Культура

С точки зрения гравюры

11 февраля 2019 11:15 Гора Орлов
версия для печати
Русский музей представил в Инженерном замке трехвековую историю развития искусства ксилографии — с конца XVII до начала XXI века, около 200 произведений из коллекции Русского музея, хранящего богатейшее собрание печатной графики, уникальную коллекцию деревянных печатных форм, инструментов для гравирования.
С точки зрения гравюры Фото: Анна Остроумова-Лебедева "Фонтанка и Летний сад в инее". 1929. Ксилография цветная в 4 доски

Тематический и жанровый диапазон выставки весьма широк — от книжной иллюстрации богослужебных книг до журнальной сатирической графики, от народной картинки — лубка — до авторской гравюры.

«Я ценю в этом искусстве невероятную сжатость и краткость выражения, ее немногословие и, благодаря этому, сугубо острую выразительность. Ценю в деревянной гравюре беспощадную определенность и четкость ее линий», — писала Анна Остроумова-Лебедева, сделавшая в России гравюру на дереве самостоятельным искусством, первой в стране начавшая создавать цветные гравюры на дереве.

После бурного развития ксилографии в России в XVII — начале XVIII веков наступил период затишья. А возрождение граверного дела началось в 40-х годах XIX века. Галина Павлова, старший научный сотрудник отдела гравюры, поясняет, что расцвет связан именно с возникновением в русской литературе такого жанра, как физиологический или нравоописательный очерк: «Появляется тот самый герой — маленький человек, он оказывается в поле зрения писателя, художника и, конечно же, гравера. Начинается короткий, но яркий период взлета ксилографии, в этот период она вытесняет из книги гравюру на металле». В 1844—1845 годах вышел из печати под редакцией Некрасова сборник «Физиология Петербурга», большую часть ксилографий к нему гравировал Евстафий Бернардский, которому удавалось достигать невероятной творческой свободы при переложении рисунка на язык гравюры. В экспозиции представлены, например, работы из цикла Евстафия Бернардского и Александра Агина «Сто рисунков из сочинения к «Мертвым душам» Гоголя, допущенных цензурой к публикации, но так и не обнародованных в силу разных причин. Изначально Гоголь не был рад предложению Бернардского выкупить права на издания «Мертвых душ», чтобы публиковать их с картинками. Писатель считал, что нужно быть величайшим художником, чтобы соперничать с текстом. Однако потом, как говорят, он предлагал Бернардскому издать «Ревизора» со своими иллюстрациями.

Искусство ксилографии в России позапрошлого столетия испытывало подъемы и спады, связанные, как ни странно нам сейчас об этом читать, с европейскими революционными событиями, в России отзывавшимся ужесточением или ослаблением цензуры — чуть «оттепель», как расцветает искусство ксилографии — в книге, в брошюре, в периодике.

В веке XX для ксилографии наступила «перемена участи» — она стала развиваться преимущественно как авторская техника. Впрочем, не только в России. Ирина Золотинкина, старший научный сотрудник Русского музея, отмечает, что художники в разных географических координатах все равно видят мир синхронно: «Нельзя не заметить сходство между ведущей нашей художницей Анной Остроумовой- Лебедевой и знаменитым французским мастером Феликсом Валлоттоном: оба представители эпохи модерна. Если брать десятилетие позже, то Николая Купреянова и особенно Владимира Козлинского сравнивали с немецкими мастерами — Францем Мазерелем и другими, хотя отечественные авторы говорили, что не знали и не видели работ зарубежных коллег. Художники чувствовали общую атмосферу эпохи».

Ксилографическая история представлена на выставке в Инженерном замке достаточно широко: вехи обозначены, имена упомянуты. Анна Остроумова-Лебедева, Вадим Фалилеев, Соломон Юдовин, Давид Штеренберг, Павел Шиллинговский, Владимир Козлинский и Владимир Фаворский, Алексей Кравченко. Павел Павлинов, Владимир Конашевич, Всеволод Воинов, Вера Вильковиская и другие мастера. Увлеченность кьяроскуро — светотенью, градациями светлого и темного, возможностями передачи объема оттенками одного или нескольких цветов позволяли художникам, используя лаконичный язык, достигать невероятной выразительности. «Весь мир рассматривался мною с точки зрения цветной гравюры, — писал Вадим Фалилеев. — Смотря на лица людей, бродя по улицам, я видел все в 2 или 3 краски, а то и больше».

Выставка в Инженерном замке ждет внимательного, пристального рассмотрения, всматривания в каждый штрих и деталь. Как сообщают организаторы, «Ксилография» стала продолжением серии экспозиционных проектов Русского музея, посвященных отдельным гравировальным техникам, особенностям отдельных видов печатной графики и истории их развития в России.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники




Ранее по теме




Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 2082

Все опросы…