелку,

как полубог со мною водку пьет.

В фильме о Геннадии Григорьеве, созданном режиссером Николаем Якимчуком, звучат песни на стихи Григорьева в исполнении Максима Леонидова и Сергея Шнурова.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 1632

Все опросы…