Культура

Облученный Маяковским в фарватере «Капитала»

19 августа 2018 13:10 Галина Артеменко
версия для печати
Фильму Александра Шейна «ВМаяковский» прочили победу на выборгском кинофестивале «Окно в Европу», но картина получила специальный, а не первый приз. Впрочем, это неважно. Шейн не столь давно пожертвовал представлением картины на Московском кинофестивале, так как не хотел показывать проект незавершенным.
Облученный Маяковским в фарватере «Капитала» Фото: Галина Артеменко

«ВМаяковский» — это не фильм, а целый проект, в котором фильм как матрица, вокруг нее все вращается, -документальная картина, выставки, газета, архивный проект. Фильм идет в музее-мастерской А. С. Голубкиной в Третьяковской галерее в зале на 30 мест. Про «широкий прокат» Александр говорит так: «От широкого проката не отказываюсь, но просто выпустить картину — это обречь ее на провал, потому что на такое кино в нашей стране не ходят, это надо подготовить: сарафанное радио, мнения и, может, в конце осени как-то плюс-минус „широко“ мы выйдем».

Говорят, что на фестивале в Выборге зал в начале показа был переполнен — заявлен ведь звездный состав актеров — Лилю Брик играют Чулпан Хаматова и Людмила Максакова, Евгений Миронов — один из актеров, кто воплотил образ чекиста Якова Агранова, Мейерхольда играет Антон Адасинский, в картине занят Михаил Ефремов, Маяковского играет Юрий Колокольников. К концу показа треть зрителей ушла.

В Котке, куда традиционно уже много лет привозят во время «Окна в Европу» один из фестивальных фильмов, зал как был полным, так и остался. Потрясло, что финны не ушли, а терпеливо смотрели, стараясь понять, потом еще вопросы задавали.

Финны правильно сделали — уходить с фильма не надо: он втягивает, завораживает, даже если сначала кажется — ничего не понятно, а форма, избранная режиссером, совершенно не близка — собрались актеры в театре и читают пьесу. Без грима, вполсилы, почти еще не в образе. Режиссер зрителю не разжевывает — вот тут Агранов, тут Мейерхольд.

Шейн-младший много лет готовил этот проект, сидел в архивах, читал, потом долго снимал. Он посвятил фильм своему отцу-актеру и режиссеру Александру Самуиловичу Шейну, соавтору сценария картины, но не успевшему увидеть ее завершенной. В одном из интервью Шейн-младший сказал, что «с детства был облучен Маяковским». В беседе с корреспондентом MR7.ру Александр пояснил: «Тут много всяких причин — с детства жил на площади Маяковского, папа был очень увлечен Маяковским, в то советское время, когда я рос, и когда многие не понимали подлинной природы этого художника — он был просто советским памятником, как раз в моем доме все было не так — отец занимался авангардом, изучал, я был под визуальным влиянием этого».

Маяковский для Шейна — это фигура поэта, Прометея, разбившегося о скалы, образ, через который Шейн, как он сам говорит «исследует сегодняшний день и самого себя».

«В жизни Маяковского соединены все базисные точки человеческого интереса — власть, женщины, творчество, панк-рок (да, Шейн чувствует связь Маяковского с рокерами и художниками 1980-х, снял параллельно этому фильму фильм о Тимуре Новикове. — Прим. авт.) и шпионы, — говорит режиссер, и в его 37-летней жизни он соединяет все — от самого громкого до самого тихого, от авангардного и до массового, через его судьбу я рассматриваю действительность».

На экране сцены читки актеров в театре сменяются сценами вполне себе байопика — профессионально созданного, психологически достоверного, сценами хроники и «под хронику» — старой Лили Брик, которая слабой рукой пишет предсмертную записку и не забывает указать, чем отравилась.

Вот звучит «Волшебная скрипка» Николая Гумилева на фоне кадров пути, как оказывается — к расстрельной яме. Оба они — и Гумилев, и Маяковский — «заглянули в глаза чудовищ», и чекист Яков Агранов сыграл зловещую роль в судьбах обоих поэтов. Агранова играют несколько актеров. Не для показа «многоликости зла», а для многоликости человека — поясняет Шейн. Трагическая история взаимоотношения творческого человека и тайной полиции терзает душу.

В фильме есть документальные кадры из Северной Кореи — актеры приезжают туда и видят, как в буквальном смысле слова местные жители поклоняются своим руководителям — бронзовым идолам, как идут строем и счастливо улыбаются худенькие и смуглые северокорейские мужчины и женщины, как танцуют они все вместе общий танец на площади. Это — тупик истории взаимоотношения власти и человека, когда бронзовый идол, улыбаясь, смотрит вдаль, а человек у его подножия способен лишь кланяться и танцевать «толпой и гуртом».

В титрах создатели фильма выразили благодарность дипломатам Северной Кореи. В Котке после просмотра журналисты спросили Шейна, а сами-то дипломаты кино видели, что сказали? Александр ответил, что люди очень хорошие, искренние, помогали во всем, и он им очень благодарен, что же касается того, видели ли они картину в целом, то режиссер не хотел их обманывать: «У нас с ними взгляды разные, нарочито дразнить и унижать их показом я не хотел бы, но если они увидят — мне нечего скрывать».

Про кого из великих Шейн хотел бы еще сделать подобный проект? Александр сказал, что ему еще интересен Пушкин, но сейчас замысел другой — Шейн собирается делать кино про «Капитал» Маркса: «Я в большом смысле разделяю коммунистические, марксистские идеи — братство, равенство мне близки, но книга „Капитал“ имеет отношение к общей социокультурной ситуации в мире, показывает природу возникновения тех или иных явлений, она для меня — фарватер, маршрут для того, чтобы описать сегодняшнюю действительность».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники




Ранее по теме




Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 1446

Все опросы…